От Анкары до Москвы: евразийская интеграция в действии

Президенты Владимир Путин, Хасан Роухани и Реджеп Тайип Эрдоган встретились в Анкаре в рамках российско-иранско-турецкого саммита по Сирии, а в Москве прошла VII Московская конференция по международной безопасности, в которой приняли участие министры обороны десятков различных стран.

Russia

Сложно отыскать иной пример, который бы так наглядно иллюстрировал стремление к евразийской интеграции.

Китай отправил в Москву делегацию из высокопоставленных чиновников и сделал важное заявление. Министр обороны КНР Вэй Фэнхэ на встрече с Сергеем Шойгу рассказал, что китайская сторона прибыла, чтобы продемонстрировать Америке наличие тесных связей между вооружёнными силами России и Китая. В свою очередь, Шойгу упомянул об особом характере российско-китайского партнёрства.

Перед встречей журналисты Global Times отмечали, что безостановочная демонизация России и торговая война между США и Китаем лишь укрепит партнёрство «особого характера».

Министр обороны Ирана бригадный генерал Амир Хатами заявил, что планы иностранцев касательно безопасности на Среднем Востоке обречены на провал, так как подобные решения должны приниматься в Юго-Западной Азии.

Встреча в Москве связана с саммитом в Анкаре.

Общая договорённость

Первые трёхсторонние переговоры по Сирии с участием представителей России, Ирана и Турции состоялись в Сочи 22 ноября прошлого года. После встречи в Сочи был создан Конгресс сирийского национального диалога, а Сирия должна была получить новую конституцию. Всё это происходило в соответствии с основными положениями, намеченными на конференции в Женеве в 2012 году. Даже в ООН посчитали, что встреча в Сочи «внесла важный вклад во вновь начавшийся процесс переговоров по Сирии».

В первых числах апреля министры обороны России (Сергей Лавров), Ирана (Мохаммад Джавад Зариф) и Турции (Мевлют Чавушоглу) встретились в Астане, чтобы подготовить почву для саммита в Анкаре.

Совместное заявление звучит однозначно: все стороны выступают за независимость, объединение и территориальную целостность Сирии.

Визит в Анкару стал первой зарубежной поездкой Владимира Путина после выборов, и это о многом говорит. В рамках разработанной в Астане российско-иранско-турецкой стратегии в Сирии были установлены зоны деэскалации (Восточная Гута, Идлиб, Хомс, сирийско-иорданская граница) и гуманитарые коридоры, по которым люди покидают зону боевых действий.

В Гуте Сирийская арабская армия (SAA) при поддержке российских лётчиков и переговорщиков почти одержала победу, причём сделала это без помощи иранских военных. «Умеренные повстанцы» были отправлены в Идлиб. Дамаск больше не подвергается обстрелам. Это была крупнейшая победа SAA после освобождения Алеппо в декабре 2016 года.

На севере Сирии сложилась непростая ситуация: силы НАТО выступают против подконтрольных Альянсу войск – турецкие военные противостоят курдским Отрядам народной самообороны, которые подчиняются США.

Наступление SAA и России в Восточной Гуте проходило параллельно с операцией «Оливковая Ветвь», в рамках которой турецкие войска атаковали курдов в Африне. Вероятно, Россия, Иран и Турция в Астане согласовали свои действия – об этом дипломаты сообщили изданию Asia Times.

Тегеран был недоволен военным вмешательством Турции в сирийский конфликт, но иранские войска не принимали участия в операциях в Восточной Гуте и Африне, чтобы Анкара могла уничтожить повстанцев, угрожающих Дамаску.

На трёхстороннем саммите в Анкаре наибольшее внимание уделялось происходящему вблизи провинции Идлиб, которую захватили «умеренные повстанцы». На этих территориях Хайят Тахрир аш-Шам, который связан с Аль-Каидой, борется с Фронтом освобождения Сирии (поддержку Фронту и другим вооружённым группировкам наподобие Ахрар аш-Шам оказывает Турция).

Всё будет зависеть от того, сможет ли Анкара убедить различные группировки в том, что война окончена. Если Анкара потерпит неудачу, SAA при поддержке России вновь начнёт бомбардировки, и в Турции помимо 3,5 миллиона беженцев появятся еще сотни тысяч.

Турецкие военные определённо не намерены покидать северо-западную и северную часть Сирии в ближайшее время. Как на это отреагирует Москва и Тегеран (не говоря уже о Дамаске) – открытый вопрос.

Поставка C-400

Москва и Анкара – деловые партнёры, их отношения строятся вокруг энергоресурсов, оружия и атомной энергетики.

По словам помощника президента РФ Юрия Ушакова, Россия стоит у истоков турецкой ядерной отрасли. Россия построит первую в Турции АЭС «Аккую» стоимостью в 20 миллиардов долларов. Ожидается, что первый реактор будет готов к эксплуатации к 2023 году, 99 процентов акций АО «Аккую Нуклеар» принадлежит российским компаниям.

В декабре было подписано соглашение, по условиям которого Москва поставит Анкаре зенитные ракетные комплексы С-400 до 2020 года – раньше, чем ожидалось. НАТО не очень этому рад.

Кроме того, Анкара готовится одобрить строительство газопровода «Турецкий поток» стоимостью в 12 миллиардов долларов. Некоторые страны Евросоюза не очень этому рады.

Судя по всему, Россия осторожно укрепляет отношения с определёнными странами ЕС и НАТО. Если главная цель Москвы заключается в том, чтобы предотвратить появление нового железного занавеса, который протянется от Балтийского моря до Чёрного, и убедить НАТО отступить от западных российских границ, то сотрудничество с Анкарой вряд ли станет решающим фактором, так как Турция теряет связь с Альянсом.

Сложится тупиковая ситуация, если поддавшись на уговоры России и Китая, Турция обратит внимание на преимущества вступления в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС). Турция укрепляет деловые связи с Пакистаном (входит в ШОС) и Ираном, который находится в статусе наблюдателя и готовится стать полноправным членом ШОС.

Россия, Китай и Иран – это три главных вектора евразийской интеграции, которая включает в себя всё: от постройки газопроводов до создания торговых сетей. Турция вряд ли мечтает о роли наблюдателя.

К тому же, Иран планирует вступить в возглавляемый Россией Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Зона свободной торговли ЕАЭС, к которой относятся Россия, Казахстан, Белоруссия, Кыргызстан и Вьетнам, вызывает интерес у многих стран – от Китая, Индии и Индонезии до Сербии, Израиля и государств Южной Америки. Турция определённо следит за происходящим.

Восстановление Сирии

Сирийский конфликт начался из-за газопровода. В 2011 году был подписан меморандум о взаимопонимании относительно газопровода Иран-Ирак-Сирия стоимостью в 10 миллиардов долларов, но вместо него планировалось построить Катаро-турецкий газопровод, что предполагало смену режима в Сирии.

Катар и Саудовская Аравия в Сирии оказались в проигрыше с точки зрения геополитики. Саудовская Аравия попыталась блокировать Катар, но потерпела неудачу. В результате Катар, который поддержали Оман и Кувейт, укрепил связь с Ираном и Турцией.

У Турции в Катаре есть военная база. Иран и Катар всё активнее сотрудничают в процессе разработки нефтегазового месторождения Южный Парс. Не исключено, что в ближайшем будущем ирано-катарский газ отправится по газопроводу, который пройдёт по территории Турции, хотя Россия и Китай вовлечены в работу газовой промышленности Катара.

В Сирии скоро начнутся работы по восстановлению, и Пекин изо всех сил старается сделать Дамаск частью инициативы «Один пояс, один путь».

Министр энергетики России Александр Новак подтвердил, что «Лукойл» и «Газпром нефть» уже готовятся восстанавливать и развивать повреждённую энергетическую инфраструктуру Сирии согласно намеченному в феврале плану.

Сирия пригласила российские компании к участию в обновлении нефтеперерабатывающего завода в окрестностях города Банияс и в постройке нового нефтеперерабатывающего предприятия в сотрудничестве с Ираном и Венесуэлой. Дамаск и Москва откроют прямую линию доставки для развития торговли и создадут банк, подконтрольный центральным банкам двух стран.

Как утверждает премьер-министр Сирии Ваэль аль-Халки, уже подписаны соглашения на сумму приблизительно в 1 миллиард долларов в сфере энергетики, торговли и финансов. Посол Сирии в России Риад Хаддад пообещал, что страны, которые помогли Дамаску бороться с терроризмом, имеют полное право занять ведущие позиции в процессе восстановления сирийской экономики.

Речь идёт о России, Иране и Китае. Какую роль в восстановлении сыграет Турция, и будет ли она в этом участвовать, ещё неизвестно.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *