Российский успех в Сирии – сигнал о возникновении многополярного мирового порядка

В своем выступлении 2 октября минувшего года президент США Барак Обама предупредил, что что одно только военное решение, попытка России и Ирана укрепить подпорками режим Асада приведёт лишь к тому, что они увязнут в трясине, и это решение не сработает. Россия, добавил он, «пошла на этот шаг не вследствие своей силы, а своей слабости».

25916792512_c09262c1ce_o

В то же время, с военной точки зрения сирийские события показывают, что сегодня Россия сильнее, чем когда бы то ни было с момента распада Советского Союза. В сущности она продемонстрировала способность развертывать свои вооруженные силы далеко за пределами ближнего зарубежья, что было невозможно вообразить после не слишком успешной короткой стычки с Грузией в 2008 году, в непосредственной близости от ее границ.

Москва спасла своего слабого и оказавшегося в осаде союзника, который лишь шесть месяцев назад находился в опасной близости от полного краха. Кроме того, российская индустрия вооружений ожидает всплеска новых заказов на истребители-бомбардировщики Су-34, которые выполнили большую часть нелегкой военной миссии в Сирии, от правительств многих стран, впечатленных эффективностью этой машины. В сложных экономических условиях это немаловажный позитивный фактор для России.

Шесть месяцев назад, едва развеялся дым первых боевых вылетов российской авиации, когда западные правительства начали обвинять Россию в том, что она вообще не наносит ударов по объектам террористов из группировки ДАИШ. В декабре британский министр обороны Филип Хэммонд утверждал, что Россия «ослабляет оппозиционные силы и тем самым дает преимущества силам ДАИШ, против которых она якобы воюет».

Сегодня, играя критически важную роль в нанесении, вполне вероятно, решительного поражения ДАИШ, Россия не только убедительно опровергает заявления западных ястребов, но также доказывает правильность своего диагноза относительно усиления ДАИШ как симптома необдуманной западной политики «смены режима», ликвидация которого требует контрреволюционного восстановления легитимной власти, а не западных средств разжигания дальнейшей революционной борьбы.

Из российской победы в Пальмире также следует ретроспективное подтверждение правильности позиции Москвы, считавшей, что отражение атак и ослабление поддерживаемых Западом «умеренных оппозиционных сил» является фактически важнейшей предпосылкой формирования условий, при которых можно разгромить ДАИШ. Более того, сохранив власть Асада, а затем вынудив его пойти на переговоры, Россия сыграла решающую роль в решении сложнейшей задачи достижения соглашения об ослаблении насилия, которое дает некоторую надежду на возможность завершения пятилетней сирийской гражданской войны в обозримом будущем.

«Без всяких сомнений», заявил госсекретарь США Джон Керри в ходе своего визита в Москву в прошлый четверг, «общий уровень интенсивности бомбовых ударов и артиллерийских обстрелов резко снизился, и многие люди, живущие в постоянном страхе уже пять лет, испытали, наконец, хотя бы небольшое облегчение».

Впрочем, для России наиболее важные победы лежат в политической сфере. Этот визит Керри был третьим за последние 10 месяцев, при этом встреча Керри с министром иностранных дел Сергеем Лавровым оказалась уже восемнадцатой по счету. Практически отстраненная до осени 2015 года от возглавляемой США международной коалиции, Россия всего за 182 дня превратилась в незаменимого участника всех переговоров относительно политического будущего Сирии, возглавляющего наряду с США рабочую группу по достижению долгосрочного мира, и, по соглашению всех сторон, в конечном итоге передачу власти от Асада новому правительству страны. Таким образом, столь остро необходимое и желанное «политическое решение» сегодня стало вполне реалистичным и достижимым.

Ускоряющийся темп перемен показывает, насколько преуспел Кремль в достижении нового уровня внимания к своим интересам со стороны Вашингтона, включая высказанное Джоном Керри подтверждение поддержки США в отношении мирного процесса на Украине на основе договоренностей Минск-II.

С 1999 года, когда авиация НАТО без каких-либо консультаций с Москвой бомбила сербские силы в Косово, Россия с обидой воспринимала пренебрежение к ее национальным интересам. Не будет преувеличением сказать, что сирийская стратегия России может сделать мир на шаг ближе к тому многополярному миру, к которому Москва призывает начиная с выступления Путина в Мюнхене в 2007 году.

Разумеется, дипломатическая тональность кардинально изменилась. «Джон» и его новый друг «Сергей», оказывается, оба играют на гитаре. Керри сегодня говорит, что дискуссии с Кремлем привели к «лучшему пониманию решений, которые принимал президент Путин в последнее время, в том числе и в отношении Сирии». В сказанной Керри фразе «мы остаемся – Россия и Соединенные Штаты – привержены идее политического урегулирования», употребление множественного числа было весьма существенной деталью.

Западные правительства в течение долгого времени сокрушались по поводу отсутствия прозрачности вокруг целей Путина. Однако, они вполне ясны. Успех стратегии Путина в Сирии будет определяться успехом Москвы в достижении права голоса по проблемам регионального и глобального миропорядка в тех случаях когда они затрагивают ее национальные интересы. В том числе это касается и Ближнего Востока, где почти 30 лет полностью распоряжались США. Только в 1991 году Джордж Буш-старший потрудился получить согласие Михаила Горбачева прежде чем начал военную операцию против иракского режима Саддама Хуссейна.

«Все мы знаем, что между Россией и Соединенными Штатами существуют определенные разногласия в последние годы», заключил Керри в прошлый четверг, «но именно дискуссии, подобные сегодняшним, которые привели к более приемлемому результату… они являются путем к решению наиболее сложных проблем, с которыми сегодня сталкивается мир».

Это, возможно, возможно еще не означает , что многополярный миропорядок, к которому стремится Россия, стал реальностью, однако заявление Керри вполне соответствует дипломатическому стилю, практикуемому и пропагандируемому Москвой. Как показало сотрудничество по достижению сделки в связи с ядерной программой Ирана, Россия будет работать вместе с Вашингтоном всегда, когда ее интересы будут учитываться. Цель Москвы – вовсе не неоимпериалистическое господство, а баланс интересов.

В Москве говорилось,  что за решением Кремля публично объявить 10 дней назад о выводе основной части российских войск из Сирии стояло опасение, что продолжение военного присутствия станет ненужной провокацией в отношении Турции. Обеспечив себе достойное место за столом переговоров в Женеве, Россия хочет получить свои преимущества, прежде чем Анкара найдет в себе волю, или повод, использовать военные средства, чтобы противостоять ей в Сирии. На фоне формального сворачивания российских операций у Анкары не будет аргументов для оправдания интервенции перед Вашингтоном.

Если это верная интерпретация российской стратегии в данной ситуации (а звучит она вполне правдоподобно), в таком случае можно заключить, что в своей тактике, Путин, вероятно, является последователем не столько теории Карла фон Клаузевица, сколько принципа китайского стратега и мыслителя Сунь-Цзы, жившего в пятом веке до нашей эры: «победить противника без сражения».

Для страны, ассоциирующейся в западном представлении с войнами и империалистической агрессией, это весьма интересная мысль. Неожиданный парадокс трагической войны в Сирии заключается в том, что она, возможно, посеяла семена новой эры дипломатии.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (4 голосов, среднее: 3,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. Mars:

    Какая странная пропаганда! Сбежали из сирии и объявили побег успехом :)))))