Низкие доходы как запускающий элемент революции часть 1

Источник перевод для mixednews – Света Гоголь

Ни одна экономика – современная или древняя, монархическая или демократическая, капиталистическая или социалистическая – не в состоянии обеспечить все нужды общества и дать государству возможность развиваться в желаемом направлении, если будет полагаться исключительно на рыночные силы.

Регулируемый рынок выполняет множество функций, жизненно важных для любой экономики – феодальной, капиталистической или социалистической. Но если, как настаивают сторонники неолиберального направления капиталистической рыночной экономики,  оставить рыночные силы не регулируемыми или не направляемыми правительством, то ресурсы естественным образом начинают распределяться  наиболее рационально. То есть все усилия и инвестиции направляются в те отрасли, где потенциальная доходность капитала наиболее высока, а не в те, где государство и его граждане испытывают наиболее острую потребность.

После Азиатского финансового кризиса 1997 года Вашингтонский консенсус, считавшийся до той поры наиболее эффективной стратегией экономического роста развивающихся экономик, был в значительной степени дискредитирован.

Консенсус включает в себя десять положений:

1) бюджетная дисциплина;

2) сокращение расходов на социальные нужды и перенаправление освободившихся средств в отрасли с наиболее высокой экономической отдачей;

3) налоговая реформа: снижение предельных налоговых ставок и расширение базы налогообложения;

4) либерализация процентной ставки;

5) свободные обменные курсы валют;

6) либерализация торговли;

7) снижение ограничений для прямых иностранных инвестиций;

8) приватизация;

9) дерегулирование;

10) защита прав собственности.

Все эти положения направлены на значительное ослабление роли правительства в процессе экономического развития и сокращение таких важнейших функций государства, как защита слабых от сильных.

Высокодоходные рынки в целом и современные финансовые рынки в частности, даже если оставить в стороне вопрос об их ответственности за использование финансовых ресурсов по принципу получения максимальной прибыли, не дают устойчивого или пропорционального финансового или экономического результата, если не регулируются государством.

Гипотеза финансовой нестабильности Мински

 Американский экономист, профессор университета Вашингтона в Сент-Луисе Хайман Мински (1919-1996) выдвинул свою Гипотезу финансовой нестабильности (ГФН) в 1960-х годах. Мински связывал хрупкость финансовых рынков с циклами деловой активности и образованием на финансовых рынках «пузырей», раздуваемых спекулятивными инвестициями.  Гипотеза Мински — прямой вызов Гипотезе эффективного рынка (ГЭР), предложенной экономистом Школы бизнеса при Чикагском университете Юджином Фама.

Основное правило бихевиористского финансирования, положенное в основание Гипотезы эффективного рынка, гласит, что объём операционной прибыли всегда был, и всегда будет напрямую зависеть от сокращения неэффективных сегментов финансовых рынков.

Согласно ГЭР, цены акций отражают совокупный отклик рынка на всю известную на данный момент информацию. Оценка текущей стоимости акций одного или даже каждого участника рынка может быть ошибочной. Но рынок в целом не ошибается никогда.

После того, как в 2000 году лопнул пузырь доткомов, защитники ГЭР заявили, что это явление вполне укладывается в рамки Гипотезы. Проблема, по их оценке, заключалась в недостоверности информации, на которой строились рациональные прогнозы. Это был аргумент вроде того, что операция прошла успешно, только пациент умер.

К 2008 году несостоятельность ГЭР была продемонстрирована реальными данными по кризису кредитного рынка, начавшегося в середине 2007-го, когда ошибочность оценки финансовым рынком устойчивости пузыря цен на жилую недвижимость проявилась особенно ярко. Но и эта вопиющая ошибка рынка была проигнорирована значительным большинством экономистов-сторонников свободного рынка.

Так продолжалось до тех пор, пока за несколько операционных дней в середине 2007 не произошёл обвал на кредитных рынках по всему миру. Только после этого подавляющее большинство экономистов-сторонников ГЭР, включая тех, что работают в Центробанках, заново открыли для себя теорию Мински.

Гипотеза финансовой нестабильности Мински базируется на его же модели цикличности кредитного рынка. Цикл, по мнению экономиста, включает в себя пять последовательных этапов: сдвиг, бум, эйфория, фактическое получение прибыли и паника.

Этап сдвига нынешнего кредитного и финансового кризиса начался в начале 2000-х. Сначала Федрезерв под  председательством Алана Гринспена удерживал краткосрочную процентную ставку на опасно низком уровне, позволяя пузырю доткомов раздуться.  Затем,  23 июля 2003 года, снизил ставку по федеральным фондам до одного процента (самого низкого уровня за последние 45 лет) и удерживал её целый год после того, как пузырь доткомов лопнул, позволяя раздуваться теперь уже пузырю цен на жильё. В итоге,  в середине 2007 года произошёл обвал цен на недвижимость.

С 16 декабря 2008 года ФРС под председательством Бен Бернанке держит  базовую учётную ставку в диапазоне 0-0.25 процентов, тщетно пытаясь оживить глубоко больную экономику. 

Долговой пузырь Гринспена

 Алан Гринспен занимал пост председателя Федеральной резервной системы США в течение 18-ти лет (с 11 августа 1987 по 31 января 2006). За это время в стране сменилось четыре президента (Рональд Рейган, Джордж Г. У. Буш, Билл Клинтон, Джордж У. Буш).

Активы предприятий с государственным участием за это же время раздулись до 830 процентов, с 346 миллиардов долларов до 2,872 триллионов. Предприятия с государственным участием были учреждены Конгрессом США с целью предоставления льготных кредитов определённым категориям заёмщиков, таким как домовладельцы со средним и низким уровнем доходов, фермеры и студенты.

Объём агентских ценных бумаг, обеспеченных закладными, увеличился на 670 процентов до 3,55 триллионов долларов. Общая стоимость обеспеченных активами неоплаченных ценных бумаг взлетела с 75 миллиардов до 2,7 триллионов долларов.

Председательство Гринспена пришлось на период самого пышного расцвета  финансовых спекуляций в истории, включая индустрию хедж-фондов в триллион долларов, раздутый баланс компаний Уолл-стрит, который приближался к двум триллионам долларов, рынок соглашений об обратной покупке (репо) на 3,3 триллионов долларов и глобальный рынок дериватов, условная стоимость которого превышала непостижимые 220 триллионов долларов.

Поскольку условная стоимость не является реальной – возникает риск. Колебание процентной ставки в один процент от условной стоимости в 220 триллионов долларов составляет 2,2 триллиона. Это примерно 20 процентов валового внутреннего продукта (ВВП) США.

Осуществление более свободной валютной политики Федерального Резерва привело к образованию нескольких долговых пузырей и усугубило затянувшуюся  проблему внешнеторгового дефицита США, который финансируется потоком долларов из стран с активным сальдо торгового баланса, экспортирующих в США.

К таким странам относятся Китай, Япония, страны Евросоюза и страны-экспортёры нефти. Эти страны не в состоянии потратить долларовые излишки торгового баланса на развитие национальной экономики, так как для этого им сначала пришлось бы перевести доллары в местные валюты, что тут же вызвало бы скачок инфляции, поскольку товары, стоящие за местными валютами, уже были отправлены на рынок США для продажи за доллары.

После этого, вследствие господства доллара, странам-экспортёрам не остается ничего, кроме как инвестировать в долг правительства США те доллары, которые они заработали, увеличивая положительное торговое сальдо на торговле с США.

Этап бума, согласно Гипотезе финансовой нестабильности Мински был вызван легкой доступностью субстандартного кредитования с низкой процентной ставкой, вследствие чего цены на жилье были выведены  на нереальный уровень.

Секьюритизация ипотечной задолженности позволила банкам продать кредитным рынкам огромное количество рискованных кредитов в форме инструментов структурного финансирования различной степени риска и прибылью для инвесторов, соответствующей взятым на себя рискам.

Таким образом, банки смогли снять с баланса токсичные субстандартные ипотечные долги и получили возможность выдавать больше кредитов без необходимости расширения резервного фонда или увеличения собственного капитала.

Бум, связанный  с раздуванием пузыря рынка жилой недвижимости, постепенно перешел в фазу эйфории, когда «умные деньги» начали приносить прибыль за счёт продаж на вершине ценового цикла. В конце концов, долговой пузырь лопнул.

Начались панические продажи, которые привели к обвалу кредитных рынков, так как покупателей – даже по самой низкой цене – не было. Паника моментально сделала продавцами всех участников рынка. А когда нет покупателей – ни по какой цене – рынки обваливаются.

Согласно гипотезе Мински, бизнес-цикл находится в фазе бума, когда поток денежных средств становится больше, чем это необходимо для погашения долга. В этой ситуации естественным образом возникает спекулятивная эйфория. Она принимает на себя излишки того долга, который заёмщики могут оплатить, исходя из своих обычных доходов.

Эти долговые излишки, в свою очередь, неизбежно ведут к финансовому кризису, «Моменту Мински», когда долговой пузырь лопается, ликвидность «пересыхает» и вызывает системную цепную реакцию кредитных дефолтов.

За этим следует обвал на кредитном рынке, когда даже здоровые в финансовом отношении заёмщики  оказываются втянуты в дефолт в результате общего масштабного пересыхания ликвидности на рынке.

Роль правительства

Регулирующее вмешательство правительства необходимо для того, чтобы заранее предвидеть приближение «Моментов Мински» и принимать меры против их периодического возникновения на финансовых рынках до того, как возникнет необходимость в мощном монетарном стимулировании со стороны центрального банка.

Целью подобного стимулирования, которое  не обходится без долгосрочных негативных последствий, является обеспечение ликвидности на обвалившемся рынке. Однако, несмотря на  нормативные ограничения, оно заканчивается возникновением Моментов Мински.

Для того чтобы предотвратить сбой рыночного механизма, следует в дополнение к мерам государственного регулирования обеспечить доступность государственных субсидий.

Государственные субсидии необходимы для поддержания экономической деятельности и проведения финансовых операций, важных для экономического роста (как количественного, так и качественного) в долгосрочной перспективе. Речь идёт о такой экономической деятельности и о таких финансовых операциях, которые не находят поддержки частных инвесторов, реагирующих на действия рыночных сил.

Наиболее очевидным, и наиболее игнорируемым недостатком финансовых рынков является структурная тенденция к снижению заработной платы для получения высокой доходности капитала. Эта тенденция естественным образом препятствует образованию адекватного потребительского спроса, отчего возникают избыточные производительные.

В результате государства вынуждены искать новые рынки сбыта через экспорт. Ленинская теория империализма как финальной стадии капитализма основывается на неспособности капиталистических рынков поднимать заработную плату по мере повышения производственных мощностей.

Мировая торговля в условиях глобализации и в той форме, в которой она существует сейчас, представляет собой разрушительную игру в арбитраж заработной платы через границы, которая ведёт к снижению оплаты труда по всему миру. Товары производятся в местах с низкой заработной платой, и продаются там, где заработная плата выше.

Эта глобальная торговля выражается в долларах, которые США могут производить по своему усмотрению; и не потому, что США имеют достаточно активов с действительной стоимостью, обеспечивающих эти доллары, а единственно потому, что США, используя свои геополитические рычаги, принудили мировую торговлю основными сырьевыми товарами быть выраженными в долларах США.

Когда торговля нефтью выражена в долларах, США, по существу, владеют всей нефтью на планете, вне зависимости от того, кто является её промежуточным обладателем в определённый момент.

 Долговые пузыри, образованные низкой заработной платой 

Самым разрушительным следствием транснациональной торговой и финансовой системы за последние три десятилетия стало стремительное снижение уровня заработной платы по сравнению с ценами активов каждой национальной экономики, принимавшей участие в трансграничной системе покупки и продажи оплаты труда.

Неспособность поддерживать доходы в форме заработной платы на уровне, соответствующем растущим ценам активов, в частности, ценам на жилую недвижимость, создаёт дефицит покупательной способности потребителей и, как следствие, ведёт к образованию во всех экономических системах избыточных производственных мощностей.

Создатели денежной политики компенсировали эту избыточность серией денежных вливаний, чем обеспечивалась доступность потребительских кредитов и удержание процентной ставки по ипотечным кредитам на низком уровне, в то время как доход в форме заработной платы оставался неподвижным и не мог обслуживать кредит. В такой ситуации проводилось рефинансирование, при помощи дополнительной стоимости актива, образовавшейся от постоянно растущих цен на недвижимость.

Разрыв между суммами выплат по кредиту и размером заработной платы компенсировался быстрым ростом цен на жильё, позволяя кредиторам выдавать заёмщикам ещё большие суммы на погашение ещё более крупных платежей и на их текущие нужды.

Для того, чтобы заёмщик мог погасить задолженность, кредитное учреждение  использовало все возможности структурного финансирования, которые предоставлялись в форме рыночных инструментов. При этом проводилась оценка кредитоспособности для инвесторов с разной готовностью идти на риск для получения доходов, соответствующих взятым на себя рискам. Всё это привело к образованию на кредитном рынке всеобщего долгового пузыря.

Кредитный кризис был тщательно проанализирован, его причины выявлены и многие из них оказались следствием сокращения вмешательства государства в экономику, наряду с  излишне высокой  долговой нагрузкой, недооценённых рисков при структурном финансировании, и т.д.

Все эти причины действительно существовали и действительно внесли свой вклад в сбой рыночного механизма. Но фундаментальная причина заключалась в нарушении равновесия между доходом в форме заработной платы и необходимостью поддержания высокого уровня потребления для того, чтобы предотвратить возникновение излишка производственных мощностей в экономике. Одним словом, текущий кредитный кризис был, в основе своей, вызван недостаточно высоким уровнем заработной платы по всему миру.

1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (1 голосов, среднее: 4,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *