Россия в истории Ближнего Востока

Несмотря на старания некоторых ультра-националистически настроенных русских, которые чураются и игнорируют советское наследие, остальные по-прежнему верят, что Советский Союз, этот гигант, соперничавший с Соединенными Штатами за мировое лидерство, был эффективным инструментом продвижения «русских» интересов, независимо от того, были ли на самом деле устремления большевиков интернационалистическими.

The sun sets over the Muhammad Ali Mosque at the Citadel in Cairo June 14, 2009. REUTERS/Asmaa Waguih (EGYPT RELIGION CITYSCAPE)

The sun sets over the Muhammad Ali Mosque at the Citadel in Cairo June 14, 2009. REUTERS/Asmaa Waguih (EGYPT RELIGION CITYSCAPE)

Я полагаю, что этот спор еще далеко не завершен, ни в самой России, ни за пределами этой великой страны, о которой арабы и мусульмане впервые узнали благодаря «Запискам о путешествии на Волгу» Ахмада ибн-Фадлана. В 922 году он прибыл в славянские земли в составе посольства аббасидского халифа Аль-Муктадира, который передал с ним письмо «Королю славян».

С другой стороны, я считаю, что мы, арабы, так и не узнали русских людей, их культуру, их историю и их интересы, несмотря на тот факт, что они принадлежат к числу европейских народов, наиболее активно взаимодействовавших  в истории с арабским и мусульманским миром. Не слишком вдаваясь в подробности, полагаю, нам было бы весьма полезно иметь в виду следующее.

Во-первых, в силу своего географического положения Россия иногда оказывалась в состоянии позитивного взаимодействия, но гораздо чаще – в состоянии конфронтации как с мусульманами, так и с арабами, поскольку армии исламских завоевателей достигали подножий Восточного Кавказа в Дербенте (по-арабски этот город называется Баб аль-Адваб, то есть «ворота ворот»), и начинали контактировать с местным  населением.

В те времена мусульмане и арабы называли Кавказский массив «Горой языков», что связано было с множеством языков, на которых говорили жители недоступных долин, населенных различными малочисленными народностями без единого доминирующего большинства. В сущности, большая часть этого региона носит название Дагестан, что означает «дом (или земля) гор».

До этого некоторые источники связывали евреев с хазарскими народами, жившими на северном побережье Каспийского моря, утверждая, что тогдашний хазарский царь, находившийся в плохих отношениях с христианскими славянскими народами и в то же время не желавший принимать ислам, занесенный армиями завоевателей с Юга, решил выбрать иудаизм в качестве религии для своего народа.

На протяжении всей истории Русь видела несколько волн вторжений и переселения народов, из которых наиболее важными, вероятно, были волны тюркских набегов, которые закончились расселением многих тюркских народов на территории сегодняшней России. Среди них были чуваши, единственный христианский тюркский народ в России, татары, башкиры и «древние булгары».

Во-вторых, Россия остается крупнейшей страной Европы и, разумеется, главным бастионом славянской культуры.  Когда европейские страны начали проявлять свои интересы на Ближнем Востоке, подстегиваемые религиозными связями со святыми местами в Палестине, Россия была одной из держав, которые имели здесь наиболее мощное духовное, образовательное и культурное присутствие. Это присутствие наиболее ярко проявлялось в наличии «московитских» семинарий и школ.

Некоторые следы этого присутствия можно обнаружить и сейчас, несмотря на отступление от веры в условиях революции и последовавших советских десятилетий. Я до сих пор помню со времен моего школьного детства в Ливане, в городе Шувейфат, как сильно там ощущались тесные связи с Россией, в том числе благодаря браку Алексея Круглова, последнего российского консула в Палестине с православной христианкой, уроженкой Шувейфата. Внук консула Круглова – мой добрый друг и соученик.

Кроме того, в исследовании сирийского ученого доктора Джозефа Зейтуна, автор упоминает о том, что интересы России в Магрибе восходят к началу 19 века, к эпохе царствования Императора Александра I и его последователей.

Зейтун утверждает, что первыми шагами в этом направлении было основание монастырей, и приютов для приема пилигримов и паломников в Святую Землю, в особенности в Иерусалим, но также и в сирийский город Сайедная недалеко от Дамаска, что было связано с влиянием его «Монастыря Пресвятой Богородицы», который многие христиане считали «третьим святым местом» после Иерусалима и Вифлеема.

В 1830-х годах российский консул в Бейруте приказал своим подчиненным предпринять поездку по Сирии и подготовить отчет об общем положении православных христиан в стране. Этот отчет, в свою очередь, побудил Синод Русской православной церкви поручить одному из своих епископов отправиться в Палестину с миссией по выяснению обстоятельств. Епископ подготовил обширный доклад об условиях существования православной церкви и ее прихожан, в котором подчеркнул острую необходимость духовного, социального и образовательного возрождения, а также создания крупной российской миссии, которая должна была служить развитию православия не только в Сирии, но и в Египте.

В сущности, в результате этих усилий сложилось так, что знаменитый ливанский мыслитель и писатель Михаил Наими был одним из сирийско-ливанских выпускников русско-украинских заведений. Среди таких выпускников были и выдающийся палестинский писатель и просветитель Халиль Ас-Сакакини, а также три члена арабской пен-лиги в Нью-Йорке, Рашид Айюб, Абдул Массих Хаддад и Насиб Арида. Помимо этого, известный иерусалимский интеллектуал и ученый Бандали Аль-Хузи учился а затем преподавал в России.

По словам доктора Зейтуна, первая школа, созданная русскими в Палестине в 1882 году, находилась в деревне Аль-Мухайдель в окрестностях Назарета. Вскоре были организованы и другие школы в селениях Аль-Рамех, Куфр Яссиф и Аш-Шахара в 1884 году.

Я помню две книги, описывающие российские интересы на Ближнем Востоке. Первая из них, «Ливан и ливанцы», написанная в 19 веке консулом Константином Петковичем, была посвящена проблемам автономного округа «Ливанский хребет» в период между 1862 и 1882 годами, и позже переведена на арабский язык. Вторая книга, «Крестьянские движения в Ливане в первой половине девятнадцатого столетия», была написана позже, в советскую эпоху, Ириной Смилянской.

Эти книги дают ясное представление о том, насколько серьезно Россия относилась к нашему региону, как в период царской империи, так и в годы советской власти. Тем не менее, мы, похоже, не способны понять мотивы, стоящие за намерениями России. Мы даже не знаем, либо просто забыли, что СССР был первой страной мира, признавшей основание Саудовской Аравии!

Факт в том, что Россия никогда не переставала считать себя крупным и влиятельным игроком на мировой арене, не говоря уж о ее нередко проблематичных исторических взаимоотношениях с исламом и мусульманскими народами, геополитических интересах в условиях глобальной конкуренции, а также экономических и нефтяных амбициях в мире конфликтов и глобальной интеграции.

Сегодня нам, арабам, необходимы эксперты по российским проблемам, также как и по китайским, столь же высокого уровня квалификации, как те, что изучают европейскую и американскую историю и культуру. Это крайне важно для нас, и мы, проще говоря, обязаны знать о русских и китайцах так же много, как они знают о нас».

Автор, Эйяд Абу-Шакра – арабский журналист, политический обозреватель издаваемой в Лондоне газеты «Al-Sharq Al-Awsat»


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (4 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *