Сталкиваясь с искушённым Путиным

1027605552

Я испытывал сомнения, стоит ли писать о недавнем интервью Владимира Путина германскому еженедельнику «Bild», поскольку ранее уже публиковал много аналитических эссе с комментариями его выступлений в течение последних нескольких лет. Кроме того, не хотелось бы давать лишний повод для упреков тем, кто называет меня «композитором для однострунной скрипки» и закоренелым апологетом российского президента.

Более того, когда участник антивоенного движения Александр Меркурис опубликовал на страницах «Russia Insider» восторженный комментарий упомянутого интервью под заголовком «Браво, немцы! Вот как надо делать интервью с Путиным», мне показалось некорректным выступать против его точки зрения.

Однако, вскоре «Russia Insider» опубликовал еще несколько статей по поводу интервью в «Bild», авторы которых выступили с критикой благожелательной оценки Меркурисом германских журналистов как «хорошо осведомленных и интеллигентных».

Статья под заголовком «Путин обуздал ведущего немецкого журналиста, который пытался его опорочить» ясно свидетельствует о том, что заместитель главного редактора газеты «Bild» по вопросам политики Николаус Бломе, прежде работавший в «Der Spiegel», никогда сознательно не стал бы оказывать Путину услугу. А последняя статья, перевод из «Sputnik Deutschland» под названием «Как Путин в корне изменил ход интервью с немецким журналом «Bild», подтверждает то, что я предполагал с самого начала относительно этого интервью: что Путин выступил весьма впечатляюще вопреки а не благодаря предрасположенности журналистов к нему и в целом к России.

Эксперт по российским проблемам Александр Рар объясняет, что логика Путина состояла в готовности войти в клетку со львом ради многомиллионной читательской аудитории этого таблоида, которая в силу демографических особенностей не всегда имеет доступ к интернету и электронным средствам массовой информации.

Я добавил бы к этому кое-что, что Рар, похоже, упустил: германская пресса склонна к «инцесту» и газеты регулярно предоставляют площади для статей своих «конкурентов». Таким образом, лакомые кусочки из путинского интервью немедленно появились также на первых страницах «Frankfurter Allgemeine» и других ведущих газет, в число читателей которых входят представители немецкой элиты.

В частности, никто не смог проигнорировать интригующее послание Путина о том, что Россия готова в случае необходимости предоставить убежище сирийскому президенту Башару аль-Асаду, и что это нанесло бы меньший ущерб отношениям России с США и другими державами, чем предоставление убежища Эдварду Сноудену.

Подобным образом цитаты из тех частей интервью, которые были сняты и показаны российским государственным телевидением, позже появились на канале «Euronews» в Германии и по всему континенту, так что аудитория, которой достигли спокойные и продуманные заявления Путина относительно российской внешней политики, была на самом деле еще больше.

Раз уж я вовлечен в дискуссию по поводу этого интервью в «Bild», предлагаю повторно рассмотреть его с использованием научного метода, который никто, кажется, до сих пор не пытался применять: текстологического анализа. Я сравнил текст, опубликованный в немецком ежедневнике с записью тех же моментов интервью в версии российского ресурса «kremlin.ru». Я обнаружил сокращения в германской публикации, которых вполне можно было ожидать, поскольку это таблоид с непристойными фотографиями, для аудитории которого характерно весьма ограниченное терпение в отношении серьезных материалов.

Итак, я бы сказал, что сокращения были сделаны грамотно и не повлияли на общее качество ответов Путина на задаваемые вопросы. Это уже само по себе весьма необычно в наше время грязных трюков в СМИ. Я могу противопоставить этот честный подход редакторов «Bild» бессовестному выхолащиванию американским журналом «Foreign Affairs» статьи российского министра иностранных дел Сергея Лаврова, написанной в ответ на выступление Юлии Тимошенко «Сдерживание России». В отличие от того случая, сокращения в тексте путинского интервью действительно можно объяснить ограниченной площадью в журнале.

А вот чего никто не мог ожидать от «Bild», так это добавления редакторами к основной записи небольших пояснительных заметок (чего не сделали авторы записи на kremlin.ru), которые выявляли важные детали по поводу личностной динамики, возникавшей между интервьюером и интервьюируемым, и тем самым давали читателям представление о том, почему Владимир Путин находится там где находится – в самом центре мировой политики.

Редакторы не раз отмечали, что Путин в ходе интервью переходил на немецкий. Это произвело на них сильнейшее впечатление, когда какой-то момент, ближе к концу интервью, переводчик не мог продолжать и попросил несколько минут отдыха. В этой паузе нам говорят: «Путин внезапно начинает декламировать… первые строки классической немецкой баллады «Лорелея» Генриха Гейне, написанной в 1824 году. Затем Путин внезапно и без всяких эмоций вновь перешел на русский.

По случайному совпадению, в статье под заголовком «Вот что впечатлило «Билд» во время интервью с Путиным», опубликованной «Sputnik International», мы обнаруживаем, что заместитель главного редактора Бломе признает: «Хотя я и знал об этом ранее, все же я был впечатлен тем, насколько хорошо Путин говорит по-немецки и как тонко понимает нюансы языка». И здесь Бломе также вспоминает эту декламацию из «Лорелеи».

Как заметил Александр Меркурис, Владимир Путин пришел на это интервью с новыми архивными материалами, касающимися встреч, состоявшихся в 1990 году между высокопоставленным политиком, автором концепции «Ostpolitik» канцлера Вилли Брандта Эгоном Баром и представителями Москвы, когда две страны еще только начинали прокладывать пути к будущей архитектуре европейской безопасности после окончания холодной войны.

Он пришел на эту встречу абсолютно осведомленным по целому ряду других важных вопросов, касающихся деталей минских соглашений и обязательств, взятых на себя всеми сторонами. Из записи интервью становится ясно, что от вопроса к вопросу Путин был подготовлен к интервью лучше, чем журналисты и разбирался с ними спокойно и авторитетно, один за другим.

Однако холодное интеллектуальное превосходство не могло произвести такого впечатления на его собеседников, как сверхусилие, которое он предпринял, чтобы объясниться с ними на немецком языке, более того, в области высокого искусства, что подчеркнуло его уважение к немецкой культуре. Это было контрапунктом к его критическим словам в начале интервью о неконструктивной роли, которую сыграли «Bild» и другие немецкие информационные источники в рамках двусторонних отношений. Однако этой цитатой из Гейне он тронул их по-человечески и расположил их к себе вопреки их собственной воле.

Именно это сочетание интеллектуальной сдержанности и способности адаптировать свои мысли к особенностям ментальности собеседников выделает Путина, как виртуозного политика.

Автор, французский журналист Жильбер Доктороу – европейский координатор американского «Комитета за согласие между Востоком и Западом»


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (8 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. Pravda:

    А нам не все ли равно, что цитирует там рус. перзидент. А выполнять прямые обязанности и быть гуманным кишка тонка?

    • ЛПБ:

      Что, хохол, бомбануло? За своим алконавтом лучше следи.

      • Pravda:

        Я русская и мне не все равно, что творится в стране, где я живу. Пропаганда очень сильно проникла в умы людей. Это очень печально.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *