Возрождение российской космонавтики

Когда российская автоматическая межпланетная станция Марс-96 развалилась после запуска в ноябре 1996 года, эта потеря стала тяжелым ударом для российской космической науки. «Мы едва продолжали функционировать. Возникло чувство беспомощности и бесполезности», рассказывает директор Института космических исследований (ИКИ) Лев Зеленый. Сегодня Россия надеется вернуться на передний край мировой космонавтики с крупнейшей миссией с начала 1970-х годов. Впрочем, бюджетные сокращения угрожают вернуть возрождение российской космонавтики обратно на Землю.

Подпись к изображению: Подобные запуски кораблей «Союз» в последние месяцы обеспечивали работу Международной космической станции. Сегодня российская космонавтика демонстрирует возрождение былой силы

Подпись к изображению: Подобные запуски кораблей «Союз» в последние месяцы обеспечивали работу Международной космической станции. Сегодня российская космонавтика демонстрирует возрождение былой силы

В январе российское правительство одобрило 10-летний план, разработанный космическим агентством, корпорацией «Роскосмос», которая отвечает за все вопросы от участия в работе Международной космической станции (МКС) до метеопрогнозов, навигации спутников и пилотируемых космических исследований. Около 15 процентов средств будет направлено на «базовые физические исследования в космосе», говорит Лев Зеленый, специализирующийся на физике плазмы. Однако, этот план оказался значительно более скромным, чем ожидалось изначально. Поскольку государственная казна значительно истощилась из-за низких цен на нефть, Роскосмос был вынужден сократить бюджет своего десятилетнего плана до 1,4 триллиона рублей (около 20,5 миллиарда долларов) с 3, 4 триллиона рублей, которые агентство просило год назад.

Основная тяжесть удара сокращений пришлась на ненаучную часть космической программы, однако космические миссии также оказались под угрозой, включая возобновление российской лунной программы. Россия не возвращалась к исследованиям Луны со времен космической гонки с Соединенными Штатами полвека назад. Советы открыли счет в 1958 году, запустив межпланетную станцию Луна-1 – первый беспилотный космический аппарат на орбите Луны, и Луна-2, ставшую первым кораблем, приземлившимся на ее поверхность в 1959-м. «Это было поистине великое время для наших ученых, когда мы соревновались с Америкой», говорит Зеленый. Однако, после того как американские астронавты выиграли гонку, невероятно дорогостоящие американские и советские программы были свернуты. Последней советской станцией того периода стала Луна-24 в 1976 году.

Возобновившийся интерес России к Луне проявился после того, как российская ракета-носитель Атлас-V в 2009 году вывела в космос Lunar Reconnaissance Orbiter (Лунный орбитальный зонд) НАСА. Этой станцией с помощью легковесного радара с синтезированной апертурой были открыты залежи водяного льда. Российское руководство вновь загорелось мечтой отправить космонавтов на Луну, где обнаружился потенциальный источник воды. Институт космических исследований в настоящее время планирует запуск пяти лунных станций в период с 2018 по 2025 год, начиная с Луны-25, которая должна опуститься на поверхность недалеко от южного полюса. Европейское космическое агентство (ЕКА) примет участие в первых трех миссиях. В планах для станции Луна-27 – бурение скважины глубиной 1 метр в реголите, поверхностном слое пыли и каменных осколков, для забора образцов породы. «Мы не знаем, является ли реголит мягким или твердым. Если он насыщен льдом, это будет все равно, что бурить бетонную конструкцию», говорит Джеймс Карпентер, ведущий научный сотрудник Европейского центра космических исследований и технологий ЕКА в голландском Нордвейке.

Некоторые исследователи разочарованы этим научным планом. «Все это уже делалось раньше, еще в 1970-х», насмешливо говорит один из российских ученых. Карпентер не согласен с ним. «Луна – это не старая шляпа», говорит он. Все имеющиеся в настоящее время образцы лунной породы получены из региона, который «не дает общего представления. Если мы хотим понять все, к чему наука пришла ранее, нам необходимо получить образцы породы из новых мест».

Что касается отправки космонавтов на Луну, с ней придется некоторое время подождать. Проблемы российского бюджета замедлят программу пилотируемых исследований, говорит Зеленый. Впрочем, появившиеся слухи о переносе запуска станции Луна-25 он опровергает.

Подпись к изображению: «Гигантский скачок» российской космонавтики

Два других краеугольных камня российского космического возрождения – Марс и астрофизика. Межпланетная станция «Фобос-Грунт», следующая попытка России достичь Красной планеты после станции Марс-96, пробудила дурные воспоминания, когда она разбилась сразу после запуска в 2011 году. Как и Марс-96, она сгорела над Тихим океаном, превратившись в объект «шуток, смешанных со слезами», по словам Зеленого. Однако, Россия сотрудничает с Европой в проекте ExoMars, двухмодульной межпланетной станции.

Первый аппарат этой программы, получивший задачу обнаружения метана, был запущен в прошлом месяце и в настоящий момент находится на пути к Марсу, залечивая некоторые раны прежних неудач. Кроме того, ИКИ и НАСА приступили к обсуждению возможного совместного полета на Венеру в 2025 году.

В случае, если позволят средства, российскую астрофизику также ждет всплеск активности. В настоящее время готова к запуску международная орбитальная астрофизическая обсерватория Спектр-РГ, представляющая собой пару рентгеновских телескопов, способных картографировать источники рентгеновского излучения, такие как черные дыры и нейтронные звезды. Возникнув 25 лет назад этот проект много раз откладывался и дважды пересматривался. Сегодня он осуществляется Россией совместно с Германией. Он приобрел еще большую важность для всех астрономов мира после того, как на прошлой неделе, вероятно, вышел из строя японский рентгеновский телескоп. «Мы нашли свою нишу, и это будет новая физика», обещает Зеленый. Пуск намечен на сентябрь 2017 года, однако он может быть несколько изменен, добавляет директор ИКИ.

Следующим идет астрономический спутник Гамма-400, «один из наиболее амбициозных проектов в мире на ближайшие десять лет», по словам директора Физического института им. П.Н. Лебедева Николая Колачевского. Институту принадлежит инициатива запуска этого гамма-лучевого телескопа, который намечен на 2022 год. Спутник Гамма-400 предназначен для изучения природы «темной материи» во вселенной и происхождения высокоэнергичных космических лучей, а также поиска и изучения гамма-всплесков. Наряду с техническими сложностями и проблемами финансирования, этот проект сталкивается с влиянием санкций, введенных западом против России в связи с присоединением Крыма. Компоненты двойного назначения, которые могут быть использованы в военных целях, такие как оборудование для защиты корабля от излучения, сегодня сложно добыть, говорит Колачевский.

Бюджетные реалии могут отодвинуть некоторые проекты на второй план. Однако, по словам Зеленого, впервые за весь период после распада Советского Союза российская космонавтика может смотреть в будущее с уверенностью. «Даже несмотря на то, что ученые хотят получить гораздо больше, чем страна способна сегодня себе позволить, следующее десятилетие обещает быть для нас довольно бурным», добавил директор Института космических исследований.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (2 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *