Какие у России планы в Ливии?

В этом месяце ливийский фельдмаршал Халифа Хафтар посетил Москву, и это был его третий официальный визит за год.

ScreenHunter_760 Aug. 23 17.19

За последний год Россия улучшила отношения с Ливией по сравнению с периодом, наступившим после падения режима Каддафи в 2011 году. Россия тесно сотрудничала с Каддафи во время его правления, этому способствовали натянутые и враждебные отношения ливийского лидера с Америкой и другими странами Запада.

В 2008 году Каддафи посетил Москву впервые за 23 года, где совместно с премьер-министром Путиным подписал несколько договоров. Политики обсудили снижение суммы и пересмотр сроков погашения долга Ливии, который страна выплачивает на протяжении нескольких десятилетий, в обмен на торговые сделки на сумму около 10 миллиардов долларов в таких сферах как оружие, постройка железных дорог и нефтегазовая разведка.

Путин также планировал организовать базу ВМФ в Средиземноморье, но Каддафи лишь согласился  предоставить российскому флоту краткосрочный доступ к порту Бенгази.

В связи с этим понятно, почему Россия не поддержала восставших против Каддафи ливийцев в феврале 2011 года и раскритиковала вмешательство НАТО, предусмотренного резолюцией Совета Безопасности ООН № 1973.

И всё же, Россия не воспользовалась правом вето и не выступила против принятия резолюции, допускающей военное вмешательство. В дальнейшем она также не запрещала принятие связанных с Ливией резолюций. В чём заключается сегодняшняя российская стратегия в Ливии при явном улучшении отношений? Москва поддерживает контакт не только с Хафтаром, но и с другими силами наподобие Правительства национального единства (GNA) в Триполи или влиятельными военными и политическими группами из города Мисрата.

Похоже, сегодня Россия может выбрать одну из двух противоположных стратегий в Ливии, пока в стране происходит конфликт, который осложняется разрушительным посторонним вмешательством.

Первый вариант – это мягкий дипломатический и политический подход: Россия налаживает контакт с ключевыми силами Ливии, а затем организует более содержательные переговоры, способные привести к настоящему согласию и стабилизированию ситуации в стране.

Второй вариант – агрессивный односторонний подход: Россия решает поддержать Халифу Хафтара политически и в военном отношении с целью изменить баланс сил в его пользу, и фельдмаршал Хафтар обретёт власть и контроль над всей ливийской территорией.

В итоге в Ливии появится пророссийский военный диктатор, который будет действовать в соответствии с геополитическими, экономическими и энергетическими интересами России в Ливии и в регионе.

В стремлении поддержать Хафтара Россия не будет одинока. Подобную поддержку одобряет группа стран, среди которых как минимум ОАЭ, Египет и Франция. Однако выбор этой стратегии не гарантирует успех, так как в Ливии работают могущественные силы, выступающие против фельдмаршала Хафтара.

Более того, выбрав подобную стратегию, Россия начнёт действовать вразрез с интересами Америки и таких основных европейских стран как Великобритания, Италия и Германия. Эти государства против диктатуры Хафтара, они считают, что разрешить конфликт можно политически в рамках ООН.

Сторонники Хафтара рады заявить о том, что Россия поддерживает фельдмаршала, ссылаясь на встречи на высшем уровне и переговоры. В действительности на сегодняшний день Россия не оказывает Хафтару значительную поддержку в виде передового вооружения или обучения войск.

Москва соблюдает эмбарго на поставки оружия в Ливию, которое ООН ввела в 2011 году. Путин настаивает, что Россия, возможно, начнёт поставки оружия Хафтару лишь после того, как запрет будет снят. Может быть, Россия осознала, что поддерживать 75-летнего Хафтара – рискованная стратегия, так как в Ливии к нему отношение неоднозначное, и он обвиняется в военных преступлениях.

Недавно Международный уголовный суд (МУС) выдал ордер на арест одного из людей Хафтара – командира спецназа Махмуда аль-Верфалли, обвиняемого в военных преступлениях.

Судя по всему, Россия не желает ограничивать себя в выборе, поддерживая связь со всеми участниками ливийского конфликта. В феврале этого года после второго визита фельдмаршала Хафтара в Москву официальный представитель российского министерства иностранных дел Мария Захарова сообщила, что скоро Россию посетит глава GNA Сарадж. Ливийская делегация под руководством премьер-министра Фаиза Сараджа позже действительно прибыла в Москву.

Захарова рассказала журналистам, что Россия намерена помочь Ливии сохранить целостность и желает, чтобы конфликтующие стороны решили проблему путём переговоров, не прибегая к насилию. Она отметила, что Москва продолжает работать с обоими центрами сил в Ливии. После августовского визита Хафтара в Россию Сарадж вновь получил приглашение посетить Москву.

Министерство иностранных дел России после недавней встречи Хафтара и Лаврова опубликовало пресс-релиз, который отражает официальную позицию, подчёркивая важность продолжения всеобщего диалога по Ливии с участием всех главных политических сил, племён и регионов страны с целью найти приемлемое для всех решение. В релизе отмечается, что Россия будет поддерживать контакт с каждой из ливийских сторон.

К ситуации в Ливии Россия подходит с прагматизмом, отстаивая свои интересы и не отказываясь от сотрудничества с ключевыми сторонами конфликта, пока Ливия переживает сложный этап формирования нового и стабильного политического порядка.

Россия определённо занимает умеренную позицию в отношении Ливии, надеясь получить выгоду от тесного сотрудничества вне зависимости от того, в чьих руках в итоге окажется власть.

В прошлом феврале ливийская нефтяная корпорация National Oil Corporation, которая поддерживает правительство GNA в Триполи, подписала с компанией «Роснефть» соглашение о сотрудничестве, впервые предусматривающее инвестиционные вложения российской компании в нефтяной сектор Ливии и покупку ливийской нефти.

С точки зрения геополитики, Россия осознаёт значение Ливии на глобальном энергетическом рынке. Ливия обладает крупнейшими в Африке запасами нефти, большая часть которых ещё не исследована.

Также Ливия поставляет газ в Европу по проложенному в Средиземном море газопроводу, ведущему в Италию. Россия – главный поставщик газа в Европу, и инвестируя в Ливию, она всё же сохранит своё лидирующее положение на рынке и будет способна влиять на Европу с помощью поставок энергоресурсов.

С учётом стремления России увеличить влияние на Среднем Востоке, страна во многом выиграет, если обзаведётся постоянной военно-морской базой в Ливии (наподобие сирийской базы), так как Средиземноморье – стратегически важный регион. Постоянная база подобного рода может стать козырем Москвы в противостоянии с Европой и НАТО.

Тем не менее, Каддафи отказал Путину в создании такой базы в 2008 году, а Хафтару не хватает полномочий, так как для ливийцев это крайне деликатный вопрос, связанный с независимостью.

Скорее всего, в Ливии Россия терпеливо продолжит прагматично действовать в соответствии со своими экономическими и геополитическими интересами, не забывая при этом использовать антизападную и антинатовскую риторику.

Гума эль-Гамати, ливийский учёный и политик, глава партии Taghyeer


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (3 голосов, среднее: 4,33 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *