В российской программе перевооружения будут доминировать высокие технологии

Генеральный штаб Вооружённых Сил Российской Федерации недавно заявил, что активная фаза участия России в боевых действиях на территории Сирии подходит к концу. При этом в заявлении отсутствуют какие-либо намеки на то, что это может означать вывод российских войск или даже полное прекращение авиаударов.

Сложность нынешнего постконфликтного урегулирования, с точки зрения Москвы, еще более усугубляется в связи с формированием растущей анти-иранской коалиции, которая может оказаться более серьезной угрозой для будущей безопасности на Ближнем Востоке, чем успешные действия Кремля с целью сохранения власти режима в Дамаске.

Однако, позитивное влияние интервенции в Сирии на развитие Вооруженных сил России в сочетании с пятой годовщиной назначения Сергея Шойгу на пост министра обороны страны и долгожданным подписанием новой Государственной программы развития вооружений до 2025 года подчеркивает растущее расхождение в западных и российских взглядах, как на будущее Сирии, так и на российские планы перевооружения армии.

Russian-Smerch-EDM-November-29-2017-640x426

Несомненно, Генеральный Штаб использовал операцию в Сирии не только для обучения своих войск, но также для экспериментов и испытаний новых и передовых систем вооружений, и, наконец, для совершенствования своих подходов к современной войне.

Судя по всему, одним из долгосрочных последствий этого процесса будет особый акцент на высокотехнологических вооружениях и оборудовании в очередной государственной программе развития вооружений, в настоящее время отправленной на утверждение президенту Путину, который вынесет свой вердикт в декабре.

Нет никаких сомнений в том, что высшее командование Вооруженных сил России извлекло уроки и получило потенциально ценный опыт во время военных действий в Сирии. Самое главное, российские военные получили возможность испытать себя в незнакомой обстановке, и этот опыт будет иметь долгосрочную ценность для Кремля и высшего военного командования.

Российские вооруженные силы становятся все более опытными и профессиональными. Кроме того, имеет место явный рост уверенности в их эффективности, который ярко проявляется в государственных инвестициях в высокотехнологичные активы, а также в дальнейшее развитие потенциала нанесения удара с дальней дистанции, без захода в зону действия ПВО противника.

Короче говоря, можно утверждать, что боевые действия в Сирии, главной целью которых была поддержка режима президента Башара аль-Асада, позволили России достичь большого успеха, как в политическом, так и в военном аспектах, причем без участия значительного количества наземных войск, развернутых в стране. Это является важным фактором, поскольку политическое и военное руководство России проверило силовой мультипликатор участия в зарубежном военном конфликте без развертывания наземных войск, добившись результата с минимальными потерями, что привело к огромному росту авторитета российских вооруженных сил в целом.

Этим можно объяснить высказывания сенатора Виктора Бондарева, бывшего командующего Воздушно-космическими силами России (ВКС), который заявил, что в центре внимания новой Государственной программы развития вооружений будут высокотехнологические виды оружия, включая крылатые ракеты, то есть обычные средства нанесения удара без захода в зону действия ПВО противника.

В значительной степени это связано с необходимостью усиления потенциала нанесения удара обычными средствами, с целью обеспечения неядерных возможностей сдерживания Вооруженных сил России, которые часто упоминаются в документах Генерального Штаба как «доядерное сдерживание».

К ним относятся крылатые ракеты, а также другие баллистические ракетные системы, такие как Искандер-М, которые ожидает полномасштабное внедрение в арсенал двенадцати ныне существующих ракетных и артиллерийских бригад, расположенных по всей территории России, в том числе и в Калининграде.

Впрочем, эта система была также применена и испытана в Сирии, что привело к резкому росту интереса к подобным вооружениям со стороны российского политического руководства. Военные операции в Сирии ясно показали, что этот потенциал нанесения удаленного удара без вступления в непосредственный контакт с противником представляет дополнительные возможности и варианты действий для Кремля, фактически резко снижая актуальность развертывания сухопутных войск в любом будущем конфликте.

Это ознаменовало более полный переход российских вооруженных сил в «режим точного удара», что в свою очередь парадоксальным образом может означать, что Москва будет более уверенно принимать решение о военных операциях в будущем, если сочтет, что может избежать необходимости применения своих ограниченных сухопутных возможностей.

Хотя акцент на высокотехнологичные виды вооружений станет отличительной особенностью продолжения российской военной модернизации в течение следующего десятилетия, включая инновационные подходы к современным военным действиям, такие как использование сетецентрических возможностей, Москва не отказывается и от своих традиционных методов ведения войны. Это наиболее ярко можно проиллюстрировать широким использованием артиллерии, некогда названной Иосифом Сталиным «богом войны», которая получила серьезные преимущества благодаря развертыванию беспилотных летательных аппаратов (БЛА) для повышения точности огня в Сирии. Артиллерия, таким образом, не будет забыта в процессе модернизации и перехода к использованию вооружений высокой точности.

Министерство обороны России приняло решение сохранить существующие 122-миллиметровые самоходные гаубицы, такие как 2С1 «Гвоздика», однако их, в сущности, превратят в модернизированные «боевые роботы». Это решение распространяется также на такие системы как 152-миллиметровые гаубицы 2С3 «Акация» и 2С19 Мста-С. Модернизированные версии этих вооружений будут вычислять координаты цели, а также определять требуемое количество и тип боеприпасов, используя снаряды повышенной мощности и точности.

Источники в Министерстве обороны сообщили «Известиям», что такое решение отчасти основано на недавнем опыте участия в вооруженных конфликтах, в том числе боевых действий на территории Сирии, где российским войскам удавалось сохранять свою мобильность в условиях крайне сложной местности. Планы модернизации этих артиллерийских систем построены на основе использования автоматического цифрового управления огнем, что уменьшает роль экипажа и увеличивает общую эффективность использования огневой мощи.

Более широкое применение в российской артиллерии получат спутниковые навигационные технологии, такие как GPS/GLONASS. При этом разработчиками прилагаются усилия для интеграции этих технологий в общую автоматизированную систему управления артиллерийским огнем, чтобы их данные использовались в «едином информационном поле».

Несмотря на то, что на протяжении следующего десятилетия российское министерство обороны будет приобретать более высокотехнологичные активы с целью увеличить потенциал вооруженных сил России в области обычных вооружений, это, по всей вероятности, выходит за рамки высокоточных ударных систем и является частью усилий, направленных на «информатизацию» или «интеллектуализацию» ее боевых систем.

Существующие системы, особенно в артиллерии, подвергнутся усовершенствованиям, призванным повысить огневую мощь и точность в рамках интегрированного подхода к ведению боевых действий «командование, управление, связь, компьютеры, разведка, наблюдение и рекогносцировка» (C4ISR).

Министр обороны России Сергей Шойгу заявил, ссылаясь на уроки, извлеченные из опыта участия России в боевых действиях на территории Сирии, что военные получат в будущем больше беспилотных летательных аппаратов, поскольку они успешно применялись в Сирии для заполнения пространства над зоной сражения и облегчения ведения операций в режиме реального времени.

В равной степени, осознавая важность для военных всех упомянутых усилий по модернизации и совершенствованию военной техники, Шойгу отметил роль, которую играет Национальной центр управления обороной в Москве, призванный осуществлять интеграцию средств обороны и безопасности по всей стране. Шойгу не только подчеркнул важность координационных функций, выполняемых Национальным центром управления обороной, но также выделил особое значение круглосуточного непрерывного контроля за операциями снабжения и логистики, для обеспечения выполнения боевых задач в Сирии.

Генеральный Штаб ВС России изучает и быстро применяет уроки, усвоенные в ходе сирийской компании. Несомненно, он будет активно настаивать на постоянном внимании и соответствующем финансировании разработки и закупок высокоточных и высокотехнологичных систем вооружений.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *