Может ли сирийский конфликт распространиться в Ливан и Россию?

В последнее время геополитика происходящих в Алеппо событий справедливо привлекла большое внимание. Тем не менее, в то время как эксперты пытаются за дипломатическими манёврами разглядеть намерения великих держав, США и России, лучшим показателем международной обстановки могут послужить местные события.

Сирийская девочка из Алеппо в лагере для беженцев в селе Батабо на севере провинции Идлиб, Сирия, 14 февраля

Сирийская девочка из Алеппо в лагере для беженцев в селе Батабо на севере провинции Идлиб, Сирия, 14 февраля

На прошлой неделе в удерживаемом оппозиционными силами Алеппо была сформирована новая коалиция. «Джейш Халаб» («Армия Алеппо») представляет собой попытку зачастую разобщённых повстанцев выступить единым фронтом против Асада и курдов, которые окружают и отвоёвывают контролируемую оппозицией территорию.

«Джейш Халаб» состоит из девяти повстанческих группировок, в числе которых исламисты и Сирийская свободная армия, получающие поддержку Анкары и Эр-Рияда. Примечателен тот факт, что сообщение о создании коалиции прозвучало из уст медиа-чиновника «Ахрар аль-Шам», важной салафитской организации, являющейся, возможно, самым важным союзником Турции из числа повстанцев. Более того, группировки, вошедшие в состав новой коалиции, принесли присягу не кому иному, как бывшему командиру «Ахрар аль-Шам» Хашему аль-Шейху. Как сообщается, активисты в Алеппо потребовали, чтобы в ряды новой коалиции влились все силы мятежников, назвав отказавшихся командиров «предателями революции».

В свете создания «Джейш Халаб» резонно вспомнить о стремлении Турции и Саудовской Аравии отвести угрозу от повстанческих групп, которые они взращивали в течение многих лет. Надо полагать, «Джейш Халаб» является детищем Анкары при вероятной поддержке Эр-Рияда (не исключено, кстати, что Вашингтон отнюдь не в восторге от того, что поддерживаемые США группировки оказываются в ведомой исламистами коалиции).

Не секрет, что на сегодняшний день силы Асада и курдов представляют серьёзную угрозу для турецких и саудовских интересов. Отсутствие у США планов по противодействию этой опасности приводит к тому, что Турция и Саудовская Аравия вынуждены импровизировать, правда, соблюдая при этом запрет Вашингтона поставлять оппозиции зенитное оружие, например, ПЗРК. Что касается самих США, то они, похоже, отказались от намерений спасти положение повстанцев в Алеппо, поскольку это может быть связано с рисками, которые Вашингтон не желает на себя брать.

Интересно отметить, что, как сообщается, первые военные операции «Джейш Халаб» были нацелены не на силы Асада, а на «Джейш аль-Тувар», близкого союзника курдских Отрядов народной самообороны (ОНС). Связь с ОНС фактически делает «Джейш аль-Тувар» врагом как повстанцев, так и их турецких покровителей. При российской поддержке с воздуха ОНС уже удалось захватить у повстанцев некоторую территорию и разорвать важнейшие линии снабжения оппозиционных сил, удерживающих Алеппо. Кроме того, курдское ополчение намеревается в скором времени взять под контроль сотни миль граничащей с Турцией земли. Успехи ОНС представляют собой смертельную опасность для повстанцев в Алеппо, сопоставимую с наступлением сил Асада.

Сложнее оценить влияние Саудовской Аравии в создании «Джейш Халаб». Однако совершенно очевидно, что Эр-Рияд пытается (правда, пока безуспешно) укрепить позиции своих повстанческих союзников за счёт победы над Ираном и его местными партнёрами. Пытаясь подтолкнуть Соединённые Штаты активнее действовать в Сирии, Саудовская Аравия предложила направить в страну наземные войска для борьбы с ДАИШ, но эта тактика явно провалилась. И надо думать, ни Саудовская Аравия, ни Турция не расположены к прямым военным акциям в Сирии без участия США, которое представляется маловероятным, а то и невозможным.

Получается, что турки и саудовцы оказались в сложной ситуации, исчерпав сценарии с низким уровнем риска и отказавшись от потенциально опасных вариантов. Но в то же время Саудовская Аравия не может себе позволить проиграть Сирию Ирану, а Турция не желает допустить существование активного курдского государства по соседству. На сегодняшний день обе страны ограничиваются перегруппировкой повстанческих организаций и раскручиванием новых коалиций.

Сами по себе подобные шаги нельзя назвать неэффективными – повстанческое движение долго боролось с разобщённостью. В 2015 году Турция и Саудовская Аравия старались реорганизовать и консолидировать повстанческие группировки, которым удалось совершить существенные территориальные завоевания. Тем не менее, на сегодняшний день повстанцам необходима непосредственная иностранная военная интервенция и/или получение зенитного оружия, на что Турция и Саудовская Аравия не пойдут.

И здесь надо учесть ещё один важный аспект. Битву за Сирию нельзя ограничивать самой Сирией. Так, под угрозой остаются интересы Ирана в других региональных сферах влияния, например, в Ираке и Ливане. Что касается России, то ей на собственной территории приходилось бороться с возникающими время от времени мятежами и волнениями населения. Таким образом, обе страны уязвимы перед внешними провокациями. Основанные на этом подходе стратегии сопровождаются различной степенью риска, но они выгодны возможностью правдоподобного отрицания участия и усилением контроля над эскалацией. Следовательно, действия через посредников за пределами Сирии могут оказаться более приемлемыми, чем прямая военная интервенция в страну и сопровождающие её опасности тотальной межгосударственной войны.

С другой стороны, покровители оппозиционного движения могут очень немногое – их возможности сводятся к перегруппировкам повстанческих отрядов. Вероятно, они станут свидетелями того, как северная Сирия упадет в руки их врагов. На протяжении многих лет возможности помощи сирийской оппозиции постепенно сужались. На сегодняшний день этот процесс достиг такой степени, что непривлекательными выглядят все варианты (хотя некоторые из них хуже, чем другие).

Как бы то ни было, факт остается фактом: потеря северной Сирии будет означать тяжёлый геополитический удар для Саудовской Аравии и полную стратегическую катастрофу для Турции. А следовательно, не исключено, что эксперимент «Джейш Халаб» окажется предтечей гораздо более амбициозных планов.

Об авторе. Фейсал Итани является старшим научным сотрудником Ближневосточного центра имени Рафика Харири при Атлантическом совете.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (2 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *