Выводя основные силы из Сирии, Россия празднует первую победу в новой холодной войне

Российский министр обороны заявил, что еще одна группа самолетов покинула базу в Сирии и возвращается домой. В понедельник, 14 марта президент России Владимир Путин отдал приказ о выводе большей части воинского контингента из Сирии, объявив о завершении почти полугодовой военной кампании в этой стране.

Подпись к изображению: Российский штурмовик Су-25 заправляется перед вылетом с авиабазы «Хмеймим» в Сирии, 15 марта 2016 года.

Подпись к изображению: Российский штурмовик Су-25 заправляется перед вылетом с авиабазы «Хмеймим» в Сирии, 15 марта 2016 года.

Итак, на этой неделе Россия объявила, что выводит свои войска из войны против ДАИШ в Сирии. Это положит конец короткому периоду сотрудничества между Москвой и Западом. К сожалению, негативные последствия для Запада, связанные с этим сотрудничеством, будут длиться гораздо дольше, чем само сотрудничество.

Пока американцы были полностью поглощены перепалками между Митом Ромни и Дональдом Трампом, Россия одержала важную, и, похоже, долгосрочную, первую победу в самопровозглашенной новой холодной войне. Ее суть в том, что поскольку Запад полностью сосредоточен на борьбе против угрозы ДАИШ, США и НАТО позволили России расширить свое влияние в Восточной Европе.

В своем выступлении в Гааге президент Еврокомиссии Клод Юнкер заявил, что Украина не будет принята в Евросоюз и НАТО как минимум в течение 20-25 лет. Юнкер, фактически возглавляющий сегодня Европейский Союз, не привел никаких причин, объясняющих этот новый срок. Таким образом, многим аналитикам, занимающимся этой проблемой, остается только высказывать свои предположения и догадки.

Прежде всего следует вспомнить о контексте заявления. Нидерланды намерены провести в следующем месяце референдум по поводу соглашения о свободной торговле между Украиной и Европейским союзом. Комментарии Юнкера можно объяснить его желанием успокоить голландцев, опасающихся, что такое соглашение представляло бы собой первый шаг к членству Украины в Евросоюзе.

Даже если бы это было на самом деле шагом к вступлению в ЕС, то отнюдь не первым. В конце 2013 года Украинское правительство объявило, что оно отказывается от реализации соглашения об ассоциации Украины с Евросоюзом. Это привело к массовым протестам, свержению президента Виктора Януковича и присоединению Россией в то время еще украинского Крыма.

На первый взгляд, нынешняя нестабильность на Украине и относительная хрупкость экономической ситуации в Евросоюзе делают интеграцию крайне рискованной. Договор о свободной торговле вкупе с соглашением об ассоциации, спровоцировавшим украинский кризис, производят впечатление, что членство в Евросоюзе для Украины возможно в не столь уж отдаленном будущем. Нидерландские избиратели имеют все основания для опасений.

Однако, из двух способов, к которым мог прибегнуть Юнкер, чтобы их успокоить – заявить, что интеграция Украины не столь рискованна, как кажется, либо сказать, что она отнюдь не является неизбежной – Юнкер выбрал второй вариант, причем в самой жесткой форме из всех возможных. Исходя из его слов, не может идти речи не только о членстве Украины в Евросоюзе, но также и в НАТО, хотя, по этому поводу его юрисдикция вызывает сомнения.

Более того, процесс приостановлен не до тех пор, когда ситуация стабилизируется и исчезнут причины, питающие тревогу Нидерландов. Он отложен на 20-25 лет, что в нынешней геополитической обстановке означает вечность. Жизнеспособность самого Евросоюза почти ежегодно ставится под вопрос, достаточно вспомнить о предстоящем референдуме в Британии. Таким образом, шансы Украины весьма невелики.

Почему же Юнкер сделал именно такой выбор? По мнению аналитиков, дело в том, что послание председателя Еврокомиссии было адресовано публике, которая находится значительно восточнее Амстердама. А каков же результат? Стратегия Москвы оправдалась одним из двух наиболее вероятных способов.

Возможно, принесла свои плоды ее политика сотрудничества с Западом в Сирии. Продемонстрировав, что ее потенциал незаменим в рамках общей стратегии борьбы против ДАИШ, Россия приобрела возможность маневра в других регионах, которые располагаются несколько ниже в списке приоритетов Запада. Один из них – жесткий отпор действиям России на востоке Украины, а второй – реакция на попытки Москвы возродить свое влияние в Восточной Европе, примером которых является недавний пакт в сфере противовоздушной обороны, который Россия заключила с Арменией. У нее уже имеются подобные соглашения в стадии подготовки с Кыргызстаном и Таджикистаном. НАТО и Евросоюз готовы отложить членство Украины на неопределенно долгий срок, пока мяч находится у России, поскольку разгром группировки ДАИШ представляется им гораздо важнее, чем противодействие экспансии России вдоль ее западных границ.

Возможно также, что косвенным образом это кажущееся смягчение вызвано успехами проводимой Москвой стратегии сдерживания в форме «замороженного конфликта». Несмотря на то, что украинская проблема исчезла из заголовков американских СМИ, нестабильность, созданная Россией в этой стране, не подает никаких признаков ослабления. Возможно, именно это вызвало опасения голландцев и других, что если они будут и дальше провоцировать Москву своим сближением с Украиной, это в лучшем случае приведет к обострению миграционного кризиса, а в худшем – дальнейшее вовлечение Украины в структуры НАТО и ЕС закончится втягиванием Европы в полномасштабную войну. Европейское общество абсолютно не готово к такому варианту развития событий, да и экономика может не выдержать.

Так или иначе, история с фактическим отказом Украине в ассоциации с Европой осталась практически незамеченной, несмотря на то, что она связана с такими излюбленными в Америке стереотипами как «умиротворение» и «холодная война». Впрочем, результаты свидетельствуют о степени ошибочности изначальной оценки. Украина находится в подвешенном состоянии уже второе поколение, а цель России вернуть себе былое влияние в Восточной Европе представляется все более достижимой.

Однако, этот обмен был совершен исходя из того, что участие России в сирийском урегулировании связано с такими преимуществами, которые перевешивают уступки Запада. С самого начала Россия проводила там свою собственную политику и отказывалась от сотрудничества с западной стратегией борьбы против ДАИШ.

Сегодня русские уходят из Сирии в то время как группировка ДАИШ еще не побеждена, а Запад уже фактически сдал Украину. Остается только удивляться: неужели США и Евросоюз действительно получили то, за что заплатили?

Автор, Тим Снайдер – американский внешнеполитический аналитик, пишущий для «French Press Theory»


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (3 голосов, среднее: 3,33 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. Михаил:

    РУДНОСТИ прогноза.Что-то не припомню, чтобы кто-то предсказывал вывод российских войск из Сирии в ближайшее время. Напротив, говорили о другом: о неизбежном введении в Сирию наземных российских сил. Так, что ВВП в очередной раз застал публику врасплох.
    А выводить войска, когда перемирие сомнительно и теряешь козырь в борьбе за формат мирного процесса, — это вообще необъяснимая логика. Если только речь не идёт об осознании тупика.
    Или… Вы говорите, что Обама обменял Сирию на Украину? Глупости. Сегодня сделки в Ялтинском формате невозможны без угрозы полной дискредитации участников сделки. Впрочем, «отдать» Украину Кремлю уже никто не может — даже Обама.Ибо Украина никому, кроме украинцев, не принадлежит.
    Так, что же это за неожиданный поворот? Напомню, что в Украине произошло то же самое: Кремль ломанулся, встретил проблемы и начал искать отход. Сирия и стала вариантом отступления и поиска диалога с Западом. И кто это в Кремле придумал? Но там опять вляпались и вновь возникла необходимость делать ноги. Вот так работает кремлевская политика принуждения к любви: сначала битье стёкол, а потом необходимость быстренько слинять!
    Но не будем спешить с выводами. Попытка Кремля выскочить из сирийской ловушки не означает смену вектора.Речь идёт о поиске более гибкой модели выживания при сужении ресурсного потенциала и нежелании конфронтировать с Западом. Так, что посоветуем соседям — ближайшим и дальним — заклеить окна. На тот случай, если у кое кого вновь возникнет потребность пристать со своей любовью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *