Стелс-истребители: российский vs американский

1427132516_0_d3d69_28f87108_orig

Как говорится, количество, это уже само по себе качество.

Добро пожаловать, леди и джентльмены! Сегодня на ринге сразятся два величайших малозаметных многоцелевых истребителя современности – это F-22 «Раптор» и Т-50 проекта «ПАК ФА». Первый уже производится (но ходят слухи об обратном), а второму только предстоит стать серийным (что также под сомнением).

Сегодня выяснится, который из истребителей одержит победу над соперником. Ближний бой, дальний бой – всё разрешено! И чтобы публика заинтересовалась, события битвы будут представлены в обратном порядке, как в одном из эпизодов сериала «Сайнфелд».

В пределах видимости: сталкивая рукопашника со стрелком?

С момента появления ракетных технологий ожидалось, что воздушный бой будут вести ракетами с расстояния более 100 или даже 200 километров. Но если два соперничающих истребителя используют стелс-технологии, дистанция, на которой они могут с точностью поразить друг друга оружием с системой радиолокационного наведения, резко сокращается. В теории, воздушных боёв на ближней дистанции должно стать больше.

Прежде всего, следует признать, что у F-22 и Т-50 на двоих множество отличных характеристик: оба обладают сверхзвуковой крейсерской скоростью (она достигается без форсажа), в 1-1,5 раза превышающей скорость звука. По этим параметрам F-22 «Раптор» превосходит Т-50 проекта «ПАК ФА» — скорость составляет 1,8 Маха и 1,6 Махов соответственно. Практический потолок обоих аппаратов составляет 20000 метров — выше, чем показатели нового F-35.

Итак, который из аппаратов уцелеет, если два условных истребителя сойдутся в воздушной схватке в пределах видимости?

F-22 «Раптор» — самый манёвренный истребитель, когда-либо созданный в США.

Но Т-50 проекта «ПАК ФА» ещё манёвреннее.

Двигатели Т-50 оснащены управляемым в трёх направлениях вектором тяги — сопла его двигателей буквально могут независимо поворачиваться в любую сторону, чтобы помочь самолёту выполнять манёвр. Двигатель помогает самолёту выполнять поворот относительно вертикальной оси и пикировать, поэтому истребитель обладает очень высоким углом атаки, который достигается, когда нос самолёта направлен в отличную от его вектора сторону.

Двигатели «Раптора» оснащены управляемым в вертикальной плоскости вектором тяги, которые могут лишь синхронно подниматься и опускаться, что влияет только на пикирование. И всё же это довольно впечатляет: «Раптор» — единственный американский сверхманёвренный истребитель. Но его манёвренность отличается от манёвренности Т-50.

Что манёвренность позволяет делать в воздушном бою? Она помогает самолёту уклоняться от ракет (актуально в любой ситуации) и занимать выгодную позицию для атаки в бою в пределах видимости. Тем не менее, на самые экстремальные манёвры самолёт затрачивает много энергии, а США всегда ратовали за обладание как можно большим её количеством, поэтому, как видится, F-22 расходует энергию медленнее, чем его российский эквивалент.

К оружию! Хотя F-22 обладает низкой тепловой заметностью, следует подчеркнуть, что в бою в пределах видимости малозаметные истребители всё же уязвимы для ракет с инфракрасной системой наведения. Оба истребителя вооружены двумя такими ракетами.

Долгое время у российских самолётов было преимущество в виде ракет малого радиуса Р-73 с инфракрасной системой наведения, которые пилот мог навести на цель с помощью встроенной в шлем системы: пилоту нужно лишь посмотреть на вражеский самолёт, чтобы атаковать его ракетой. Важно, что самолёт не обязательно должен быть направлен на цель.

Как бы то ни было, США, наконец, создали свою версию Р-73 – ракету AIM-9X – в 2004 году, и к 2017 году F-22 должны оснащаться AIM-9X. Встроенная в шлем система наведения должна появиться к 2020 году.

К тому времени, когда Т-50 пойдёт в серию, два истребителя будут обладать примерно идентичным оружием малого радиуса.

Вердикт: Небольшое преимущество Т-50. Оба истребителя отлично подготовлены к воздушному бою, но Т-50 выглядит более манёвренным.

Однако у боя в пределах видимости есть одна особенность. В нём участвовать будут лишь те, кто пережил бой за пределами видимости ранее…

За пределами видимости: пропадая с радаров

Следует немедленно обратиться к самой важной характеристике.

Сообщается, что эффективная площадь рассеяния (ЭПР) F-22 составляет лишь 0,0001 метра.

Объявленная ЭПР Т-50 составляет 1 метр… спереди.

В патентных документах указана максимальная ЭПР в 1 метр… Видимо, эти классные двигающиеся в трёх направлениях сопла сзади привлекают к себе некоторое внимание.

Это не станет серьёзной помехой, если Т-50 вступит в бой с противником, находясь на краю его сети РЛС.

Тем не менее, перспектива проведения операций в пределах сети РЛС выглядит не столь радужной. Для России, может быть, это не так важно, но во многих ситуациях вероятность обнаружения Т-50 выше, чем F-22.

По другим параметрам боя за пределами видимости две конструкции одинаково эффективны.

В распоряжении F-22 и Т-50 имеются радары с активной фазированной антенной решёткой (АФАР), точнее, так будет, когда разработка малогабаритной РЛС Н036 «Белка» завершится.

Радары с АФАР незаметнее, менее уязвимы для помех и хвастаются повышенной точностью. Истребители F-22 и Т-50 обнаружат друг друга на расстоянии в 50 километров, но который из них сделает это первым – большой вопрос.

Т-50 славится современной инфракрасной поисково-следящей системой с максимальной дальностью обнаружения в 50 километров. У F-22 сейчас подобной системы нет, но к 2020 году она должна появиться. Тем не менее, сопла двигателей F-22 сконструированы таким образом, чтобы снизить тепловую заметность самолёта, а двигатели Т-50 не разделены. Поэтому более чем очевидно, кто кого заметит первым с учётом того, что положение Т-50 на подобной дистанции будет определяться радарами.

Во всяком случае, инфракрасные поисково-следящие системы не способны точно определить местоположение другого самолёта, они лишь указывают на него в общих чертах.

В крыльях Т-50 расположены радары L-диапазона, которые, в теории, смогут эффективно определять положение малозаметных истребителей. Тем не менее, их дальность довольно ограничена, а для наведения они недостаточно точны. В отличие от инфракрасной поисково-следящей системы, при работе этих радаров Т-50 становится более заметным для радаров противника.

Исходя из тренировочных боёв «Рапторов» с F-15 и F-16, с помощью ракет дальнего действия истребители четвёртого поколения уничтожаются на дистанциях, на которых у них практически нет возможности обнаружить и контратаковать малозаметные истребители. Но когда бой будут вести два малозаметных истребителя, максимально доступная дистанция станет более короткой.

Оба самолёта оснащены ракетами дальнего действия с радиолокационным наведением, эффективность которых приблизительно одинакова. У России есть передовые ракеты К-77М с заявленной дальностью в 200 километров, а в распоряжении США находятся AIM-120D Scorpion с дальностью в 160 километров (большая дальность К-77М может быть преимуществом, но не над малозаметным истребителем). Более современные ракеты с прямоточным воздушно-реактивным двигателем (наподобие Meteor и PL-15) уже приняты на вооружение, но неясно, будут ли ими оснащаться F-22 или Т-50.

F-22 оснащён шестью AIM-120, а в распоряжении Т-50 лишь четыре ракеты. Это скромный арсенал, так как отличительной чертой воздушных боёв будущего, скорее всего, станет большое количество летящих в одну и в другую сторону ракет, и каждая первая будет нести смерть.

Многие эксперты сомневаются в том, что Т-50 может похвастаться авионикой пятого поколения и сетевыми технологиями, задействованными в последних американских истребителях. Любопытно, что сети с такими достаточно мощными низкочастотными радарами с АФАР как на самолёте E-2D с авиационным комплексом радиообнаружения и управления могут позволить ракетам с системой радиолокационного наведения нацелиться на малозаметный самолёт! Как бы то ни было, каналы передачи данных F-22 также устарели, а их обновление началось лишь недавно.

Военные операции F-22 будет совершать в сопровождении обширной сети вспомогательных датчиков и платформ радиоэлектронной борьбы, расположенных как на море, так и в воздухе. Ведутся даже разговоры о том, чтобы использовать малозаметные истребители для обозначения потенциальных целей, которые затем будут атакованы сверхдальними бомбардировщиками-ракетоносцами B-52.

Напротив, российские аналитики настаивают на том, что наземные низкочастотные радары и ракеты дальнего действия системы «земля-воздух» наподобие С-400 – это действенное средство против малозаметных истребителей. Поэтому Т-50 будет использоваться вблизи наземных позиций, что с учётом российских сил по обеспечению безопасности может быть приемлемо.

Вердикт: преимущество F-22. История показала, что сторона, которая в битве с использованием техники наносит первый удар, обычно побеждает, и, скорее всего, у F-22 это получится, хотя при сближении шансы истребителей уравниваются.

Производство

Для чего же осквернять эту благородную дуэль двух соколов пошлыми коммерческими проблемами?

Причина крайне проста. Истребитель Т-50 станет полноправным соперником F-22, только когда будет произведено значительное количество этих машин.

Их должно быть больше 12 штук, а именно таковы объёмы заказа на постройку истребителей к 2020 году.

Не то чтобы производство F-22 было по-настоящему массовым: оправдать надежды США на превосходство в воздухе в течение следующих 20 лет призвано 178 самолётов.

Тем не менее, так как Т-50 и F-22 близки по характеристикам, небольшого количества Т-50 не хватит для того, чтобы эффективно противостоять главенствованию «Раптора» или даже F-35.

Так почему же объём заказа на Т-50 так невелик? Оказалось, что крайне сложно воплотить все конструкторские решения, особенно это касается двигателей. Стоимость разработки растёт, а российская экономика в последние два года находится в состоянии спада, и столь дорогое предложение теряет свою привлекательность.

Из этого вытекает следующая трудность, связанная с Т-50: многие возможности самолёта лишь планируются, а не существуют. Радар с АФАР ещё проходит испытания. Сейчас Т-50 оборудуется турбореактивными двигателями АЛ-41Ф1, которые неэффективно расходуют топливо и производят недостаточно тяги, поэтому планируется заменить их на более совершенный турбореактивный двигатель Изделие 30, как только его разработка будет завершена, а случиться это может в 2027 году.

Вкратце, истребитель Т-50 – это проект в процессе разработки, чьи возможности неясны. И эта разработка очень дорого стоит, поэтому неизвестно, сколько машин в итоге действительно удастся произвести.

С этим связана следующая большая проблема: инвестор проекта «ПАК ФА», Индия, довольно громко высказывает претензии по поводу стоимости и качества элементов проекта. Такие нюансы как неподогнанные детали потенциально могут увеличить эффективную площадь рассеяния. Индийские FGFA могут оказаться более продуманными, чем российские версии, но если Индия откажется от заказа 100 истребителей, финансировать проект станет ещё сложнее.

Несмотря на это, российская военная политика и экономические успехи в будущем могут измениться. В связи с масштабной заменой малозаметных истребителей не исключена вероятность появления новых заказов. Трудно представить, что по проекту, в развитие которого было вложено так много денег, будет создано лишь 12 истребителей.

Тем не менее, на данный момент всё указывает на то, что в это десятилетие лишь малое количество Т-50 будет принято на вооружение в России – слишком мало, чтобы изменить баланс воздушных сил в ближайшее время.

Себастиан Робин – магистр по разрешению конфликтных ситуаций Джорджтаунского университета, в прошлом —  университетский инструктор в Корпусе мира в Китае. Также работал в сфере образования, редактирования и расселения беженцев во Франции и США. Пишет статьи для War is Boring, посвящённые проблемам безопасности и истории

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0