Почему сошло с рельсов краткое стратегическое партнерство Америки и России, существовавшее 15 лет назад?

apec_aloha_wear_639942z

Российский президент Владимир Путин беседует с президентом США Джорджем Бушем-младшим в ходе фотосессии на саммите лидеров АТЭС в Шанхае, 21 октября 2001 года

Американо-российские отношения достигли на прошлой неделе отрицательного рекорда после предполагаемого провала сирийского перемирия недельной давности. Однако, был короткий период около 15 лет назад, когда Вашингтон и Москва имели реальную возможность установить более прочное партнёрство в вопросах безопасности. Таково было общее мнение, высказанное в 40 интервью, которые я провел в этом году с бывшими американскими и российскими официальными лицами по поводу прошлого и будущего американо-российских отношений.

Несколько бывших высокопоставленных американских чиновников, с которыми я говорил, признали важную роль готовности России немедленно после катастрофы 9/11 поддержать североатлантический альянс и предоставить логистическую помощь возглавляемой США коалиции для устранения Талибана от власти в Афганистане. Как отметил один из моих собеседников, «свобода проведения операций в Афганистане в 2001 году ознаменовала наибольшую синхронизацию американских и российских интересов, и российская поддержка была не менее важна, чем поддержка стран НАТО».

Россия надеялась на партнерство

Некоторые бывшие российские официальные лица, у которых мне довелось брать интервью, вспоминали существовавшую в 2001 году надежду, что Россия, США и другие партнеры смогут создать антитеррористическую коалицию, во многом схожую с антигитлеровской коалицией во второй мировой войне. Владимир Путин вновь предложил эту концепцию в прошлом сентябре, выступая в Генеральной Ассамблее ООН.

В ходе визита Путина в США в ноябре 2001 года, он выражал исключительно позитивное настроение относительно перспектив развития отношений России с Соединенными Штатами и даже с НАТО. Как выразился один из американских чиновников, «Путин был готов пойти на сделку».

Однако, администрация Буша не была готова сдать России те карты, которые хотел Путин. По прошествии нескольких месяцев сотрудничества с Россией в Афганистане, Вашингтон объявил о выходе из Договора об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО). А затем США объявили о своем намерении принять в 2004 году в члены альянса страны Балтии.

Один бывший американский чиновник отметил, «Путин воспринял оба решения, о выходе из договора по ПРО и о расширении НАТО, довольно спокойно». Однако, как отметил его российский коллега, молодой российский президент понял, что «стратегическое партнерство с Соединенными Штатами означает, что если ты принимаешь все американские условия, ты остаешься партнером и сохраняешь хорошие отношения, но тебе не позволяется вносить свой вклад в формирование совместных планов. Ну а если ты возражаешь, тебя просто выбрасывают за борт».

У США были собственные планы

Американо-российское сотрудничество достигло своего пика с разгромом Талибана осенью 2001 года. Приоритетом администрации Буша в этот момент стала подготовка к войне с Ираком. Американские планы по многим международным вопросам, включая распространение войны с террором, не соответствовали российским, и, если уж на то пошло, то и планам многих важных союзников по НАТО».

Мои интервью позволили выяснить, что президент Джордж Буш хотел улучшить отношения с Россией, однако министр обороны Дональд Рамсфелд и остальные члены администрации не желали этого, и другие приоритеты, такие как противоракетная оборона, расширение НАТО и война в Ираке взяли верх. Как сказал один из бывших чиновников, «Рамсфелд рассматривал Россию как второразрядную страну, не заслуживающую никакого внимания».

Несмотря на усиливающееся разочарование, Путин придерживался, во всяком случае публично, позитивного мнения об отношениях с Вашингтоном на протяжении своего первого президентского срока, завершившегося в начале 2004 года.

Что изменилось?

Антитеррористическое сотрудничество между США и Россией прекратилось после нападения на школу № 1 в северо-кавказском городе Беслан в 2004 году, ознаменовав завершение короткого американо-российского партнерства после 9/11. В своем выступлении несколько дней спустя после бесланской трагедии, Путин заявил, что США и Запад поддерживают чеченских террористов. Бывшие российские чиновники, с которыми я беседовал, объяснили, что Путин воспользовался шоком Беслана, чтобы закрутить гайки во внутренней российской политике, а те, кто решился возражать, были объявлены лакеями Запада.

После украинской «оранжевой революции» осенью того же года, Россия снова разыграла анти-американскую карту. Как отметил один из американских чиновников, именно в этот момент произошел окончательный поворот в американо-российских отношениях. Путин осудил правительство США и поддерживаемые Америкой негосударственные организации за вмешательство в выборы на Украине в пользу предпочтительного для Запада кандидата Виктора Ющенко, направленное на ослабление российского влияния в этой стране.

Путин огрызается

Интервенция НАТО в Ливии в 2011 году и смерть Муаммара Каддафи ознаменовали дальнейший обвал. На ежегодной встрече с иностранными экспертами, на которой я присутствовал той осенью, Путин проявил заметное возмущение, назвав действия НАТО «грубым нарушением», и подробно пояснил, что он никогда не позволит, чтобы президента Сирии Башара аль-Асада постигла та же судьба, что и убитого ливийского лидера.

Бывшие официальные лица США также вспоминали гнев Путина в отношении госсекретаря Хилари Клинтон, критиковавшей фальсификации в ходе выборов в Думу, а также его обвинения в том, что Госдепартамент  США и американские разведслужбы призывали оппозицию к демонстрациям. Открытый антиамериканизм сформировал основу предвыборной платформы Путина на президентских выборах 2012 года, сосредоточенную на защите российского суверенитета и национальных интересов. Российская аннексия Крыма и развязывание войны на Донбассе в 2014 году, по мнению вышеупомянутых чиновников, означали, что антиамериканская позиция Путина достигла новых высот.

Сирийский тупик

Описанное выше токсичное соединение проблем региональной безопасности, терроризма и вопросов внутренней политики оставляет США и Россию «на ножах» и сегодня, как на Украине, так и в Сирии, то есть по двум основным внешнеполитическим проблемам, определяющим двусторонние отношения на протяжении последних нескольких лет.

Очевидный полный провал соглашения о перемирии в Сирии после ударов по гуманитарному конвою, последовавших за американскими непреднамеренными ударами с воздуха по сирийским силам в прошлую субботу, свидетельствует  не только о невозможности устранения разногласий в политике, но и об опасности действий американских, российских и прочих вооружённых сил в такой близости друг от друга в условиях «тумана» этой гражданской войны.

Бывшие американские и российские официальные лица согласились в своих интервью, что нынешние отношения – это не «новая холодная война», но многие выразили опасения, что они могут оказаться даже более опасными. По словам одного из моих американских собеседников, «все обстоит не так плохо, как выглядит – все на самом деле гораздо хуже».

Автор, Эндрю Качинс – американский политолог, эксперт по вопросам российской политики, кремлинолог. 


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (5 голосов, среднее: 3,40 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *