Почему Россия заявляет о победе в Сирии

Российский президент недавно произвел международный фурор, когда внезапно объявил о начале вывода своих вооруженных сил из Сирии. Своим вмешательством в конфликт Россия «в корне изменила ситуацию» и ее стратегическая цель «в целом достигнута», заявил Владимир Путин в Москве в ходе телевизионной трансляции встречи с его главными советниками,  включая министра обороны Сергея Шойгу и министра иностранных дел Сергея Лаврова. В результате командующий российскими войсками в Сирии заявил, что отдал приказ о «начале вывода основной части воинской группировки с территории Сирийской арабской республики с завтрашнего дня».

1014625972

Это объявление, опубликованное 14 марта, было одновременно внезапным и удивительным, поскольку оно было сделано шесть месяцев спустя после вступления России в сирийскую войну на фоне грандиозных обещаний укрепления глобальной коалиции против исламского радикализма. Не удивительно, что наблюдатели были склонны рассматривать этот шаг Москвы как упреждающую меру с целью избежать увязания в болоте затяжного сирийского конфликта.

Возможно, так и есть. Однако, решение Путина отражает также иной продуманный долгосрочный расчет Кремля. С самого начала военное вмешательство Москвы было продиктовано несколькими взаимно пересекающимися причинами. На словах правительство Путина представило эти действия как начало масштабного крестового похода против террористической группировки ДАИШ, а также как вынужденное побочное следствие западной безалаберности. Однако его реальные мотивы были гораздо более прагматичными.

Прежде всего Кремль стремился усилить позиции режима своего союзника Башара аль –Асада, который в тот момент нес огромные потери в борьбе с многочисленными политическими оппонентами. Одновременно, Москва ставила целью восстановить свои стратегические позиции в восточном Средиземноморье, главной опорой которых являлась многолетняя российская военно-морская база в сирийском портовом городе Тартус. В то же время, Путину было необходимо компенсировать внешнеполитические потери, которые он понес в предыдущие месяцы на Украине, где его войска столкнулись с более серьезным сопротивлением, чем ожидалось. Спустя шесть месяцев все эти цели были в целом достигнуты.

В основном благодаря помощи России, правительство Асада продолжает оставаться у власти. Хотя правительственным войскам не удается отвоевать существенную часть территории Сирии, они сумели восстановить контроль над так называемым «Алавистаном», этническим анклавом на западе страны, где нынешний режим способен выжить, пусть и в уменьшенной форме. Во всяком случае, в результате уже нельзя с прежней уверенностью утверждать, что дни Асада сочтены.

Российское военное присутствие в Сирии, тем временем, кардинальным образом усилилось. С сентября прошлого года Москва серьезно укрепила ранее существовавшую военно-морскую базу в Тартусе, построила новую авиабазу в Латакии и начала работы по созданию еще как минимум двух военных объектов в ее окрестностях. Она увеличила количество личного состава и военной техники в регионе, а также передислоцировала военные корабли из Черного моря для «постоянного» патрулирования у побережья Сирии.

Это развертывание российских сил в Сирии уже принесло очевидные политические дивиденды. Благодаря ему Путин сумел отвлечь общественное мнение в России от масштабных провалов своего правительства, в том числе сокращения бюджета, уменьшения импорта продовольствия и углубления авторитаризма. Вмешательство в сирийский конфликт также позволило России как минимум частично прорвать международную изоляцию, вызванную ее агрессивными действиями в отношении Украины. И хотя все это пока не привело к ослаблению или отмене западных санкций, тем не менее, Москва превратилась в ключевого игрока, в значительной степени определяющего будущее ближневосточного урегулирования.

И наконец, Россия стала неотъемлемым элементом предполагаемого перемирия, заключенного в Женеве в середине февраля, и в результате ее нынешнего влияния на Асада, остается важнейшим участником реализации этого перемирия. А это, в свою очередь, обеспечивает Кремлю решающий голос в региональной политике, поскольку Запад будет нуждаться в помощи России, чтобы обеспечить долгосрочное соблюдение условий политического урегулирования, каким бы оно ни было, со стороны режима Асада.

В то же время Россия вовсе не отказалась от стратегических преимуществ, достигнутых в ходе военной кампании в Сирии. Кремль уклончиво говорит о масштабах и военной мощи того контингента, который останется в Сирии после того, как «основная часть» ее сил будет выведена. Однако, имеются все признаки того, что этот «остаток» будет довольно масштабным и весьма боеспособным. В сущности, Россия продолжает наносить удары с воздуха по целям противников режима даже в условиях постепенного вывода сил из Сирии. Кроме того, в случае необходимости Москва может в считанные часы вновь увеличить свою группировку.

Учитывая продолжающийся хаос в Сирии, было бы соблазнительно рассматривать нынешние действия России как исключительно оборонительный маневр. Однако, директива Путина имеет все признаки более сложной и тонкой стратегии: это обратимая мера, направленная на увеличение политического влияния его правительства при одновременном сохранении тех стратегических преимуществ, которых уже удалось достичь.

Если рассматривать ситуацию в свете изложенного, миссию Путина действительно можно считать успешно завершенной.

Автор, Илан Берман – вице-президент Совета по внешней политике США в Вашингтоне


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (7 голосов, среднее: 3,14 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. Михаил:

    Как ни парадоксально, но за минувшие почти два года Кремль постепенно сдал одну позицию за другой.Кремль де-факто признал Петра Порошенко легитимным президентом, он садится за стол переговоров с представителями украинского МИДа, ведет тесную работу в рамках минской контактной группы. Заморозить статус-кво, заставить забыть Украину, принудить мир смириться с российским Крымом – вот новый набор целей. «Русская весна» в Донбассе сорвалась, проект федерализации Украины – тоже. Но русские все еще там. И перемирие такое зыбкое. Получив Крым и втянувшись в Донбасс, Москва понимает, что дорожной карты по выходу из кризиса больше нет. Попытка уйти через «черный ход» – через Сирию – неубедительна.Савченко в этом смысле – спасение. Осудить ее – значит предъявить народу живое воплощение преступлений хунты. И не важно, что хунты больше нет. Савченко – последнее оправдание гибридной войны. Трофей, доказывающий, что против России развязана операция. Распятого мальчика не было, но ведь он мог быть!

  2. tehdir:

    Еще не вечер, Миша! Все идет по плану. Цыплят по осени считают.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *