Как парижские теракты изменят роль России на мировой арене

Когда в сентябре началась российская военная кампания в Сирии, одной из ее целей была внушительная демонстрация силы и решимости на фоне крайней неэффективности значительно более сдержанной американской стратегии. Россия стремилась восстановить свой статус регионального игрока и защитить свои интересы в ближневосточном регионе, который уже в течение долгих лет являлся источником напряженности в ее отношениях с Западом. Однако, на сегодняшний день общий тон кампании изменился: это ответный удар и возмездие, неотвратимое наказание преступников, где бы они ни прятались.

paris-attacks-2

Решительные слова Путина, сказанные на этой неделе, перекликаются с заявлениями, которые он делал еще будучи премьер-министром России. Обращаясь к охваченной страхом России после неоднократных взрывов жилых зданий в 1999, он поклялся, что будет преследовать чеченских террористов, стоящих за этими террористическими актами: «Мы будем преследовать террористов везде. В аэропорту – в аэропорту. Значит, вы уж меня извините, в туалете поймаем, мы в сортире их замочим, в конце концов». Эта старая цитата уже снова циркулирует среди французский пользователей «твиттера», которые отмечают контраст между жесткой риторикой Путина и гораздо менее определенными высказываниями президента Франсуа Олланда и премьер-министра Мануэля Вальса. Вовсе не случайно те же пользователи «твиттера» призывают к более воинственному ответу со стороны французского правительства.

Помимо пресс-релизов и официальных заявлений, призывы Олланда к активизации коалиционной кампании по борьбе против группировки ДАИШ означают потенциально новую форму сотрудничества между Россией и Францией. Впрочем, как намерения двух стран, так и желаемые результаты могут несколько различаться. Меры по координации ударов в ответ на кровавые теракты в отношении граждан Франции и России, подразумевают перспективы существенного изменения их политики в Сирии, что наводит на мысль о запланированной на 26 ноября встречи Олланда и Путина в Москве.

Создание широкой коалиции оказало бы весьма существенное влияние на ход сирийского конфликта, а также на реакцию ДАИШ в разных странах мира. Жесткая реакция России на внутренние проявления исламского экстремизма, реальная или воображаемая, означает, что ее методы в Сирии скорее всего будут не менее убедительными, о чем свидетельствуют и недавние массированные удары с воздуха по Ракке, в которой предположительно находится командный пункт ДАИШ. В этой связи независимо от того, будет ли Франция оказывать прямую или косвенную поддержку эскалации мер возмездия, либо даже  самому подходу, стоящему за решительными ударами с воздуха, это может способствовать укреплению положения России. Собственные авиаудары Франции и ее призывы к широкому международному вмешательству уже привели к ослаблению негативного отношения к России из-за Крыма и поддержки сепаратистов на востоке Украины. Более того, эти события резко усилили роль России как потенциально ключевого игрока в международных усилиях по нейтрализации ДАИШ и переговорах о мирном урегулировании между сирийским президентом Башаром аль-Асадом и повстанцами.

До террористических актов в Париже Франция настаивала на отстранении от власти Асада в качестве предварительного условия для начала мирного урегулирования. После событий в прошлую пятницу ее приоритеты сместились в сторону агрессивного ответа на преступления боевиков ДАИШ. Россия утверждает, что ее в меньшей степени интересует, кто именно будет находиться у власти в Сирии, поскольку она главным образом сосредоточена на гарантиях собственной безопасности, которые непосредственно связны с борьбой против исламистов и повстанческих групп, не связанных с ДАИШ. По мнению Путина, сохранение власти Асада на определенный период остается наиболее надежным вариантом, в то время как ДАИШ представляет общую угрозу для всех стран, независимо от их политики в отношении Асада.

Теракты в Париже и появившаяся недавно информация, что как минимум четверо из террористов были французскими гражданами, подтверждает давние опасения России в связи с тем, что ее собственные граждане, около 2500 из которых уже воюют в составе ДАИШ в Сирии, могут после возвращения на родину начать террористическую деятельность в российских городах в рамках расширения международной активности этой организации. Видеозапись, предположительно опубликованная ДАИШ на прошлой неделе, содержала угрозы в адрес России в ближайшем будущем, что только усилило обеспокоенность Москвы.

Как и во Франции, в России проживает многочисленное мусульманское меньшинство, и история ее взаимоотношений с этим сообществом не менее сложна. Она изобилует примерами территориальной экспансии, проблемами лингвистической и религиозной политики, а также ксенофобии, расизма и антиисламских настроений. Впрочем, в отличие от Франции, главный источник тревоги в России является чисто географическим: непосредственная близость южных границ страны, неспокойного кавказского региона и Центральной Азии к сирийскому конфликту, а также относительная свобода перемещения для ДАИШ и других радикальных исламских группировок между районом военных действий и российской территорией.

Кремль уже не раз подчеркивал, что Путин беседовал с Олландом и после этого приказал руководству своих военно-морских сил в регионе «установить прямую связь с французами и работать с ними как с союзниками». На фоне перспективы более широкого сотрудничества с Францией в рамках сирийской кампании, Россия сегодня получает преимущество и приобретает доверие этого западного партнера. Однако, помимо этого, Путин получил возможность использовать этот импульс для нанесения ударов по всем группировкам, которые Москва воспринимает как врагов, угрожающих ее интересам в Сирии и регионе в целом, и добиваться наиболее предпочтительных для России результатов, вместо того, чтобы вести консультации относительно дальнейшей судьбы Асада.

Хотя вмешательство России в сирийский конфликт изначально является явным противовесом политике Соединенных Штатов и других западных держав, более активное сотрудничество с Францией может способствовать укреплению в российском общественном мнении представления о сирийском конфликте как источнике угрозы не только для России, но и для Запада, и в конце концов, для всего мира. Несмотря на то, что российское общество в основном склонно поддерживать политику Путина, его отношение к сирийской компании и последствиям взрыва пассажирского самолета в небе над Египтом не столь однозначно. Так, пресс-релиз, опубликованный в понедельник Всероссийским Центром изучения общественного мнения показал, что самая многочисленная часть респондентов поддерживает действия Кремля в Сирии (38 процентов), в то время как 15 процентов полагают, что действия властей должны быть даже более активными, а 22 процента опрошенных заявили, что по их мнению Путин должен действовать «более осмотрительно».

Последние события могут привести к значительному изменению восприятия российским обществом намерений Запада. Недавний опрос «Левада-центра» показал, что многие россияне продолжают воспринимать Запад как «враждебную силу» и считать, что западные страны активно стремятся к «ослаблению и развалу России». На фоне потенциального углубления сотрудничества с Францией и координации действий в интересах общей безопасности в Сирии, это восприятие может постепенно измениться. Вместо прежних действий по компрометации России, Франция сегодня обещает быть для Москвы партнером и союзником в борьбе против общего врага.

В конечном итоге, огромный риск активизации сотрудничества между Россией и Францией, даже в том случае если они не вступят формально в совместную военную кампанию или широкую коалицию, заключается в том, что именно этого и добивается ДАИШ: совместный ответный удар со стороны Франции и России будет означать начало полномасштабного конфликта с Западом, включая две крупнейшие в военном отношении державы. От того, как политическое руководство Франции и России сумеет сосредоточить свои усилия на борьбе против ДАИШ, а также на ответных мерах по противодействию новым угрозам против их столиц и граждан, будет зависеть дальнейшее направление развитие этого конфликта и реакция ДАИШ. В процессе создания расширенного антитеррористического фронта Франция подвергается наибольшему риску, в то время как Россия может получить максимальные преимущества.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (1 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. anonymous:

    Если нажать на кнопку «Источник», можно прочитать совершенно другую статью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *