Толкнет ли провалившийся переворот Эрдогана на сближение с Ираном и Россией

Подпись к изображению: Российский президент Владимир Путин участвует в пресс-конференции в президентском дворце в Анкаре, 1 декабря 2014 года

Подпись к изображению: Российский президент Владимир Путин участвует в пресс-конференции в президентском дворце в Анкаре, 1 декабря 2014 года

Наряду с многочисленными последствиями внутри страны, попытка государственного переворота в Турции 15 июля может привести к серьезным изменениям во внешней политике Анкары, особенно в отношении Сирии.

Извинение, которое официальная Анкара все же выразила Москве в прошлом месяце, в связи с инцидентом со сбитым российским самолетом, произошедшим 24 ноября прошлого года, уже породило некоторые ожидания. Речь о том, что нормализация отношений с Москвой могла бы облегчить полный 180-градусный разворот провалившейся турецкой политики в Сирии. На самом деле, недавно премьер-министр Турции Бинали Йылдырым уже высказался в этом духе, хотя позже фактически дезавуировал свои собственные слова, выдвинув в качестве условия нормализации отношений с Сирией уход президента Башара аль-Асада.

С политикой Турции в отношении Сирии связан ряд серьезных поблеем: неадекватная (в глазах многих) поддержка международной коалиции против группировки «Исламское Государство» (ДАИШ) со стороны Анкары; ее враждебная политика по отношению к курдам в северной Сирии; поддержка оппозиционных группировок, воюющих против сирийского правительства; отказ от нанесения ударов по целям Джабхат аль-Нусра, сирийского филиала аль-Каеды, и других салафитских группировок, таких как исламистская бригада «Ахрар аш-Шам».

Упомянутые сигналы о возможном изменении политики, вероятно, раздражают друзей Анкары в Персидском заливе, однако многие участники конфликта по-прежнему рассчитывают на президента Реджепа Тайипа Эрдогана, что следует из их реакции на попытку государственного переворота. Так, «Ахрар аш-Шам» осудила это провалившееся восстание, а сирийские беженцы присоединились к демонстрациям в поддержку властей Турции. В отличие от Египта, блокировавшего резолюцию Совета Безопасности ООН, осуждающую попытку переворота, Катар, братья-мусульмане и «Хамас» выразили свою решительную поддержку Эрдогану, что можно воспринимать как сигнал, призыв продолжать нынешний курс.

В самой Турции также превалирующим настроением про-эрдогановской части населения является поддержка сирийских беженцев, которые особенно активно проявили себя во время подавления попытки переворота, откликнувшись на призывы с минаретов мечетей оказать сопротивление путчистам на улицах городов.

Реальное давление в пользу изменения политики оказывают внешние факторы, в том числе террористические акты, ответственность за которые взяла на себя группировка ДАИШ, захлебнувшаяся революция в Сирии и исключительная важность экономических и политических связей с такими региональными тяжеловесами как Россия и Иран на фоне заметного ухудшения отношений с Западом.

Нестабильность, связанная с попыткой переворота, судя по всему, окажет воздействие на список зарубежных друзей Эрдогана, который все более явно толкает страну на путь авторитаризма и однопартийного правления. Не может быть никаких сомнений, что Эрдоган на этой неделе с особым вниманием следил, какие страны осудили попытку переворота, какие сохранили молчание, а какие вообще ждали победы какой-то из сторон. Поддержка двух стран, России и Ирана, которые являются главными противниками Турции в Сирии, вероятно, может повлиять на его позицию неожиданным образом.

Наиболее значительным последствием провалившегося путча является возможное дальнейшее сближение с Россией и Ираном в целях урегулирования региональных проблем. Два турецких пилота, сбившие российский бомбардировщик, согласно сообщениям, оказались среди арестованных участников путча, а это может помочь продолжению возобновившегося диалога с Москвой.

Итак, у Эрдогана имеется два варианта действий в связи с сирийским конфликтом: сохранить статус-кво и оседлать волну поддержки националистически и консервативно настроенного населения Турции, или предпринять дальнейшие шаги по укреплению сотрудничества с Россией и Ираном. Второй сценарий заслуживает более серьезного размышления, учитывая дополнительные внешние факторы. Однако, даже существенный сдвиг во внешней политике не обязательно приведет к ослаблению яростной борьбы Турции против образования курдской автономии в северной Сирии. Дело в том, что как государственный аппарат, так и правительство останутся против курдского самоуправления по другую сторону границы до тех пор, пока не будет урегулирована курдская проблема внутри страны.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (1 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *