Этот странный новый «мир войн»: разворот Китая к Большому Каспию

Россия и Китай, а также группа не столь крупных стран, таких как, например, Иран, стремятся лишить Америку ее статуса единственного геополитического лидера на планете. Общая цель – использовать отсутствие реакции Америки на их слаженные действия в региональном и глобальном масштабе. Китайско-российский альянс сегодня предпринимает усилия, направленные против американских интересов, практически во всех сферах. Уровень этого глобального сотрудничества представляет весьма существенную угрозу для существующего мирового порядка.

Подпись к изображению. Вид Каспийского моря с околоземной орбиты
Caspian-Sea

Координация действий между Китаем и Россией проявляется не только в их масштабных экономических соглашениях в обход американского доллара, но и во многих других направлениях. Китай копирует российскую стратегию микро-территориальной экспансии, заявляя свои права на многочисленные спорные острова в Восточно-китайском и Южно-Китайском морях. Обе страны склонны использовать свои энергетические и другие сырьевые ресурсы в качестве стратегических рычагов влияния на глобальном рынке. Как Москва, так и Пекин обвиняются в ведении антиамериканских компьютерных войн, которые привели к росту масштабов утечки разведданных и промышленного шпионажа.

Важно также отметить, что Китай переводит свой нефтяной импорт в юани, причем Россия всецело поддерживает этот маневр. Он вызывает некоторую обеспокоенность в Америке, поскольку, как ожидается, Китай вскоре станет крупнейшим в мире импортером нефти, а также на фоне недавнего решения МВФ о включении юаня в корзину мировых резервных валют. Россия и Иран используют юань вместо доллара США в своих расчетах за поставки нефти в Китай.

Прежде всего укрепление связей между Китаем и Россией обусловлено их совместной геополитической стратегией. Объем двустороннего торгового оборота достиг в 2014 году 95 миллиардов долларов. Хотя эти показатели довольно впечатляющие, реальность состоит в том, что Китай не может игнорировать следующий факт: его главным торговым партнером являются Соединенные Штаты, а крупнейший торговый партнер России – Европейский Союз. В настоящий момент Китай просто не в состоянии полностью пожертвовать прибыльным американским рынком. И хотя Соединенные Штаты прекрасно осведомлены об этом «конъюнктурном альянсе» между Россией и Китаем, главной целью для Вашингтона является поиск способа «перезагрузки» отношений с обеими странами, пока еще не стало слишком поздно. Если нынешнюю экономическую и геостратегическую тенденцию не удастся остановить к 2040 году, ВВП Китая может достичь к этому моменту 40 процентов глобального ВВП.

Помимо России, Китай и Иран также обсуждают пути сотрудничества в сфере мирного использования атомной энергии и развития двусторонних связей в области нефтяного бизнеса. Совершенно очевидно, что Китай успешно добивается своей цели — разворота ближневосточного региона к Пекину в сфере экономики, торговли оружием и обмена технологиями. В своем противостоянии американскому «развороту к Азии» Китай проявил себя как опытный и сильный переговорщик. Возможно, этот аспект был существенно недооценен политическим руководством в Вашингтоне.

Хотя Соединенные Штаты приложили немалые усилия, чтобы отговорить своих союзников от поддержки Азиатского Банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ), Китаю удалось убедить многих из них присоединиться к этой инициативе. Китайцы с гордостью объявили, что не только ближайшие союзники США, такие как Британия, Франция и Германия вошли в число учредителей банка, но подобным образом поступили также Египет, Израиль, Иордания, Кувейт, Оман, Пакистан, Катар, Саудовская Аравия, Турция и Объединенные Арабские Эмираты.

Последним ударом стало объявление об участи в этом проекте Ирана. Это произошло в тот момент, когда Соединенные Штаты пытались оказать на Тегеран финансовое давление на последнем этапе достижения соглашения по его ядерной программе. Хотя разворот Ближнего востока к Азии был позитивно встречен китайцами, это само по себе не означает, что Пекин стремится взять на себя ту же роль, которую США играли на Ближнем Востоке. Китай предпочел бы не прямое и открытое влияние, а опосредованное, так сказать, чужими руками. В подобном случае легче оценивать риски, да и внутренняя негативная реакция была бы не столь жесткой. Пекин до сих пор в основном избегает применения жесткой силы в процессе достижения доминирующего положения. Анализ стратегии его противодействия американскому «развороту к Азии» ясно свидетельствует о том, что Пекин осознает истинный потенциал «мягкой силы». Все эти маневры Китая подрывают традиционный статус Америки как глобального центра влияния. Наилучшей иллюстрацией является сирийский конфликт.

Соединенные Штаты пытаются достичь успеха в крайне напряженных переговорах, которые включают министров иностранных дел России и Ирана, твердых сторонников Асада, и представителей таких стран как Саудовская Аравия и Турция, добивающихся свержения сирийского режима. Пока еще слишком рано предсказывать степень долгосрочного успеха этих дипломатических усилий. Слабость нынешних переговоров заключается в том, что они не привели к каким-либо соглашениям об установлении зон сотрудничества в сфере военно-воздушных кампаний, а также в области обмена разведывательной информацией и данными о целях на территории Сирии. Отсутствие военного и дипломатического сотрудничества между Россией и Соединенными Штатами толкает обе страны к возобновлению тактики времен холодной войны, политической пропаганды и гибридных войн.

Любое потенциальное сближение с Россией могло бы также предполагать сотрудничество с Ираком через посредников, которое означало бы удар по Саудовской Аравии, Турции, Катару, ОАЭ и Кувейту. Соединенные Штаты «идут по лезвию ножа», пытаясь угодить многим сторонам конфликта, чтобы избежать дальнейшей эскалации, которая привела бы к существенному ухудшению общего положения. Трудно вести войну, когда между союзниками нет согласия относительно общего врага. Еще труднее, когда союзники являются таковыми только в одном из аспектов конфликта, одновременно являясь противниками во многих других сферах геополитической стратегии.

Эта статья иллюстрирует сложность проблем, с которыми столкнулись Соединенные Штаты сегодня, поскольку возможности сотрудничества в одной области являются источником серьезного осложнения в других. Россия, возможно, нуждается в сотрудничестве с США в Сирии, но она в то же время активно работает вместе с Китаем для ослабления американского финансового доминирования на мировом рынке. Америка, вероятно, нуждается в улучшении отношений с Китаем на фоне огромных масштабов торговли и задолженности, но она вынуждена принимать во внимание усиливающееся сближение Китая со своими явными противниками, Россией и Ираном.

Таким образом, любой анализ глобального рынка должен учитывать ситуацию в Сирии, а анализ сирийского конфликта – приливы и отливы на азиатских рынках капитала. Мы на самом деле живем в каком-то странном новом мире – мире войн.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (3 голосов, среднее: 4,33 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *