Российско-китайский план для Северной Кореи: стабильность и расширение контактов

Голосование в Совете Безопасности ООН (с единогласным результатом – 15 голосов против 0) по Северной Корее несколько отвлекает внимание от решающей роли, которую играет в урегулировании кризиса российско-китайское партнерство, основа группы БРИКС, которую теперь все чаще выделяют под аббревиатурой «РК».

Новые санкции являются весьма жесткими. Они включают 30-процентное сокращение поставок нефти и нефтепродуктов, запрет на экспорт природного газа, запрет на импорт всех северокорейских текстильных изделий, объем которого в последние три года составлял в среднем 760 миллионов долларов, а также глобальный запрет на выдачу новых разрешений на работу для граждан КНДР. Согласно статистике, в настоящее время около 90 тысяч северокорейских рабочих трудятся по контрактам в зарубежных странах.

Однако, эти суровые экономические меры не идут ни в какое сравнение с тем, на что нацелилась администрация президента США Дональда Трампа, согласно проекту резолюции Совета Безопасности, просочившемуся в прессу на прошлой неделе. Речь идет о замораживании активов и запрет на поездки для Ким Чен Ына и других высших чиновников КНДР, а также некоторых дополнительных мерах, связанных с оружием массового уничтожения (ОМУ). Пакет санкций во многом напоминает те, что действовали в свое время в отношении Ирака. Резолюция также уполномочивает государства-члены ООН останавливать и досматривать северокорейские суда в международных водах (что соответствует объявлению войны), а также, что не менее важно, предусматривает тотальное эмбарго на поставки нефти в страну.

Альянс «РК» ясно дал понять, что наложит вето на резолюцию, содержащую такие условия. Министр иностранных дел России Сергей Лавров сказал государственному секретарю США Рексу Тиллерсону, что Москва согласится лишь с документом, содержащим «политические и дипломатические инструменты поиска путей мирного урегулирования». Относительно тотального нефтяного эмбарго, президент Владимир Путин сказал, что «прекращение поставок нефти в Северную Корею может нанести удар по людям, которые находятся на излечении в больницах и другим обычным гражданам страны».

Приоритеты, обозначенные «РК» ясны: «стабильность» в Пхеньяне; никаких попыток смены режима; никаких резких изменений на геополитической шахматной доске; никакого массового кризиса беженцев.

Впрочем, это не мешает Пекину оказывать давление на Пхеньян. Филиалы Банка Китая, Китайского строительного банка и Сельскохозяйственного банка Китая в северо-восточном приграничном городе Яньцзи запретили гражданам Северной Кореи открывать новые счета. Текущие счета пока не заморожены, но депозиты и денежные переводы приостановлены.

Чтобы понять суть дела, необходимо выяснить, что произошло на прошлой неделе в ходе Восточного экономического форума во Владивостоке, расположенном на расстоянии всего около 300 километров от ракетного испытательного полигона КНДР Punggye-ri.

Предложение «РК» резко контрастирует с воинственной риторикой администрации Трампа и Вашингтонских политических кругов. Его суть заключается в том, что необходимы переговоры по схеме 5+1 (Северная Корея, Китай, Россия, Япония и Южная Корея, плюс Соединенные Штаты) на нейтральной территории, что подтверждают российские дипломаты. Во Владивостоке Путин сделал отступлении в своей речи, чтобы охладить военную истерию и предупредил, что выход за пределы санкций будет означать «приглашение на кладбище». В качестве альтернативы он предложил деловые соглашения.

Хотя западные корпоративные СМИ практически не обратили на это внимания, то, что произошло во Владивостоке, на самом деле имеет решающее значение. Москва и Сеул договорились о создании трехсторонней торговой платформы с активным участием Пхеньяна, которая способствовала бы росту инвестиций коммуникации между Корейским полуостровом и российском Дальним Востоком.

Южнокорейский премьер-министр Мун Чжэ Ин предложил Москве построить целых «девять мостов» сотрудничества: «Девять мостов – это «мосты» газа, железных дорог, Северного морского пути, судостроения, создания рабочих групп по конкретным проблемам, сельского хозяйства и другие виды сотрудничества».

Что особенно важно, Мун Чжэ Ин добавил, что трехстороннее сотрудничество будет нацелено на совместные проекты на Дальнем Востоке. Он убежден, что «развитие этого региона будет способствовать процветанию двух наших стран, а также поможет изменить Северную Корею и создать основу для реализации трехсторонних соглашений».

Подпись к изображению: Президент России Владимир Путин и его южнокорейский коллега Мун Чжэ Ин посетили выставку на острове Русский во Владивостоке
2017-09-06T141900Z_1512901945_RC1C99480D70_RTRMADP_3_RUSSIA-FAREAST-FORUM-580x388

В знак своего согласия, министр иностранных дел Японии Таро Коно и глава южнокорейского МИД Кан Гён Хва подчеркнули «стратегическое сотрудничество с альянсом «РК».

Геоэкономика дополняет геополитику. Москва также предложила Токио идею строительства моста между двумя странами. Такой мост физически связал бы Японию с Евразией, и гигантскими возможностями в области торговли и инвестиций, предлагаемыми инициативой «Один пояс, один Путь» (ОПОП) и Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС). Кроме того, он стал бы дополнением смелого плана по соединению транс-корейской железнодорожной магистрали с транс-сибирской.

Сеул хочет, чтобы реальная сеть железных дорог физически связала Корею с гигантским евразийским сухопутным мостом, который откроет прекрасные деловые перспективы для пятой по величине экспортной экономики мира. Из-за изоляции Северной Кореи, Южная Корея фактически отрезана от Евразии на суше. Ответом могла бы стать транс-корейская железнодорожная магистраль.

Москва активно поддерживает эту идею, причем Путин отметил, что «мы могли бы поставлять российский трубопроводный газ в Корею, а также интегрировать линии электропередач и железнодорожные системы России, Южной Кореи и Северной Кореи. Реализация этих инициатив была бы не только экономически выгодной, она также способствовала бы укреплению доверия и стабильности на Корейском полуострове».

Стратегия Москвы, как и Пекина, заключается в расширении контактов: единственный способ интегрировать Пхеньян – это обеспечить его участие в экономическом сотрудничестве за счет связки между трас-корейской и транс-сибирской железными дорогами, прокладки трубопроводов и развития северокорейских портов.

Делегация КНДР во Владивостоке, казалось, была согласна. Однако, пока не вполне. Министр внешнеэкономических дел Северной Кореи Ким Ён Дже сказал: «Мы не против трехстороннего сотрудничества (с Россией и Южной Кореей), но сейчас неподходящая ситуация для реализации подобных планов. Это означает, что для КНДР приоритетом являются переговоры в формате 5+1.

Тем не менее, решающим моментом стал сам факт, что представители Сеула и Пхеньяна поехали во Владивосток и вели разговор с Москвой. Возможно, ключевой вопрос – о перемирии, которое так и не положило конец корейской войне – должен обсуждаться Путиным и корейцами, без участия американцев.

В то время как игра в санкции постоянно меняет правила, более крупная стратегия альянса «РК» вполне ясна – расширение евразийских связей. Вопрос заключается в том, как убедить Пхеньян присоединиться к этой инициативе.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (2 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *