New York Times: Крымские виноделы стремятся избавиться от репутации производителей дешевого низкокачественного алкоголя

В советские времена крымские виноделы не особенно беспокоились о качестве своей продукции. Главной задачей было достижение количественных показателей. «Им приходилось выпускать много дешевого вина, чтобы удовлетворять спрос огромной страны», сказал Олег Репин, владелец виноградника недалеко от портового города Севастополя. Сегодня Репин принадлежит к немногочисленному братству первопроходцев, которые надеются создать в Крыму центр элитного виноделия, выпускающий изысканные вина.

Еще один такой энтузиаст – Павел Швец, основатель винного завода «Uppa Winery» и главная движущая сила идеи создания севастопольского апеласьона. «Здесь не существует истории и традиции производства вин высокого качества, – говорит Швец. – Мы пытаемся создать новую систему, новую философию виноделия».

Подпись к изображениюВиноградник российского винодела Павла Швеца в окрестностях Севастополяxxcrimeawine1-master768

Их замыслы продвигались медленно и плавно, как поток бархатистого каберне, до тех пор пока Кремль не решил в 2014 году отобрать Крым у Украины, после чего Соединенные Штаты и Европейский Союз ввели санкции, призванные  изолировать этот черноморский полуостров.

В  результате зарождающаяся винодельческая индустрия оказалась вынуждена преодолевать новые, непредвиденные трудности. Вероятно, самой существенной из них стало то, что теперь предполагаемые продажи были ориентированы на единственный рынок -российский, где вино на протяжении долгого времени воспринималось как слабый, «дамский» напиток, значительно уступающий крепким мужским продуктам – водке и пиву.

«Когда я только начал работать в качестве сомелье, люди вообще не знали, что означает это слово. Они пили только водку и пиво, – рассказал Швец, который в течение пятнадцати лет работал в Москве как сомелье и ресторатор, прежде чем разбить свой первый виноградник в 2008  году. – Затем они начали понемногу пить вино, и с каждым  годом количество качественных вин, которые употребляют россияне,  растет».

Крымские виноделы смотрят далеко вперед. Они отдают себе отчет в том, что Севастополю понадобится минимум еще десять лет, чтобы превратиться в особый, узнаваемый винодельческий регион. А пока они экспериментируют, пытаясь определить, какой сорт винограда будет давать наилучшее вино в новом апеласьоне.

Так, например, Павел Швец посадил на своих 7 гектарах 12 сортов. На сегодняшний день наилучшее красное вино получается из винограда «пино нуар», а «рислинг» и «шардоне» дают наилучшие белые вина. Однако, окончательных выводов придется ждать еще много лет, говорит он.

Общий объем потребления вина в России растет на 5 процентов в год, рассказал Швец, и сейчас россияне потребляют приблизительно миллиард литров в год. При этом площади виноградников в стране составляют всего 65 тысяч гектаров, в то время как только в Бордо они занимают в два  раза большие площади. У российских потребителей хорошее вино по-прежнему ассоциируется с Францией или Италией.

«Российское вино не пользуется большой популярностью, потому что люди просто ничего о нем не знают, –  говорит Швец. – Они не понимают, что в России можно производить вино высокого качества».

Нельзя сказать, что гигантские советские винодельческие предприятия полностью игнорировали идею создания узнаваемого бренда, но они делали это несколько своеобразно. Так, например, один колхоз в окрестностях Севастополя добавил своим игристым винам немного большевистского пафоса, переименовав свои виноградники в честь Софьи Перовской, молодой женщины, повешенной за организацию убийства царя Александра II. Ее семья, носившая дворянский титул, владела когда-то этим имением, а вина, которые выпускаются там сегодня, по-прежнему носят название «Усадьба Перовских».

Подпись к изображению: Бочки с красным вином в подвалах «Усадьбы Перовских»xxcrimeawine4-master675

Все здесь было также перепутано и в те годы, когда Крым был частью независимой Украины после распада Советского Союза в 1991 году, но присоединение к России в 2014 году неожиданно нанесло очередной удар по качеству вина.

Возвращение Крыма породило во всей России патриотический угар, вызвав необычайный интерес к крымскому вину. Некоторые недобросовестные бизнесмены, почувствовав возможность быстро и хорошо заработать, лепили этикетки «Бутилировано в Крыму» на бутылки с любым дешевым пойлом, в том числе даже импортным.

Как только интерес к новинке, а заодно и тяжелое похмелье, рассеялись, продажи крымского вина резко пошли вниз, причем едва ли это было единственным негативным последствием.

Сорокатрёхлетний Олег Репин выпускает в год всего 15 тысяч бутылок вина, произведенного на его плантации площадью два гектара. Недавно он приобрел еще 6 гектаров земли и предполагает построить небольшую гостиницу, которая будет способствовать привлечению туристов.

Чтобы осуществить свои планы, он хотел бы получить заем в эквиваленте 675 тысяч долларов, но крупнейшие российские банки избегают иметь дело с Крымом из опасения западных санкций, а местные финансовые учреждения готовы выдать кредит лишь по непомерно высокой ставке в 20 процентов годовых.

Поскольку некоторые европейские поставщики оборудования прекратили продажи из-за тех же санкций, винодельческие предприятия вынуждены прибегать к фальшивым этикеткам и другим хитростям, чтобы скрыть фактическое место назначения поставок. Например, на винодельческом заводе «Усадьба Перовских» четыре больших и блестящих новых бродильных чана из Болгарии булькают за забором из проволочной сетки. Знак, висящий на этом заборе, гласит: «Зона таможенного контроля».

«С юридической точки зрения, они еще не попали на территорию Крыма, – сказал главный технолог завода Александр Соколов, пожав плечами. – Нам нужно как-то работать».

Туризм остается под большим вопросом. Крым является труднодоступным местом для граждан любых стран, кроме России, если они уважают украинский закон, требующий от приезжающих получения разрешения и въезда с территории Украины. Прямое воздушное и железнодорожное сообщение полностью разорвано, к тому же российские пограничники могут подвергнуть иностранцев длительному допросу об их планах и мнении по поводу российской политики. Российские туристы не подвергаются такой же неприятной процедуре, но их отталкивает низкий уровень услуг и дороговизна по сравнению с такими популярными местами отдыха как Турция.

Тем не менее, Павел Швец убедил правительство Севастополя, что время и терруар на стороне Крыма. Терруар, комбинация почвы и климата, где производится вино, напоминает Бургундию, говорит он, с ее теплыми днями и прохладными ночами. Швец  обладает таким даром убеждения, что один бизнесмен, руководивший поездкой группы китайских туроператоров по винодельческим хозяйствам, сказал позже своим друзьям: «Вы должны пить его вино ушами».

Уроженец Севастополя, 39-летний Швец рассказал, что одно из воспоминаний его раннего детства – визит в Массандру, бывшую царскую винодельню. В Москве он стал сомелье и работал в нескольких наиболее эксклюзивных ресторанах. Он также курировал винные погреба различных российских олигархов, собирая начальный капитал для покупки земельного участка в Крыму площадью около 16 гектар.

Севастополь – это город федерального значения, и его власти отчаянно пытаются диверсифицировать экономику, избавив ее от чрезмерной зависимости от Черноморского флота России. Поэтому они с энтузиазмом ухватились за идею Швеца, суть которой состоит в создании около 200 элитных винодельческих хозяйств.

Сейчас таких хозяйств менее 30, и на территории Крыма обрабатывается примерно половина земель, пригодных для выращивания винограда. Поэтому местные власти начали предлагать субсидии тем, кто готов заняться этим бизнесом.

Потрясающая виноградная плантация Павла Швеца, примерно в 45 минутах езды от центра Севастополя, раскинулась на зеленых холмах на высоте более 500 метров над уровнем моря. Хозяйство под названием «Уппа» (так по крымско-татарски звучит название местной речки», производит в год всего около 50 тысяч бутылок вина, которое он называет, пользуясь любой возможностью, «высококачественным, свежим, элегантным», будто повторяя бесконечную мантру.

Павел Швец любит напоминать о том, что когда-то давным-давно, в пятом веке до нашей эры, греческие поселения в окрестностях Севастополя отправляли вино во все черноморские и даже средиземноморские страны.

Растущий спрос в России обеспечит достаточных доход, однако западные санкции омрачают эту перспективу. Недавно на выставке винодельческой продукции в Италии полиция закрыла стенд одного крымского винзавода, поскольку любой импорт из Крыма запрещен.

«Это действительно проблема, – признает Швец. – И дело здесь не в деньгах, а в том, что мы изолированы от большой всемирной винодельческой семьи».


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (1 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *