Конечная цель российских военных – уничтожать противника с дальней дистанции

tu-160_25174328835_0

Состояние вооруженных сил России в 2035 году во многом будет определяться тем, насколько успешно Москва сможет перейти от проектов, изначально созданных еще в Советском Союзе, к новым разработкам, сделанным в современной Российской Федерации. Многие из самых современных российских вооружений, такие как, например, крылатая ракета Калибр-НК или баллистическая ракета Искандер-М на самом деле представляют собой проекты, которые лежали на чертежной доске в 1980-х, когда Советский Союз только начал спотыкаться.

«Все это на самом деле советские проекты конца восьмидесятых, почти все, – рассказал специалист по российским военным проблемам Центра военно-морского анализа Майкл Кофман во время презентации 24 мая в Вашингтонском Центре стратегических и международных исследований.  – Мы еще увидим реальные российские образцы оружия следующих поколений, которые появятся в рамках новой программы модернизации».

К новым российским вооружениям следующих поколений, которые не являются модернизацией советских оригиналов, относятся зенитно-ракетный комплекс С-500, гиперзвуковая противокорабельная крылатая ракета Циркон и стратегический стелс-бомбардировщик Туполев ПАК-ДА (Перспективный авиационный комплекс дальней авиации). Другие системы следующего поколения включают двигатели для истребителей пятого поколения Сухой ПАК ФА (Перспективный авиационный комплекс фронтовой авиации) под названием Изделие 129. Пока неясно, с какими трудностями роста столкнется Россия в ходе разработки этих моторов, поскольку страна с советских времен не создавала новых двигателей для истребителей. «Создавать двигатели – на самом деле очень сложная задача, – отметил Кофман. – Если бы это было не так, Китай не покупал бы до сих пор российские двигатели».

В будущем Россия, скорее всего, сосредоточится на средствах «бесконтактной» войны, которые, возможно, будут включать в себя оружие для проведения дальних ударных операций, зенитные ракеты дальнего радиуса действия и высокоточное оружие. Идея заключается в том, чтобы иметь возможность поразить потенциального агрессора с дальней дистанции, нанеся ответный удар непосредственно по противнику. «Они работают над стратегией «сдерживания путём устрашения», именно для этого и нужен весь этот потенциал удара с дальней дистанции – сказал Кофман. – Речь идет о возможности нанести ответный удар обычными вооружениями, не применяя ядерного оружия».

Кроме того, русские разрабатывают беспилотные системы, причем совершенно иным путем, по сравнению с западными военными. В настоящее время Россия отстает от Запада в области беспилотных технологий, но Кремль и российская военная индустрия вкладывают серьезные деньги в подобные системы. В результате, Россия сейчас стремительно продвигается вперед в области робототехники. «В последнее время во всех войсках российских вооруженных сил наблюдается быстрое распространение дронов», – сказал Кофман.

По сравнению с западными армиями, в России гораздо меньше внимания уделяется созданию крупных боевых беспилотников, летающих на средних высотах. Русские в основном сфокусировались на тактических системах для сухопутных войск. Таким образом, они создают многочисленные дешевые одноразовые беспилотники, которые могут быть использованы в качестве средств разведки для обеспечения возможностей наведения на цель тяжелой артиллерии. «Русские очень быстро начали адаптировать дроны к своим методам ведения военных действий. А их армия хотела бы воевать, применяя максимально возможную огневую мощь на дальней дистанции», – сказал Кофман.

Политолог из шведского Агентства оборонных исследований Томас Мальмлеф добавил, что Россия также чрезвычайно активно инвестирует в средства радиоэлектронной борьбы. Более того, Кофман заявил, что с точки зрения кибер-войны Россия уже сейчас является равным или почти равным соперником Соединенных Штатов. Однако, потенциал в области войны в виртуальном пространстве трудно оценить, поскольку часть информации поступает от разведслужб, а остальное становится известно только после применения. «Это особая проблема – изучение таких средств, – сказала директор российских и евразийских программ Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне Ольга Оликер. –несмотря на все разговоры, на самом деле здесь мало что известно наверняка».

В принципе, в долгосрочной перспективе российские вооруженные силы перестанут опираться на массу средств поражения и превратятся в армию, обладающую возможностями точного удара, сохраняя способность при необходимости поражать групповые цели. Однако, как отметила Оликер, Россия еще не полностью интегрировала в свою доктрину высокоточное оружие и в большой степени оно пока находится только в стадии  разработки. Например, нельзя сказать, что в Сирии высокоточное оружие используется продуманно.

Впрочем, по мере освоения российскими военными новых вооружений, российская доктрина применения высокоточных видов оружия эволюционирует. «Интересно будет посмотреть, что из этого получится», – сказала Оликер.

Итак, Россия сейчас не представляет столь серьезной угрозы, как бывший Советский Союз. Однако, Москва уже не настолько слаба, как сразу после его распада, когда Кремлю оставалось надеяться только на ядерный арсенал сдерживания. Современная Россия располагает возможностью нанесения ответного удара обычными вооружениями против потенциальных угроз. «Россия сегодня обладает на самом деле весьма достойными обычными вооружениями, – сказал Кофман. – Они больше не зависят от свои ядерных ракет как от единственного средства сдерживания».


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (2 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *