Патрик Бьюкенен: Америка втягивается в войну с Россией?

Решение Турции нанести удар по российскому бомбардировщику было провокационным актом, предвещающим крайне негативные последствия.

turciya_vedet_gryaznuyu_igru

На этом стоп-кадре из видеозаписи турецкой телекомпании «Haberturk TV» можно увидеть дым, поднимающийся над российским самолетом после его падения на поверхность холма. Съемка велась с турецкой территории, из провинции Хатай, вторник, 24 ноября 2015 года

Российский бомбардировщик Су-24, который, как утверждают турки, вторгся в их воздушное пространство, упал и сгорел на территории Сирии. Один из российских пилотов был расстрелян во время спуска на парашюте после катапультирования. Позже российский поисково-спасательный вертолет был уничтожен боевиками-повстанцами, использовавшими американский противотанковый ракетный комплекс BGM-71 TOW. Один из российских морских пехотинцев был при этом убит.

«Крушение Су-24 выходит за рамки обычной борьбы с терроризмом; это удар в спину который нанесли России пособники террористов», сказал Владимир Путин в связи с первым за последние пятьдесят лет уничтожением российского самолета страной НАТО. Путин прав, ведь русские бомбят на северо-западе Сирии повстанческие группировки, часть из которых связана с аль-Каедой.

Поскольку невозможно поверить, что пилоты турецкого F-16С решились бы нанести ракетный удар по российскому бомбардировщику без прямой санкции президента Реджепа Тайипа Эрдогана, следует задать вопрос: почему этот турецкий диктатор пошел на подобный шаг?

Ответ состоит в следующем: Эрдоган был разгневан не столько вторжением в воздушное пространство его страны, сколько успехами Путина в спасении режима Башара аль-Асада, которого Эрдоган ненавидит, а также беспощадными воздушными ударами России по туркменским повстанцам, воюющим против Асада.

Сорванные стратегические планы и этнические соображения – объяснимые причины, стоящие за поведением Эрдогана. Однако, к чему же стремится турецкий президент на самом деле, какие последствия видит он в конце этого пути?

Кстати, а как насчет нас? Было ли правительству США известно о том, что Турция может атаковать российские самолеты? Получил ил Эрдоган от Америки зеленый свет на такие удары?

Эти вопросы никак нельзя назвать несущественными. Ведь Турция – страна НАТО. Следовательно, в случае нанесения Россией ответного удара, вполне возможно, что Анкара могла потребовать применения статьи 5 Устава НАТО, в соответствии с которой Америка обязана была бы выступить на ее стороне в любом военном столкновении с Россией.

А Путин абсолютно не был испуган тем, что произошло. В течение двадцати четырех часов после уничтожения Су-24, российские боевые самолеты, корабли и артиллерия продолжали вести огонь по тем же туркменским повстанцам и их союзникам-джихадистам.

С политической точки зрения, турецкая атака против российского бомбардировщика, вероятно, нарушила планы, связанные с возможным участием России в совместной с Францией и США коалиции по борьбе против ДАИШ, что является дипломатическим событием первого порядка. На самом деле, сейчас всем становится понятно, что в сирийской гражданской войне Турция стоит на стороне повстанцев-джихадистов, в то время как Россия, Иран и движение «Хезболла» — на стороне сирийского режима.

Однако, на чьей-же стороне находится Америка? Что касается того, какие решения и какую стратегию предлагает президент Обама, а также каковы пути реализации этой стратегии, все остается полной загадкой.

Увы, это не последняя тревожная новость. Согласно сообщениям новостного портала «The Times of Israel», Дамаск сообщает, что в понедельник Израиль нанес четыре удара, в результате которых были убиты пять сирийских солдат и восемь боевиков «Хезболлы», а также несколько человек ранены. Если Асад или «Хезболла» нанесут ответный удар, это будет означать прямое втягивание Израиля в сирийскую гражданскую войну. А в случае нападения на Израиль, давление на Вашингтон с требованиями подключиться к боевым действиям против сирийского режима и «Хезболлы» станет гораздо интенсивнее.

В то же время, если мы поддадимся такому давлению, это может привести к прямому конфликту США с Россией, выступающей в настоящее время в качестве военного союзника режима президента Асада. Таким образом, то, чего Америка неустанно старалась избежать в течение 45 лет холодной войны, военное столкновение с Москвой, может стать реальной перспективой. Осознают ли Соединенные Штаты последствия происходящих событий?

Кроме того, конфликт между Россией и НАТО может разгореться не только в Сирии. На юге Украине недавно были взорваны опоры линий электропередач, по которым осуществлялось энергоснабжение Крыма. В результате этой диверсии, совершенной, согласно сообщениям, националистами, полуостров практически был отрезан от поставок электроэнергии.

Ремонтным бригадам мешают производить работы по восстановлению опорных конструкций крымские татары, возмущенные тем, как власти Крыма обращаются с их сородичами. В знак солидарности с татарами, Киев объявил, что грузовикам, доставляющим в Крым различные товары, будет запрещено пересекать границу. В Крыму был объявлен режим чрезвычайного положения.

Россия реагирует ответными мерами, заявляя, что прекратит покупать товары украинского производства, а также может перекрыть поставки природного газа и угля в условиях наступления зимних холодов. Украина в такой же степени зависима от поставок энергоносителей из России, в какой Крым зависит от украинских поставок электроэнергии. Крым получает от Украины 85 процентов воды и 80 процентов электричества.

Помимо всего прочего, судя по всему, тают надежды Москвы на снятие санкций, выеденных США и Европейским Союзом в связи с аннексией Крыма.

Являются ли все эти события взаимосвязанными и скоординированными? Давал ли Вашингтон отмашку Эрдогану на уничтожение российских боевых самолетов? Санкционировал ли Обама экономическую блокаду Крыма со стороны Украины?

Как бы то ни было, у Владимира Путина имеются различные варианты ответных мер. Российская армия и пророссийское ополчение на юго-востоке Украины может захватить Мариуполь, расположенный на берегу Азовского моря, и создать сухопутный мост между Россией и Крымом в течение двух недель.

В Сирии русские, обладая воинским контингентом численностью около 4 тысяч человек, могут вызвать резкую эскалацию военных действий гораздо быстрее, чем мы и наши французские союзники.

На сегодняшний день Путин поддерживает американо-французские удары по ДАИШ. Однако, если мы последуем за турками и начнем помогать повстанческим группировкам, воюющим против сирийской армии, мы можем оказаться лицом к лицу перед прямым военным столкновением с Россией, от которого наши союзники по НАТО постараются держаться подальше. Продумывал ли кто-нибудь все возможные последствия такого сценария?

Автор, Патрик Джозеф Бьюкенен — американский политик и публицист, в 1969—2000 гг. — идеолог крайне правой фракции Республиканской партии


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (7 голосов, среднее: 4,43 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *