Путин — самое близкое к понятию «друг» что был у Израиля в Кремле

Подпись к изображению: Российский президент Владимир Путин и премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу

ShowImage.ashx

Нравится это кому-то или нет, военное вмешательство в Сирии, предпринятое российским президентом Владимиром Путиным, в корне изменило политическую обстановку на Ближнем Востоке. Путин оказал поддержку сирийскому президенту Башару аль-Асаду, создал несколько военных баз на территории Сирии, де-факто сформировал российско-шиитский альянс, вступил в конфронтацию с Турцией и вынудил Запад возобновить диалог с Россией.

Без сомнения, все крупные региональные игроки ощущают влияние российской военной кампании. При этом, единственной страной, которая практически не упоминается в комментариях наблюдателей, анализирующих российские действия в Сирии, является Израиль. В то же время, с Россией связаны многие ключевые интересы Израиля, и Иерусалим, безусловно, не может игнорировать этот факт.

История взаимоотношений между Израилем и Россией, мягко говоря, сложная и противоречивая. Советский Союз поддержал создание государства Израиль в 1948 году, однако затем, в начале 1960-х, произошел его политический разворот к арабскому миру, и СССР даже угрожал нанести удар по Израилю во время «шестидневной войны» 1967 года и «войны Судного дня» 1973 года.

Однако, с приходом к власти Владимира Путина, у Израиля в Москве появился союзник, ближе которого он не имел никогда прежде. Израиль и Россию объединяют общие интересы противостояния терроризму, а в 2014 году Путин оказался одним из весьма немногих мировых лидеров, поддержавших проведение Израилем операции «Нерушимая скала» против движения «Хамас». Он заявил в тот момент: «Я поддерживаю борьбу Израиля, направленную на обеспечение безопасности своих граждан». В 2005 году Владимир Путин стал первым российским президентом, когда-либо совершавшим визит в Израиль. Он посетил Стену Плача, одну из главных святынь в иудаизме, а также израильский музей Холокоста «Яд ва-Шем», где принял участие в минуте молчания. Согласно сообщениям масс-медиа, российский президент даже приобрел квартиру в Тель-Авиве для своей 84-летней бывшей учительницы немецкого языка. Путин вновь приезжал в Израиль в 2012 году в качестве почетного гостя для участия в официальной церемонии открытия памятника воинам Красной Армии, победившей Гитлера во второй мировой войне.

Несмотря на все эти положительные эмоции, главным приоритетом для Путина остаются интересы России, и сегодня, на фоне модернизации российских вооруженных сил и усиления ее присутствия в ближневосточном регионе, Москва способна оказать существенное влияние на положение Израиля, как позитивное, так и негативное.

Во-первых, хотя Израиль по-прежнему стремится избежать втягивания в трудноразрешимый сирийский конфликт, существует «красная линия», которую он готов защищать со всей решимостью: Израиль не может допустить передачу современных вооружений из Ирана для своего заклятого врага, группировки «Хезболла». Военно-воздушные силы Израиля неуклонно и жестко проводят эту политику, нанося удары по оружейным конвоям в Сирии, предназначенным для «Хезболлы», что неоднократно имело место с начала гражданской войны в Сирии.

В результате, развертывание Россией сверхсовременных зенитно-ракетных комплексов С-400 является предметом серьезной обеспокоенности Израиля. Обладая дальностью поражения около 400 километров и возможностью одновременно наносить удар по 36 самолетам противника, система С-400 способна коренным образом изменить баланс сил. Один высокопоставленный израильский офицер даже назвал его потенциальным «кошмаром». В случае серьезного ухудшения израильско-российских отношений, наличие С-400 способно крайне осложнить положение Израиля, подорвав его способность наносить удары с воздуха по караванам, перевозящим оружие для «Хезболлы» по территории Сирии. Таким образом, Израиль нуждается в гарантиях Москвы, что системы С-400 не будут использованы для ограничения свободы действий израильской боевой авиации в воздушном пространстве Сирии.

Исходя из этих конкретных тревожных обстоятельств, а также из общего стремления избежать случайных столкновений с российскими вооруженными силами, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу посетил Москву и встретился с Владимиром Путиным сразу, как только стала очевидна степень российского военного присутствия в Сирии. После этой встречи, а также последовавших за ней бесед с Путиным в Париже в кулуарах конференции по климатическим изменениям, Нетаниягу пришел к выводу, что Путин будет соблюдать «красную линию» Израиля по отношению к поставкам оружия «Хезболле».

Однако сегодня, шесть недель спустя, картина выглядит все более мрачной и туманной. Согласно недавним сообщениям СМИ, Россия поставляет оружие непосредственно «Хезболле», поскольку Москва рассматривает эту группировку как более эффективную военную силу, чем сирийская правительственная армия. Если упомянутые сообщения соответствуют действительности, а пока в этом отношении нет полной определенности, встают два вопроса. Во-первых, осуществляет ли Россия передачу «Хезболле» тех же видов вооружений, которые группировка получала ранее от Ирана, либо в их перечень входят более современные виды оружия? И во-вторых, намерена ли Россия позволить «Хезболле» использовать эти вооружения против Израиля, а не только против повстанческих группировок в Сирии? В любом случае, Нетаниягу должен поддерживать хорошие отношения с Путиным, чтобы быть уверенным, что Москва и в дальнейшем будет принимать во внимание озабоченность Израиля по поводу «Хезболлы».

В Израиле вызвало раздражение и решение России о поставках современных вооружений Тегерану. После подписания в 2007 году договора с Ираном о поставке зенитно-ракетных комплексов С-300, Россия изменила свои намерения и отменила эту сделку. Частично это объясняется давлением со стороны Запада, и как минимум в некоторой степени – учетом интересов безопасности Израиля. В течение почти десяти лет обеспокоенность Израиля принималась во внимание, однако после заключения недавней сделки P5+1 с Ираном по поводу его ядерной программы, Россия объявила о своей готовности вернуться к прежнему договору и все же осуществить обещанные ранее поставки комплексов С-300 Тегерану.

Согласно заявлению, сделанному бывшим руководителем программы противоракетной обороны Израиля «это приведет к значительному изменению военного потенциала Ирана, и создаст неприемлемый риск для любых действий наших военно-воздушных сил». Таким образом, сегодня Израиль стремится использовать свои позитивные взаимоотношения с Путиным, чтобы предотвратить дальнейшее развитие нежелательных эффектов решения Москвы, в частности, получить гарантии, что приобретенные Ираном С-300 никогда не попадут в руки боевиков «Хезболлы».

И, наконец, третьим крупным объектом интересов Израиля в отношениях с Кремлем являются приблизительно 200 тысяч евреев, проживающих в России. На самом деле, позитивное отношение Путина к Израилю в какой-то степени отвечает его, по утверждению некоторых, «филосемитизму», или симпатиям к евреям и их религиозным убеждениям. В России среди личных друзей Путина есть много евреев, бизнесменов и чиновников. Он ценит то позитивное влияние, которое евреи оказали на него в детстве. Путин также поддержал создание Еврейского музея и центра толерантности в Москве, для которого даже пожертвовал личные средства. Он не раз заявлял о своем «категорическом неприятии любых проявлений антисемитизма и ксенофобии», способствовал возвращению российским еврейским общинам многих синагог, которые ранее были отняты у них советской властью, а недавно инициировал принятие закона против антисемитских толкований Библии.

Несмотря на позитивное отношение Путина к российским евреям, учитывая историю антисемитизма в России, израильские лидеры, безусловно, понимают, что существенное ухудшение российско-израильских отношений может нанести удар по относительно небольшому еврейскому населению страны. Это дает Израилю еще один важный повод поддерживать хорошие отношения с Кремлем.

Израильская внешняя политика по отношению к украинскому кризису вполне отражает стремление Иерусалима избежать осложнений в отношениях с Путиным. После присоединения Россией Крыма, Израиль воздержался от голосования по резолюции ООН, в которой выражалось осуждение действий России, что на языке ООН фактически означает голосование против этой резолюции. Впоследствии израильский министр иностранных дел Авигдор Либерман сделал в высшей степени политкорректное заявление: «наша исходная позиция заключается в том, что мы надеемся, России и Украине удастся найти способ для нормализации взаимоотношений, как можно быстрее наладить переговорный процесс и урегулировать все возникшие проблемы мирным путем».

Госдепартамент Соединенных Штатов в своем заявлении отметил, что он «удивлен тем фактом, что Израиль не присоединился к подавляющему большинству стран, выразивших в ООН свою поддержку территориальной целостности Украины». Несмотря на критику со стороны Америки, вскоре после этого Израиль также договорился об установлении специального канала шифрованной связи между администрациями Нетаниягу и Путина. Учитывая непримиримое отношение Соединенных Штатов к действиям Путина в отношении Крыма, готовность Израиля проявить открытое неповиновение в отношении ближайшего союзника отражает степень желания израильских лидеров сохранить тесные связи с Путиным.

Учитывая, что «русский медведь» теперь надежно расположился на северной границе Израиля, следует ожидать, что израильские лидеры и в дальнейшем будут уделять самое пристальное внимание отношениям с кремлевским правителем.

Автор, Джош Коэн – бывший сотрудник Агентства США по международному развитию, участвовавший в проектах экономических реформ на постсоветском пространстве. Статья выражает его личную точку зрения


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (3 голосов, среднее: 1,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *