Исследователь паранормального о том, что скрывают за современными криптозоологическими мифами

Источник перевод для mixednews – josser

Исследователь паранормальных явлений и криптозоолог Джо Никел провёл сорок лет, занимаясь полевой работой и исследованиями, в поисках истины, стоящей за странными явлениями, вроде плачущих статуй и домов с привидениями. Он пригласил нас в свой офис, чтобы побеседовать о связях между бигфутом и мифологией пришельцев, жизни символического скептика на телевидении, а также о том, почему разоблачители совсем не лучше торговцев тайнами.

Джо Никелл – возможно, единственный в мире исследователь паранормального, работающий по полной ставке. «Ловец привидений из меня ужасный», – говорит он мне с кривой ухмылкой. – «Когда речь заходит о поимке инопланетян, мои достижения достойны лишь жалости». Его живая манера общения противоречит стереотипу об упёртом скептике, и он с удовольствием выставляет на показ свою коллекцию необычайного и странного, собранную во время работы старшим научным сотрудником Комитета скептических изысканий (CSI, ранее – CSICOP, Комитет по научному расследованию заявлений о паранормальных явлениях; прим. mixednews), а также автором раздела «Материалы расследования» в Skeptical Inquirer (журнал, издаваемый CSI; прим. mixednews).

Тем не менее, он становится весьма серьёзным, когда я ставлю на обсуждение обвинения в том, что он разрушает ощущение удивительности этого мира. «Мы должны искать истину, поскольку истина имеет значение», – говорит он, – «И мы должны смотреть в лицо реальности, потому что, ну, – можете взглянуть на Тёмные века и увидеть, куда нас заводит, если мы этого не делаем. Мысль о том, что нам не следует раскрывать тайн, чужда человеческому опыту. Прогресс науки – это серия раскрытых тайн».

Когда пришло время заговорить о криптидах, мы начали с самого известного – с бигфута, показанного в бесславном фильма Паттерсона. Никелл изучал вопрос и даже подружился с изготовителем костюмов Филипом Морисом, который утверждает, что именно он сделал для Паттерсона костюм гориллы незадолго до съёмки. Подтверждением этому показанию служат слова Боба Хиронимуса о том, что он был человеком, одетым в костюм в отснятой сцене. В конце концов, экспертиза показывает, что существо в картине во многих отношениях напоминает человека в подделанной шкуре. «Есть странные двойные стандарты в том, что люди подвергают ложные заявления высокой степени скептицизма, не будучи при этом так же скептически настроенными в отношении некоторых диковинных теорий о существе», – говорит Никелл.

Работая над своей книгой 2011 года «По следам зверолюдей», он обнаружил ранее публиковавшийся список наблюдений североамериканского сасквоча очевидцами. Разложив наблюдения и их главные признаки в хронологическую последовательность, упорядоченную по дате и месту, он смог увидеть систему – и возникла очаровательная теория. Во-первых, создания демонстрировали чрезмерное разнообразие по цвету, высоте, поведению, размеру ног и даже количеству пальцев на ней. Допускать наличие единственного неизвестного науке гоминида, живущего в дебрях Северной Америки, – это одно. Выдвигать идею о том, что существовали десятки различных видов, – многие из которых в сравнительно населённых местах, таких как Иллинойс или Нью-Джерси, – это уже, как выразился Никелл, «злоупотребление доверчивостью».

К тому же фильм Паттерсона был снят в 1967 году. Он получил широкую огласку и демонстрировался на популярных ток-шоу страны. Начиная с этого момента, разночтения в наблюдениях Сасквоча стали сходить на нет. Существа, замеченные после выхода фильма Паттерсона, проявили ощутимую тенденцию к тому, чтобы быть похожими на изображённое в фильме создание.

Это навело Никелла на удивительный феномен – фильм Паттерсона отражал происходившее тогда развитее современной мифологии. Он усматривает истоки мифа в популяризации американскими журналами для мужчин в пятидесятые годы историй о йети. Очертания мифа в значительной степени определялись киноматериалом Паттерсона, и с того времени наблюдения подгонялись под миф в том виде, в котором он укоренился в общественном мнении.

«Мы склонны порождать зверолюдей в своём собственном воображении. Вы можете это увидеть в гибридных людях-животных египетской мифологии и других собраниях древностей», – говорит Никелл. «Бигфут – это наш дурной кузен из прошлого. Пришелец – это будущая версия нас самих». На поверку, выведение иконографии пришельцев принесло сходные с исследованием бигфута результаты. Используя опубликованный каталог с сообщениями о контактах с пришельцами (т.е. избегая предвзятости выборки, которая могла бы произойти в случае, отбирай он случаи самостоятельно), Никелл снова натолкнулся на обширное многообразие морфологии наблюдавшихся пришельцев. Похищение Бетти и Барни Хилл получило широкую известность в 1966 году благодаря посвящённой тому случаю книге, а также статьям на первых страницах газет (сам инцидент произошёл в 1961 году). Хиллы описывали низкорослых, покрытых серой кожей пришельцев с большими головами и глазами. Эти самые инопланетяне начали появляться в сообщениях о других контактах с указанного момента и до конца восьмидесятых годов, когда стечение культурных факторов сцементировало эту форму пришельцев в общественном сознании. Фактически, каждое значительное наблюдение пришельцев, начиная с 1990 года, описывает «серых». Похожую сходящуюся в одной точке иконографию можно наблюдать в изображениях художниками Иисуса Христа и Санта Клауса.

А как с криптидами, чьё обличие не напоминает человека? Наиболее расхожими являются озёрные чудовища типа Несси и дюжины прочих по всему миру. Никелл располагает убедительным аргументом, опять основанным на структурировании данных. Он построил график распределения наблюдений озёрных чудовищ по Северной Америке. Затем он наложил на него данные распространения обыкновенной выдры и выявил почти идеальное совпадение. Получается, три-четыре выдры, плывущие друг за другом, со стороны удивительно похожи на змеевидное, горбатое создание, волнообразно двигающееся в воде. Очень легко принять одно существо за другое, если вы видите его с расстояния. «Это не предположение. Я здесь ничего не выдумываю», – говорит Никелл. – «Я говорил с людьми, которые видели, как они считали, чудовище из озера, подбирались ближе и обнаруживали, что на самом деле это было цепочкой выдр. Такое действительно случается». Конечно, не каждое наблюдение озёрного чудовища может объясняться выдрами, но это прекрасный пример того, как может быть одурачено наше восприятие.

Никелл не ограничивает свои изыскания анализом информации. Он путешествовал по миру и провёл много времени, занимаясь полевыми исследованиями. «Я обнаружил, что у меня больше общего с криптозоологами здесь в лесах, чем с кабинетными скептиками». Никелл всё время подчёркивает, что он не разоблачитель и делает всё возможное, чтобы исключить субъективизм из своей работы. Его целью является проверка доказательств, какими бы они не были, и отыскание наиболее непротиворечивой, обоснованной истины, на которую они указывают. Он упрекает тех скептиков, которые ведут себя по отношению к очевидцам высокомерно и даже уничижительно. «Я разговаривал со многими свидетелями, и все они нормальные, разумные, адекватные и честные люди, которые видели нечто – да, может быть, они приняли за это что-то другое, но даже скептики ошибаются». (Правда, у Никелла нет подобного уважения к обманщикам и мистификаторам).

Я спросил у Никелла о снаряжении, которое он берёт с собой на полевые исследования. Он пользуется несколькими сложенными в компактные пластиковые ящики комплектами, каждый из которых содержит определённый набор принадлежностей. Таким образом, он может применять модульный подход и брать с собой любое оснащение, которое больше всего подходит для текущей работы. По обыкновению, у него всегда под рукой сумки для сбора доказательств, тампоны, камера и увеличительное стекло, но при желании в наличии может быть бинокулярный микроскоп, более стойкие поглощающие материалы и другие орудия его ремесла. Находясь в глухомани в поисках криптидов, Никелл путешествует налегке, но когда потребуется, у него при себе будет и необходимое для снятия гипсовых слепков со следов оборудование.

Телепродюсеры зачастую просят Никелла засветиться в документальных фильмах на тему паранормального, как правило, в качестве «символического скептика». Несмотря на то обстоятельство, что они нередко искажают его слова либо вырывают его цитаты из контекста, он продолжает совершать такие появления в надежде, что получение из эфира хоть каких-то скептических мыслей лучше, чем совсем ничего. Чтобы дать представление о позиции, занимаемой этими продюсерскими компаниями, он приводит историю об эпизоде снятого в Монреале сериала MonsterQuest про неопознанных летающих гуманоидов. Сегмент-продюсер, пригласивший его пообедать и тем же вечером пропустить стаканчик-другой, поделился с ним: «Когда я спросил у руководителя производства MonsterQuest, могу ли я в этом эпизоде воспользоваться услугами Джо Никелла, он ответил: «Конечно, но будем надеяться, на этот раз он не будет слишком убедительным»». В другой раз Никелла попросили описать легенду о проклятии алмаза Хоупа, что он с энтузиазмом и сделал. Затем его попросили объяснить, почему он считает, что проклятия не существует. В фильм вошла только первая часть, что создало видимость, как будто он всем сердцем в него верит.

«Не стройте свои знания на основе паршивых телепередач», – говорит Никелл. – «Если у кого и есть убедительные находки, они появятся в одном из научных журналов. Эти шоу паранормального имеют такое же отношение к действительности, как и рестлинг».


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *