Закат и падение всех и каждого

Источник перевод для mixednews –  plagioclase

27.09.2011

Более 10 лет назад Goldman Sachs предсказывал, что страны БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай) войдут в топ-10 лидеров мировой экономики, но не раньше 2040 года. Спустя десятилетие китайская экономика уже вторая, Бразилия находится на седьмом месте, Индия на 10-м, и даже Россия подтянулась ближе. Относительно Паритета покупательной способности (ППС) всё выглядит ещё лучше. Так, Китай находится на втором месте, Индия 4-я, Россия 6-я и Бразилия 7-я.

Не удивительно, что Джим О’Нил, который придумал неологизм БРИК и сейчас является председателем Управления активами Goldman Sachs подчёркивает, что «мир больше не зависит от лидерства США и Европы».

В конце концов, с 2007 года китайская экономика выросла на 45 процентов — а американская меньше че на 1 процент, что является достаточно поразительными цифрами, чтобы заставить пересмотреть свои прогнозы.

Беспокойство и недоумение Америки достигло новых высот, когда судя по последним прогнозам от МВФ, выяснилось, что (по крайней мере, по нынешним меркам) китайская экономика превзойдёт американскую к 2016 году. (До недавнего времени относительно такого изменения МВФ указывал не раньше 2050-го).

В течение следующих 30 лет согласно оценкам Goldman Sachs на первых местах будут находиться Китай, США, Индия, Бразилия и Мексика. Западная Европа? До свидания!

Голая система по своей сути

Всё большее число экспертов соглашается, что Азия лидирует в мире, тем не менее, говорить об «упадке Запада» было бы опасной позицией. Таково название исторической работы Освальда Шпенглера с таким названием от 1918 года. Шпенглер тогда читал, что человечество функционирует при помощи уникальных культурных систем, и что западные идеи не уместны и не могут быть перенесены в другие регионы планеты. (Расскажите про это молодым египтянам, протестовавшим на Тэхрир-Сквер (площадь в центре Каира, историческое место проведения протестов и демонстраций, в т.ч. — в ходе египетской революции 2011; прим. mixednews).

Шпенглер отобразил дух времени другого столетия, когда доминировал Запад. Он рассматривал культуры как живущие и умирающие организмы, каждый — со своей неповторимой душой. Восток был «волшебными», в то время как Запад был «фаустовским». Будучи реакционным мизантропом, он следовал убеждению о том, что Запад уже достиг высшей точки развития, возможной для демократической цивилизации — и, таким образом, его падение было предрешено.

Если вы решили, что это похоже на ранний вариант «столкновения цивилизаций» Самюэля Хантингтона, то можете не сомневаться — так и есть.

К разговору о цивилизационных столкновениях… Кто-нибудь заметил, слово «возможно» в заглавии центральной статьи последнего номера «Time», затрагивающей шпенглеровские темы («Закат Европы (и возможно Запада)»)? В наш пост-шпенглеровский век, под «Западом» следует подразумевать, конечно же, Соединённые Штаты. Как журнал мог так ошибиться? Возможно?

В конце концов, Европа сейчас в глубоком финансовом кризисе и будет находиться «в состоянии упадка», до тех пор, пока она неразрывно связана и подчинена «Западу» (т.е. Вашингтону), одновременно наблюдая экономический подъём того, что иногда иронично называют «Югом».

Подумайте о сложившейся для международного капитализма ситуации с точки зрения «столкновения» не  «цивилизаций», а «капитализаций».

Если Вашингтон теперь ошеломлён и действует на автопилоте, так это частично от того, что с исторической точки зрения, «единственная сверхдержава на земном шаре» только-только пережила печально известные 15 минут славы Энди Уорхола — от падения Берлинской стены и краха Советского Союза до «9/11» и доктрины Джорджа Буша младшего. Новый американский век заглох в три этапа: «9/11» (ответный удар), вторжение в Ирак (опережающий удар) и крах Уолл-стрит 2008 (капиталистическое казино).

Однако можно утверждать, что Европа всё ещё обладает определённым  не западным потенциалом, т.к. фактически, на периферии всё сильней нарастают проевропейские (а не проамериканские) настроения. В частности, «Арабская весна», например, была сфокусирована на установлении парламентарных демократий европейского стиля, а не американской президентской системы. Кроме того, несмотря на все финансовые угрозы, Европа остается самым большим мировым рынком. Во многих технологических областях она на данный момент не уступает США или даже опережает их, в то время как регрессивные монархии Персидского залива в больших количествах скупают евро (и элитную недвижимость в Париже и Лондоне) c целью диверсификации портфелей ценных бумаг.

Да, с такими «лидерами» как новый Наполеон — президент Николя Саркози, премьер-министр Дэвид (Аравийский) Камерон, премьер-министр Сильвио («бунга-бунга») Берлускони и канцлер Ангела («Дорогая Пруденс») Меркель, испытывающими серьёзный недостаток воображения и компетентности, Европе, по сути дела, и враги не нужны.

На закате или нет, но Европа могла бы открыть для себя совершенно новую  жизненную эру, отодвинув в сторону свой атлантизм и сделав ставку на евроазиатскую стратегию развития. Она могла бы открыть своё общество, экономику и культуру для Китая, Индии и России, подталкивая южную Европу к более глубокой интеграции с укрепляющейся Турцией, остальным Ближним Востоком, Латинской Америкой и Африкой (обойдясь без дальнейших  «гуманитарных» бомбёжек силами НАТО).

Иначе, как указывают все свидетельства, произойдёт закат не то чтобы Запада, но самой Западной системы, чья мрачная суть за последние годы обнажилась до неприличия. Историк — Эрик Хобсбом отобразил настроение этого момента словами «мир, преобразованный капитализмом» в своей книге «Как изменить мир», а Карл Маркс описал его в 1848 «в строках исполненных мрачного, скупого красноречия, узнаваемо отражающих мир на заре 21-го столетия».

В ситуации, когда политика умалилась до отражения экономики в разбитом зеркале, а производство и экономия заместились потребительством, просматривается нечто системное. Как в известных строках поэта Уильяма Батлера Йейтса — «основа расшаталась» — и она не укрепится.

Если Запад перестал быть основой, то что же именно пошло не так?

Кто не с нами, тот против нас

Тут полезно вспомнить, что капитализм стал «цивилизованным» благодаря постоянному давлению со стороны решительных организаций рабочего класса и угрозе повсеместных забастовок и даже революций. Так же помогало существование советского блока и альтернативной модели экономического развития (пусть и несовершенной).

В целях противодействия СССР, правящие круги Вашингтона и Европы вынуждены были покупать поддержку народных масс для защиты того, что все, не краснея, называли «западным образом жизни». Был создан сложный общественный договор, согласно которому капиталисты шли на уступки.

Теперь договор не действует. В Вашингтоне — полностью. В Европе — почти. Прежняя система начала рушиться, как только (полный идеологический триумф!) нео-либерализм стал единственным шоу в городе. Теперь единственным путём отсюда стало супершоссе и наиболее слабые слои среднего класса оказались на его обочине, сформировав новый постиндустриальный пролетариат или попросту пополнив ряды нетрудоспособного населения.

Если нео-либерализм и считается пока победителем, так это из-за отсутствия какой-то реалистичной альтернативной модели развития, и все его завоевания — под большим вопросом. Тем временем, за исключением Ближнего Востока, все мировые прогрессивные круги словно замерли в ожидании самораспада старого миропорядка. К сожалению, оглянувшись на уже минувшие схожие исторические перекрёстки вы скорее всего обнаружите гроздья гнева правого популистского толка или того хуже — откровенный фашизм.

Подобная ситуация перестаёт вписываться в упрощённую формулу «запад против остальных». Вообразите вместо этого, планету, где «остальные» пытаются различными способами избежать соприкосновения с Западом, но одновременно поглощают его способами, слишком сложными, чтобы их описать. Это будет насмешкой судьбы: да, Запад «падёт» вместе с Вашингтоном, и, тем не менее — останется всюду.

Извините, ваша модель — дрянь

Вообразите себя на месте развивающейся страны, делающей покупки в супермаркете с моделями развития. Вы смотрите на Китай и думаете, что видите что-то новенькое — консенсусная модель, всюду зажигающая огни — или нет? В конце концов, китайская версия экономического бума без политических свобод, возможно, окажется неприемлемой для большинства других стран.

По многим признакам она может скорее походить на опасный смертоносный экспонат — кассетную бомбу, начинённую осколками западной концепции инноваций, и замешанную на ленинистской формуле, где единственная партия управляет людьми, пропагандой, и — самое важное — Народной Освободительной армией.

В то же самое время, китайская система явно пытается доказать, что даже если Запад и объединял мир с интеллектуальной или материальной точки зрения — от неоколониализма до глобализации — то это вовсе не означает, что так будет всегда.

В свою очередь Европа торгует моделью наднациональной интеграции, позиционируя её как средство решения проблем и конфликтов от Ближнего Востока до Африки. Но любой покупатель сейчас имеет возможность наблюдать признаки того, что ЕС находится на краю краха, в виде бесконечных межъевропейских препирательств, включающих в себя национальные восстания против евро, недовольство ролью НАТО в качестве глобального Робокопа и своего рода непреклонного европейского культурного высокомерия, которое делает ЕС неспособным к осознанию причин, обуславливающих успех китайской модели в Африке.

Или скажем, наш покупатель обращается к модели Соединённых Штатов, той страны, которая, в конце концов, всё ещё является экономикой номер один в мире, чей доллар всё ещё остаётся мировой резервной валютой, и чьи вооруженные силы всё ещё занимают первое место по разрушительной мощи и продолжают держать по контролем большую часть земного шара.

Она и в самом деле могла бы показаться внушительной, если бы не тот факт, что Вашингтон явно находится на снижении, неистово мечась между неубедительным популизмом и выдохшейся ортодоксальностью, а в свободное время зазывает всех в капиталистическое казино в переулке. Эта гигантская сила, опутанная политическим и экономическим параличом на виду всего мира, и явно неспособная к тому, чтобы придумать стратегию выхода из положения.

Действительно, стали бы вы покупать какую-то из предложенных моделей? В самом деле, чью модель взять за образец в этом поглощаемом хаосом мире?

Одной из основных причин «арабской весны» были неконтролируемые цены на продовольственные товары, в значительной мере подстёгиваемые спекуляцией. Протесты и беспорядки в Греции, Италии, Испании, Франции, Германии, Австрии и Турции были прямыми следствиями глобальной рецессии. В Испании почти половина 16-29-летних людей, относящихся к страдающему избытком образования «потерянному поколению», осталась без работы, что является европейским рекордом.

Это может быть худшим показателем в Европе, но в Великобритании 20% из 16-24-летних людей являются безработными, что приблизительно соответствует среднему показателю для остальной части ЕС. В Лондоне почти 25 % людей трудоспособного возраста являются безработными. Во Франции 13.5 % населения теперь официально находятся за чертой бедности, то есть, живут меньше чем на 1 300$ в месяц.

Таким образом, многие в Западное Европе видят, что государство уже нарушило общественный договор. Протестующие Мадрида отлично уловили суть момента: «Это не мы — против системы, это система — против нас».

Этим и объясняется горькая неудача неолиберального капитализма, что и было изложено Дэвидом Харви в его последней книге — «Загадка капитала». Он ясно даёт понять, как экономическая политика «массового лишения права собственности, с применением хищнических методов на грани грабежа средь бела дня, особенно по отношению к бедным и уязвимым, бесхитростным и юридически незащищенным, стала обычным делом».

Спасёт ли Азия глобальный капитализм?

Тем временем Пекин слишком занят, готовясь стать мировым Серединным Королевством, чтобы отвлекаться на злоключения НАТО в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Он, разнообразя бомбёжки, размещает инженеров, архитекторов и работников инфраструктуры от Канады до Бразилии и от Кубы до Анголы.

Если Запад в беде, то у глобального капитализма ещё есть отсрочка (о её продолжительности трудно судить), связанная с появлением азиатского среднего класса не только в Китае и Индии, но также в Индонезии (240 миллионов человек в режиме бума) и Вьетнаме (85 миллионов). Никогда не прекращаешь удивляться, сравнивая теперешние азиатские чудеса и финансово-недвижимостный пузырь с ситуацией 1994 года, когда эти страны были в лапах «азиатских тигров», выпустивших их после финансового кризиса в 1997.

В одном только Китае проживает 300 миллионов человек. «Только» 23% от общей численности населения на данный момент проживает в средних и крупных городах и наслаждаются тем, что всегда называлось «совокупным чистым доходом». Они, фактически, уже представляют собой что-то вроде страны в стране, экономика которой достигает 2/3 от Германской.

Международный Институт Маккинси утверждает, что китайский средний класс сейчас составляет 29 % от 190 миллионов домашних хозяйств Серединного Королевства, и достигнет поразительных 75 % от 372 миллионов домашних хозяйств к 2025 (если, конечно, капиталистический эксперимент Китая не споткнётся обо что-то к тому времени и его финансово-недвижимостный пузырь не лопнет, утопив всё общество).

В Индии, с её населением в 1.2 миллиарда, уже есть, согласно Маккинси, 15 миллионов домашних хозяйств с годовым доходом, достигающим 10 000$. Через пять лет такие доходы будут уже у 40 миллионов домашних хозяйств или 200 миллионов человек. И у Индии 2011 года, как и у Китая 2001 года, есть только один путь — расти (опять же, на время действия отсрочки).

Американцы могут счесть это нереальным (или начать упаковывать эмигрантские сумки), но годовой доход меньше чем 10 000$ предполагает комфортную жизнь в Китае или Индонезии, в то время как в США, со средним домашним доходом примерно 50 000$, человек фактически беден.

«Nomura Securities» прогнозирует, что примерно через три года объёмы розничных продаж в Китае сравняются с объёмами США, и, таким образом, азиатский средний класс может действительно «спасти» глобальный капитализм на какое-то время, но такой ценой, что Мать-природа уже готовит страшную месть в форме того, что раньше называли изменением климата, а теперь называют просто «необычными погодными условиями».

Назад в США

Тем временем в Соединённых Штатах лауреат Нобелевской премии — президент Барак Обама продолжает настаивать, что все мы живём на американской планете — именно так. Но если эта линия поведения всё ещё находит отклик дома, то в мире, где уже испытывается первый китайский стелс-истребитель, а американский министр обороны посещает Китай, на это уже мало кто покупается.

Или когда информационное агентство «Xinhua», вторя Пекину, кипятится по поводу «безответственности» Вашингтонских политических деятелей, сыгравших главные роли в недавнем цирковом представлении, посвящённом покрытию долгов, и указывает на недолговечность системы, «спасённой» от свободного падения обещанием ФРС накачивать банки необеспеченными деньгами в течение, по крайней мере, двух лет.

И при этом Вашингтон ведёт себя недостаточно умно в борьбе за лидерство с собственным крупнейшим кредитором, держащим $3,2 триллиона в своих валютных резервах, что составляет 40% от всего количества долларов в мире, и постоянно озадачивается непрерывным экспортом опасной для здоровья «демократии для чайников» от американских берегов до Афгано-Пакистанской зоны боевых действий, Ирака, Ливии и других горячих точек на Большом Ближнем Востоке. Пекин хорошо знает, что сбои в глобальной капиталистической системе, устроенные США, могут сократить его экспорт, породить взрыв имущественного пузыря и перевести китайский рабочий класс в весьма неприятный революционный режим.

Отсюда следует, что вопреки возвышающимся голосам Рика Перри/Мишель Бахман, нет никакого «коварного» китайского заговора против Вашингтона или Запада. Фактически, разрыв между Китаем и Германией в объёмах мирового экспорта обусловлен значительным количеством продукции, контролируемой американскими, европейскими и японскими компаниями.

Снова закат Запада, да — но Запад уже настолько глубоко засел в Китае, что в ближайшее время от него не отделится. Кто бы ни поднимался, кто бы ни падал, на данный момент существует единственная мировая торговая система, приходящая в упадок в Атлантике и бурно развивающаяся в Тихоокеанском регионе.

Возможно Вашингтонские надежды на «изменение» Китая являются миражом, но кто сможет предсказать результат, когда в дело вступят глобальные капиталистические монополии?

Возвращение пустоши

Сказочные чудовища нашего мира — Осама бин Ладен, Саддам Хуссейн, Муаммар Каддафи, Махмуд Ахмадинежад (как любопытно — все мусульмане!) — явно предназначены для того чтобы поглотить наши страхи, подобно плеяде маленьких чёрных дыр. Но они не остановят закат Запада и не оградят бывшую единственную сверхдержаву от возмездия.

Пол Кеннеди — историк из Йельского университета, несомненно, напомнил бы нам, что история сметёт американскую гегемонию, как осень сметает лето (и как был сметён европейский колониализм, не смотря на «гуманитарные» войны НАТО).

Уже в 2002, во время подготовки вторжения в Ирак, эксперт по мировой системе — Иммануэль Валлерштайн рассуждал о конце гегемонии США в своей книге «Закат американского могущества». Вопрос состоял не в том, находятся ли Соединённые Штаты в состоянии упадка, а смогут ли они найти способ упасть изящно, без излишне большого ущерба для себя или мира. Ответ за прошедшие годы стал очевиден: нет.

Спустя 10 лет после атаки «9/11», какие могут быть сомнения в том, что большой глобальный спектакль 2011 года  — «арабская весна» является частью плана по разрушению Запада? Пока Запад барахтался в болоте страха, исламофобии, финансового и экономического кризиса, и даже Великобритания — в беспорядках и грабежах, люди Северной Африки и Ближнего Востока рисковали своими жизнями, чтобы пробить трещину в западной демократии.

Этой мечте не суждено было сбыться (по крайней мере — полностью) благодаря Дому Сауда и его ближайшим союзникам с берегов Персидского залива, вмешавшихся в соответствии со своей безжалостной стратегией контрреволюции, в то время как НАТО, получив помощь,  приукрасила рассказ массированными «гуманитарными» бомбардировками с целью демонстрации западной мощи.

Как без лишних обиняков заявил генеральный секретарь НАТО — Андерс Фог Расмуссен: «Если вы не в состоянии развернуть войска за пределами своих границ, значит, вы не можете оказать влияние на международные события, и за вас это сделают другие силы, которые возможно не станут разделять ваших ценностей и убеждений».

Так что давайте разберём ситуацию на конец 2011 года. Применительно к Северной Африке и Ближнему Востоку задача НАТО состоит в том, чтобы США и Европа остались в игре, участники БРИКС вышли из неё, а «аборигены» остались на своих местах. Тем временем в Атлантическом мире средний класс охвачен тихим отчаянием, в Тихоокеанском регионе наблюдается китайский бум, а весь мир затаив дыхание ждет, когда на Западе лопнет очередная экономическая струна.

Жаль, что у нас нет своего Томаса Элиота, чтобы вести хронику распространения этой убогой нео-средневековой пустоши вдоль по всей атлантической оси. Когда капитализм попадает в отделение интенсивной терапии, самым уязвимым остаётся тот, кто несёт расходы на лечение, а оплачивать его приходится только кровью.

Пепе Эскобар, Asia Times Online


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (1 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *