Изменившийся подход Франции к Сирии может получить отклик в России

French President Emmanuel Macron and Russian President Vladimir Putin give a joint press conference at the Chateau de Versailles before the opening of an exhibition marking 300 years of diplomatic ties between the two countries in VersaillesВ недавней беседе с европейскими журналистами новоизбранный президент Франции Эммануэль Макрон рассказал о некоторых ключевых принципах, которые определяют его внешнюю политику в отношении Европы, Среднего Востока и России. Макрон, вступивший в должность 14 мая, готов работать с проблемами безопасности, которые проистекают из нестабильности на Среднем Востоке. Его подход может положить начало более тесному взаимодействию Парижа и Москвы.

Интервью от 21 июня в Елисейском дворце прошло спустя три дня после победы его социал-либеральной политической партии «Вперёд, Республика!» на выборах.

Министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан 20 июня встретился в Москве со своим российским коллегой Сергеем Лавровым. Они обсудили события в Сирии и в Украине в атмосфере, которую французская пресса сочла конструктивной, что подчеркнуло цель визита Ле Дриана – сглаживание противоречий с Москвой по ключевым международным проблемам. Поездке предшествовал визит Владимира Путина в Версаль месяцем ранее.

Обе встречи позволяют судить о том, каким может быть подход Макрона к России и к Среднему Востоку: более реалистичным и менее предвзятым, чем во времена бывшего президента.

В ходе своей президентской кампании Макрон аккуратно избегал любых пророссийских заявлений, в отличие от Марин Ле Пен (кандидат от националистической партии «Национальный фронт») или, в меньшей степени, от Франсуа Фийона (кандидат от правоцентристской партии «Республиканцы»). Эта изначальная осторожность сегодня позволяет Макрону использовать более гибкий подход по отношению к России. В интервью Макрон отверг «зарубежный неоконсерватизм», который определял внешнюю политику Франции в последние 10 лет, особенно на Среднем Востоке и в Северной Африке.

С начала «Арабской весны» 2011 года Франция оказалась среди стран, активно вмешивающихся в события на Среднем Востоке. В 2011 году Париж и Лондон провели кампанию в Ливии. В 2013 году Франция была готова нанести воздушные удары в Сирии в связи с применением химического оружия, а в сделке с Ираном, посвящённой его ядерной программе, заняла жёсткую позицию.

По отношению к президенту Сирии Башару Асаду Администарция бывшего президента Франции Франсуа Олланда выбрала стратегию «Асад должен уйти», которая после терактов в Париже в 2015 году превратилась в заявление «нет Асаду и нет ДАИШ», и своим решением парализовала действия Франции в Сирии. Макрон резко раскритиковал интервенцию в Ливии в 2011 году, погрузившую страну в хаос и уничтожившую государство. В интервью он подчеркнул ключевое изменение – которое назвал «обновлением» – связанное с сирийской проблемой: Франция официально отказывается от стратегии «Асад должен уйти» как от условия для проведения мирных переговоров. По сути, это изменение отношения к Асаду можно считать резкой сменой курса в том значении, что Париж отказывается от конечной цели в виде смены режима в Дамаске.

Возможно, на эти перемены повлияли выводы, прозвучавшие в докладе Avicenne – это 60-страничный документ, подготовленный группой французских дипломатов, журналистов и экспертов, посвящённый проблемам Среднего Востока. Отчёт был опубликован в марте в разгар французской президентской гонки, он призывал избежать вмешательства, которое нарушает социальную сплочённость, ничем это не компенсируя.

Не исключено, что на изменение оказали влияние Доминик де Вильпен и Юбер Ведрин – два министра иностранных дел, известные своим вдохновлённым Шарлем де Голлем прагматичным подходом к внешней политике Франции. Утверждается, что Макрон с ними консультировался.

Какого результата ждёт Макрон от этого политического «обновления», и как с ним соотносится Россия? На Среднем Востоке Франция преследует три главных цели: восстановление французского влияния, уничтожение терроризма и контролирование потока мигрантов – проблема, которая политически негативно сказывается не только на Франции, но и в целом на Евросоюзе. Сирия, где Россия выступает в качестве ключевого военного и дипломатического игрока, лежит на пересечении этих главных целей.

Укрепление партнёрства с Москвой в отношении Сирии поможет Парижу вернуться в дипломатическую игру, и в то же время дистанцирует Францию от США и Саудовской Аравии. По сравнению с неопределённостью внешней политики США в связи с избранием Дональда Трампа президентом, действия России в Сирии выглядят гораздо более предсказуемыми и сообразными для Франции. К тому же, в прошлые годы Вашингтон отказывался признавать политическую роль Франции в решении проблем на Среднем Востоке, в особенности это касается израильско-палестинского конфликта. С этой точки зрения, активное сотрудничество с Россией предоставит Парижу большую свободу действий, чем сближение с Вашингтоном. Более того, некоторые наблюдатели раскритиковали Францию за поддержку целей Саудовской Аравии, особенно в отношении Ирана, Сирии и Ливана. И в этой ситуации сотрудничество с Россией выступит для Франции противовесом партнёрству с Саудовской Аравией.

В отношении Леванта у Франции и России существует несколько общих целей: группы граждан обеих стран присоединились к террористическим организациям в Сирии и Иране, обе страны выступают против увеличения количества оружия массового поражения в регионе, обе страны намерены бороться с терроризмом, и они поддерживают сирийских курдов. Тем не менее, подобную схожесть не стоит переоценивать, так как она вовсе не означает, что у Франции и России одни и те же стратегические задачи: Париж стремится восстановить своё влияние в регионе, а Москва после военного вмешательства в сирийский конфликт этой цели уже достигла. Если действия Макрона принесут плоды, роль Франции в восстановлении Сирии возрастёт.

С точки зрения Москвы, сотрудничество с Парижем увеличит масштаб дипломатической инициативы России в отношении Сирии, особенно это касается представления интересов национальных меньшинств Сирии в будущем правительстве – цель, которой стремятся достичь Россия и Франция. Кроме того, это сбалансирует роль Турции в мирных переговорах в казахстанской Астане, так как сегодня только Анкара поддерживает сирийскую оппозицию в ходе переговоров.

Если французско-российское сотрудничество по проблемам Сирии увенчается успехом, это отразится на решении других региональных вопросов. В разрешении израильско-палестинского конфликта Франция и Россия поддерживают вариант создания двух государств, применяя независимые, но не противоречащие друг другу подходы. В том, что касается Ливии, Париж демонстрирует непостоянную, но растущую заинтересованность в деятельности фельдмаршала Халифы Хафтара, который возглавляет восточное правительство в городе Тобрук, а Москва выступает заодно с Египтом и с ОАЭ, помогая фельдмаршалу бороться с исламистскими группами. В итоге в Персидском заливе Франция и Россия обладают дополняющим друг друга влиянием, которое может быть эффективно использовано для проведения конструктивного диалога между Ираном и нефтяными монархиями региона.

Игорь Деланоэ, заместитель директора Франко-росийского аналитического центра «Обсерво», эксперт по внешней политике России и вопросам безопасности, связанным со Средиземноморьем


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (1 голосов, среднее: 1,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *