Слабый доллар может привести к негативным последствиям для Америки

В соответствии с древней китайской мудростью, в геополитике, как и в жизни, следует быть весьма острожным со своими желаниями. Может быть, до Дональда Трампа дойдет, что его давнее желание добиться укрепления курса китайского юаня противоречит его же националистическим устремлениям?

В ходе предвыборной кампании будущий президент США почти никогда не упускал шанса указать на опасность недооцененного китайского юаня. Обменный курс, говорил Трамп, «насилует» и «убивает» американскую экономику. Однако, с момента его инаугурации юань вырос более чем на 8 процентов. Пекин надеется, что это защитит его от гнева Трампа. Однако, это сомнительно, учитывая одержимость Белого Дома торговой политикой Пекина.

dollar-yuan-630x378

Последние двенадцать месяцев были посвящены демонстрации возобновленной открытости Америки для бизнеса. В прошлом месяце на всемирном экономическом форуме в швейцарском Давосе Трамп заявил: «Мы создаем среду, которая привлекает капитал, приветствует инвестиции и вознаграждает производство».

Едва ли это стало большой новостью для все китайских компаний, которые все более активно скупают американские бренды, причем этот процесс начался еще задолго до инаугурации Трампа. Список таких брендов включает сеть кинотеатров AMC, GE Appliances, Hoover, Ingram Micro, кинокомпанию Legendary Entertainment, Motorola Mobility, Riot Games, Smithfield Foods, Starwood Hotels, Terex Corp. и легендарный отель Waldorf Astoria.

В 2016 году Китай ошеломил земной шар рекордной цифрой – 246 миллиардов долларов объявленных внешних поглощений. Конечно, 2017 был более сложным для бизнесменов с материка, поскольку они столкнулись с политикой нового президента под девизом «сделать Америку снова первой», более жестким контролем за перемещением капитала у себя дома и настороженностью со стороны некоторых контрагентов. Особенно заметным было замедление процесса поглощений в США. Недавний отчет компании 451 Research о слияниях и поглощениях оценивает общую стоимость сделок в 2017 году менее чем в 2 миллиарда долларов против почти 15 миллиардов годом раньше.

Некоторое замедление отражает политику Пекина по сдерживанию оттока капитала и обузданию «серых носорогов». Последний термин означает очевидные для всех опасности, которые часто игнорируются до тех пор, пока не выйдут из-под контроля регуляторов. Крупнейшими мишенями политики Пекина стали скупающие активы по всему миру гиганты, такие как Anbang Insurance Group, Dalian Wanda Group, Fosun Group, HNA Group и Zhejiang Luosen Neili. Впрочем, жесткая политика Трампа в отношении торговли, а также слияний и поглощений, также производит свой пугающий эффект.

Растущий юань гарантирует, что эта напряженность будет оставаться на уровне лихорадки. Китайские олигархи охотно скупают «иконы» американского бизнеса, независимо от того, продиктовано это стремлением к расширению доли рынка или просто желанием «наложить лапу» на престижный бренд. И вот как раз здесь политика слабого доллара, проводимая Трампом, может нанести серьезный ущерб.

Ключевым императивом для Коммунистической партии Китая является «большой скачок» через годы, необходимые для создания мощных отечественных брендов за счет скупки прославленных марок по всему миру. Пример: покупка компанией Lenovo компьютерного бизнеса американской корпорации IBM. Приобретение энергетических активов, разумеется, тоже является приоритетом. Но реальный выигрыш дает захват всемирно признанных брендов для ускорения диверсификации собственной экономики, избавления от репутации «индустрии дымовых труб».

Китай постоянно поднимает планку и вооружается все большей покупательной способностью. Растущий юань делает такие компании как Apple, Boeing, General Motors, Nike и United Airlines дешевле для китайских денежных воротил. Зачем бояться конкуренции со стороны Google, Facebook или Snapchat, когда можно их просто купить и рекламировать уже как свою собственность?

Зачем вести мучительную борьбу и с помощью давления принуждать Microsoft, Starbucks and Tesla создавать совместные предприятия, когда можно сделать сами компании своей собственностью? Зачем проходить через тяжелую и мучительную юридическую процедуру создания собственного банка Chinese Goldman Sachs, когда иконы Уолл-стрит сегодня продаются, причем недорого? У государства имеется 3,2 триллиона долларов в золотовалютных резервах, которые можно использовать для финансирования сделок по приобретению американских брендов.

Можно сказать, только через труп Трампа, и не без оснований! Вашингтон уже наложил запрет на приобретение энергетических компаний, ссылаясь на соображения национальной безопасности. Скорее всего, президент США в рамках своей стратегии «сделать Америку снова первой» запретит столько китайских сделок, сколько сможет. Можно поинтересоваться у Джека Ма, владельца Alibaba, чем закончился для него визит в небоскреб Trump Tower. В прошлом месяце США отказались от продажи Moneygram International за 1,2 миллиарда долларов китайской Ant Financial.

Однако, это поставит Вашингтон в трудное положение. Непросто проповедовать всему миру ценности свободного рынка, равные права, открытость и прозрачность, одновременно отвергая китайские предложения по скупке компаний. В довольно странном положении оказывается президент, знаменитый своим искусством заключения сделок, который запрещает все подряд. Как бы то ни было, растущий юань увеличивает возможности китайских магнатов на американском рынке. Так что будьте осторожны со своими пожеланиями президенту Трампу.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *