Кристина Паттерсон: мы не можем позволить чудовищу рынков править миром

Источник перевод для mixednews – josser

28.09.2011

Довольно трудно вопить, лёжа в зубоврачебном кресле, с непонятной слепочной массой во рту. Оказывается, довольно трудно производить вообще какой-либо шум, когда ваши челюсти завязли в чём-то, напоминающем по ощущениям холодную глину. Но в понедельник я, к удивлению моего зубного врача, это сделала. И не потому, что материал была холодным, или потому, что когда мне говорят не шевелиться, меня всегда порывает сделать наоборот. Я возопила из-за того, что человек на экране телевизора надо мной говорил такие вещи, которые невозможно было слушать и держать при этом рот на замке.

Мужчина в розовом галстуке был «независимым трейдером». Его спросили о последнем плане спасения еврозоны. «Это не сработает, – утверждал он, – потому что эту проблему нельзя решить». Евро «должен рухнуть». Но когда интервьюер задал вопрос о том, что, по его мнению, может помочь, тот выглядел сбитым с толку. «Я трейдер, – заявил он. – Нас не волнует, наладят ли экономику. Наша работа – делать на этом деньги». А затем он предложил всем нам следующий совет: «Депрессия 1930 года была связана не только с обрушением рынка. Некоторые люди были готовы извлечь деньги из того обвала. Думаю, это любому по силам. Это – возможность!» Его рекомендация была простой: «будь готов». Сейчас «не время» считать, что правительства всё уладят. «Миром правят не правительства, – вещал он, – миром правит Голдман Сакс».

Естественно, что по мере того, как на наших экранах разворачивается кризис евро, создаётся впечатление отсутствия абсолютной ясности в том, что правительства на самом деле правят миром, или, по крайней мере, в том, что все они так уверены в своих действиях. Вот Обама объясняет Европе, что ей необходимо отыскать «более действенную стратегию», чтобы разобраться с кризисом. Вот Дэвид Кэмерон призывает к «лидерству». Вот почти все мировые лидеры, фактически призывают к лидерству кого-то ещё. По мере того, как модели лидерства сменяют друг друга, становится всё меньше «будь готов» и больше «после вас».

В понедельник в программе Newsnight даже сам Джереми Паксман (популярный британский телеведущий, известный своим агрессивным стилем интервью; прим. mixednews) признался, что изо всех сил пытается понять, что же происходит. В заставленной сверкающими экранами студии, больше напоминавшей центр управления злодея из фильмов о Джеймсе Бонде, замышляющего ниспровержение Западного мира (чьи потуги сейчас представлялись бы трогательными и излишними), Пол Мейсон (английский журналист, писатель, экономический обозреватель; прим. mixednews) рассказывал о том, как группа «активных и влиятельных лиц» (но не мировых лидеров) приняла участие в «командно-штабных играх» в поисках возможных решений кризиса евро. «Штабная игра» была организована аналитическим центром под названием «Брейгель». «Активные и влиятельные лица» собрались в замке Шантийи. То, что они предложили – в документе, который, по всей видимости, сейчас циркулирует в Вашингтоне – это фонд в размере 3-5 триллионов долларов для использования в целях спасения европейских стран и банков. Фонд, сформированный в значительной степени за счёт европейских налогоплательщиков.

Пока кто-то из нас погружался в размышления о замке, гадал над тем, что представляла собой штабная игра, а также мучил себя перспективой заплатить дантисту 400 фунтов, которые тот заломил за свою ерундовую работу, Джереми Паксман спрашивал у разных людей, считают ли они, что план сработает. Американский экономист по имени Остин Гулсби сказал, что у нас было два года на сбор капиталов, а сейчас уже немного поздно. Член парламента от тори и в прошлом инвестиционный банкир Саджид Джавид пояснил, что это не поможет, потому что евро был «машиной банкротства и надувательством». А по мнению председателя подразделения банка Голдман Сакс по управлению активами Джима О’Нила «провернуть всё это дело не легко». Мы, сказал он, «говорим большими цифрами».

Когда представитель верхушки компании в отношении которой кое-кто считает, что она «правит миром», полагает, что вы, как европейский налогоплательщик, можете платить всю свою оставшуюся жизнь за нечто, что вполне может и не сработать, это оптимизма не прибавляет. Это заставляет задуматься о способе, которым компания, в которой он работает, способствовала созданию глобального экономического кризиса путём продажи субстандартных ипотечных долгов; о том, как эта компания заработала даже ещё больше, поставив на наступление краха рынка сабпрайм; а также о том, как она оказывала услуги по размещению облигаций, а затем советовала другим клиентам продавать эти облигации без покрытия. Это даёт пищу для размышлений относительно 60 миллионов долларов, которые она согласилась заплатить, чтобы замять расследование в отношении нечестных кредитов по недвижимости в Массачусетсе, а также о «великолепном» Фабрисе Турре и порождённых им «экзотичных инструментах с высокой долей заёмных средств», смысла которых по его же словам он не понимал.

От такого поневоле задумаешься о греческом долге, который является очень крупной частью кризиса евро, и о том, что, как говорят некоторые люди, Голдман Сакс годами помогал правительству Греции скрывать его истинный масштаб. О всех тех людях в Голдман Сакс, которые стали высокоавторитетными консультантами правительств, и даже высокоавторитетными их членами, а кое-кто даже министром финансов самой могущественной в мире страны.

Заставляет задумываться ещё то, что вообще-то уже попросту устаёшь от нотаций всего этого люда и их рассказов о том, что вы не можете просить их об уплате даже 50 процентов налога с годовых доходов, исчисляемых зачастую миллионами; что вы не можете сделать нечто из-за того, что «рынкам» это не понравится, даже если единственное, что нравится рынкам, – это то, что делает их богаче. Понемногу начнёшь задумываться после того, как теневой Канцлер казначейства приводит длинный перечень извинений, которые звучат совсем не как извинения, говорит, что его партия «недостаточно жёстко осуществляла регулирование банков», но не начинает вести себя как должно в отношении порождённого и выпущенного на свободу чудовища.

Теперь мы все живём с этим чудовищем, которое жадно поглощает рабочие места, надежды и мечты. Мы все живём, как сказал вчера начальник теневого Канцлера, с «экономикой быстрого бакса» – экономикой, которая, кажется, уничтожает Западный мир. Нам не нужно было превращать финансы в крупнейшую отрасль экономики Британии и крупнейший источник её чистого экспорта. Нам не нужно было жить в пузыре, надутом из долга. Но мы сделали то, что сделали, и банки сделали то, что они сделали, и трейдеры сделали то, что они сделали, и вот мы здесь.

В отличие от «независимого трейдера», я надеюсь, что меры по поддержанию евро сработают. Я надеюсь, что у нас не будет ещё одной рецессии, или депрессии, или краха, и что мы и другие страны, которые сделали схожие с нами ошибки, получат шанс построить новую экономику, которая будет состоять в меньшей степени из горячего воздуха, а в большей – из вещей, которые можно увидеть и потрогать. Кстати, это Брейгель – художник, а не мозговой центр, – написал «Пейзаж с падением Икара». Он знал, чем кончаются полёты слишком близко от Солнца.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (1 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. Анонимус:

    Давно уже позволили.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *