Неожиданные союзники Турции в энергетической сфере

Турция, демократическая республика и единственная преимущественно мусульманская страна в составе НАТО, часто представлялась Соединенными Штатами как образец для всего автократического арабского Ближнего Востока. Когда регион охватила так называемая арабская весна, лидер Турции Реджеп Тайип Эрдоган увидел для себя возможность активно продвигать эту идею среди участников протеста в арабских автократиях. Однако, арабская весна вскоре превратилась в зиму, а отношения Эрдогана с НАТО претерпели значительные изменения в негативном направлении.

bbd4bfa17d9418bc492b5b60d76c5d45

Сохраняя членство в североатлантическом блоке, Турция стала частью тройственного альянса во главе с Россией, взявшего на себя роль миротворца в сирийской гражданской войне вне рамок Организации объединенных наций. Чтобы встревожить своих партнеров по НАТО, Анкара решила приобрести российские ракетные комплексы С-400. Кроме того, она занимает центральное место в проекте трубопровода «Турецкий поток, по которому российский газ через территорию Турции будет поступать потребителям в Южной Европе.

Ключом к пониманию этого феномена является изучение геополитического и экономического положения Турции, по отдельности или вместе.

Внутри страны определяющим внешнеполитическим событием стал провал государственного переворота в июле 2016 года. Как первый зарубежный лидер, поздравивший Эрдогана с подавлением попытки переворота, президент России Владимир Путин заслужил сердечную благодарность турецкого президента. Министр иностранных дел Ирана Мухаммад Джавад Зариф опубликовал свое послание в твиттере еще раньше, в самом начале кризиса, заявив: «Стабильность и сохранение демократии в Турции имеют первостепенное значение». Несколько позже, в ходе телефонного разговора с Эрдоганом, президент Ирана Хасан Рухани сказал ему, что попытка переворота была «испытанием, которое показало вам истинных друзей и врагов, как внутри страны, так и за рубежом».

Турция, страна с почти 80-миллионным населением и устойчиво растущим уровнем жизни, остро нуждается в надежных поставках природного газа. Помимо лингита, бурого угля, она не имеет собственных месторождений углеводородов. Основными источниками энергоносителей являются Россия и Иран, на которые приходится соответственно 60 и 30 процентов общего их объема. Еще 10 процентов поставляет Азербайджан. Существует прямая зависимость между уровнем жизни в стране и потреблением энергии. Поскольку природный газ в основном используется в Турции для приготовления пищи, объем годового потребления этого сырья непосредственно отражает уровень жизни.

Российская государственная корпорация «Газпром» давно поставляет природный газ в несколько европейских стран по трубопроводу, проложенному через территорию Украины. Чтобы снизить почти полную зависимость своего газового экспорта от Украины, Москва выступила с планом прокладки «Южного потока», чтобы транспортировать газ в Европу в обход Украины. Этот проект продвигался более или менее успешно до того момента, когда Россия присоединила Крымский полуостров в феврале 2014 года, после чего Европейский Союз ввел против Москвы экономические санкции. Такой поворот событий открыл двери к российско-турецкому сотрудничеству. В декабре того же года Путин отменил «Южный поток», заменив его газопроводом «Турецкий поток» стоимостью 13,74 миллиардов долларов, по которому российский газ к 2020 году будет поставляться в Южную Европу. Этот проект связан с прокладкой по дну Черного моря в Западную Турцию 900-километрового трубопровода, пропускная способность которого составит 15,75 миллиардов кубических метров в год. Планировалось, что трубопровод в Турцию будет построен в две нитки.

Обострение отношений между Москвой и Анкарой, возникшее после того, как турецкая авиация сбила российский бомбардировщик над сирийской границей в ноябре 2015 года, не нарушило этот масштабный проект. Россия ограничила свою реакцию резким сокращением торговли с Турцией. В следующем июне Турция принесла свои извинения за то, что сбила российский военный самолет, который непреднамеренно зашел в ее воздушное пространство. Вскоре после телефонного поздравления от Путина с удачным предотвращением государственного переворота, Эрдоган вылетел в Санкт-Петербург и публично поблагодарил своего российского коллегу. В ответ Путин ослабил торговые ограничения.

Эрдоган, который прежде активно участвовал в попытке свержения сирийского президента Башара аль-Асада, также смягчил свою позицию в отношении сирийского режима. Вместо этого он сосредоточился на предотвращении создания курдского анклава, который планировали создать на границе с Турцией поддерживаемые Вашингтоном курдские военизированные формирования. Это дало Путину возможность привлечь Турцию к участию в достижении своей цели – прекращении сирийской гражданской войны.

После встречи в российском Сочи с Эрдоганом и Рухани, Путин заявил: «Боевики в Сирии получили решительный удар, и теперь у нас есть реальный шанс положить конец этой многолетней гражданской войне».  Двумя днями ранее состоялась его встреча с Асадом. Примечательно, что 12 ноября 2017 года Турция объявила о подписании контракта на приобретение российских зенитно-ракетных комплексов С-400, игнорируя негативную реакцию со стороны других членов НАТО, в особенности Соединенных Штатов.

В середине декабря Путин и Эрдоган предложили казахстанскую столицу Астану в качестве места проведения мирных переговоров по Сирии. А уже 20 декабря к ним присоединился министр иностранных дел Ирана Зариф. Оставив в прошлом свои разногласия, Иран и Турция оказались на одной стороне в сирийском конфликте.

Турция была одной из первых стран мира, признавших Исламскую Республику Иран. Тем не менее, ее политика «Ни Восток, ни Запад» в восьмидесятых годах привела к охлаждению отношений между двумя соседями. В результате распада Советского Союза в 1991 году пять мусульманских республик, Казахстан, Узбекистан, Туркменистан, Кыргызстан и Таджикистан, попытались обрести свою новую идентичность. Вашингтон призывал их взять пример с турецкой модели светской демократии с многопартийной системой и избегать исламистской модели Ирана.

Такая политика проводилась до июня 1996 года, когда Некметтин Эрбакан, лидер исламистской Партии благоденствия, стал премьер-министром Турции. Два месяца спустя он бросил вызов вашингтонскому закону 1996 года о санкциях в отношении Ирана и Ливии, подписав газовую сделку стоимостью 23 миллиарда долларов в ходе своего визита в Тегеран. Турция должна была начать импортировать иранский газ к 1999 году и продолжать закупки в течение 20 лет с последующим увеличением объема. Хотя турецкие военные в 1997 году вынудили Эрбакана уйти в отставку, эта сделка осталась без изменений.

После победы на выборах в Турции Партии справедливости и развития, несколько более умеренного преемника Партии благоденствия, в ноябре 2002 года дипломатические отношения между двумя соседними странами снова улучшились. В 2009 году Анкара инвестировала до 4 миллиардов долларов США в 6 и 7 участки гигантского газового месторождения Ирана «Южный Парс», с разведанными запасами в 14 триллионов кубометров газа, или около 8 процентов от общего объема запасов в мире.

Впрочем, между ними периодически возникали разногласия. Когда в сентябре 2011 года в Турции состоялось создание так называемого «ракетного щита» НАТО, президент Ирана Махмуд Ахмадинежад заявил, что этот щит является американским замыслом с целью защиты Израиля от контратаки в случае израильского удара по ядерным объектам Ирана. Министр обороны Турции возразил, что целью этой системы является обеспечение безопасности, как самой Турции, так и Европы.

В сирийской гражданской войне, которая началась в 2012 году, Турция и Иран поддержали противоположные стороны. Позже, когда Саудовская Аравия весной 2015 года начала военное вторжение в Йемен, Эрдоган сказал: «Мы поддерживаем интервенцию Саудовской Аравии», добавив, что «Иран и террористические группировки должны уйти из страны».

Тем не менее, он совершил запланированный визит в Тегеран 1 апреля, где было подписано 8 соглашений об экономическом сотрудничестве с Ираном. Эрдоган посетовал на то, что поставленная цель довести двустороннюю торговлю до 30 миллиардов долларов не выполнена и этот показатель застыл на уровне 14 миллиардов, и выразил надежду, что после отмены санкций против Ирана его удастся увеличить. Однако, взаимная торговля в 2016 году упала ниже уровня в 10 миллиардов долларов.

Эрдоган встретился с Рухани, и на совместной пресс-конференции обратился к нему исключительно тепло, «мой брат», подчеркнув при этом, что Турция и Иран должны добиться мирного завершения йеменского кризиса. С тех пор отношения между двумя странами укрепляются. В июне 2017 года в условиях кризиса, созданного Эр-Риядом с целью дипломатической и экономической изоляции Катара, Иран и Турция активно поддерживали Катар.

Во всех трех случаях первостепенное значение имели экономические интересы. Иран делит гигантское месторождение «Парс» с Катаром, а крупные турецкие строительные компании помогают строить в Катаре стадионы для турниров чемпионата мира по футболу 2022 года.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *