Как удары по Сирии скажутся на российско-американских отношениях

Trump Syria

Лулу Гарсиа-Наварро из NPR спрашивает Анджелу Стент из Джорджтаунского университета о том, как ракетные удары в этот уик-энд против Сирии могут еще больше осложнить американские отношения с Россией.

Лулу Гарсиа-Наварро:
Владимир Путин говорит, что нападение США на Сирию было актом агрессии. И все же, не принимая во внимание вызывающие слова и заявления о том, что ракеты США были перехвачены и нанесли небольшой урон, Россия не ответила. Чтобы помочь нам понять, почему, к нам присоединилась Анжела Стент из Джорджтаунского университета. Она также ветеран работы в Госдепартаменте при администрациях Клинтона и Буша. Доброе утро.

Анджела Стент: Доброе утро.

Гарсиа-Наварро: Итак, можете нам напомнить, почему Россия вообще заинтересована в Сирии? И кратко — я знаю что это долгая история.

Стент: (смеётся), ну, если коротко. Во времена Холодной войны Советский Союз и Сирия были союзниками. Затем, как вы знаете, Россия потеряла многие свои позиции на Ближнем Востоке, но отношения с Сирией всегда были важны. Затем Путин испугался Арабской весны и происходящего в Ливии, и появился в Сирии чтобы прикрыть своего партнёра в Сирии. Также у России в Сирии имеется существенная военная авиабаза — единственный порт в тёплых водах. И сейчас он использует своё вмешательство в Сирию чтобы увеличить влияние на Ближнем Востоке по мере того как оттуда уходят США.

Гарсиа-Наварро: Так почему Сирия не ответила? Во многих отношениях Путин рассматривает это как своего рода прокси-войну между Соединенными Штатами и Россией.

Стент: Я думаю, что Россия хочет сравняться с Соединенными Штатами, но русские понимают, что США и Россия не должны вступать друг с другом в большой конфликт. Поэтому я думаю что русские понимают, что мы очень тщательно выверяем с ними то, что делаем в Сирии. Мы «деконфликтовали» наши действия, сюрпризов не было. Я и думаю они не хотят сделать ситуацию еще опаснее чем она есть сейчас. Я только напомню, что около шести недель назад русские наёмники начала атаковать американских солдат и мы убили пару сотен наёмников, и никто не захотел эскалации ситуации выше чем она есть сейчас.

Гарсиа-Наварро: На этой неделе российский рубль упал на 9 процентов против доллара США вслед за санкциями США против России. России на самом деле больно. Увидим ли мы ответ России вне пределов Сирии?

Стент: Я думаю, да. Я думаю России больно. Она говорит, что наложит экономические санкции на американские организации. Я не знаю, какими они будут. Она не так много может сделать, у нее немного маневра. Так что сейчас, я думаю, она сосредоточится на том, что она на Ближнем востоке главная сила, с которой все находящиеся там страны должны разговаривать, чтобы Асад, знаете ли, победил, и даже с этим возросшим градусом риторики, все равно, и вы слышали это от Путина и Трампа, пытаться сохранить возможность деэскалации с тем, чтобы США и Россия могли сесть за стол.

Гарсиа-Наварро: Россия кажется на выгодных позициях на Ближнем Востоке. В смысле, Асад, похоже, выигрывает войну. Только кратко, было ли это всё театром — эти авиаудары и напыщенный ответ от России?

Стент: Я не думаю, что это все театр, потому что я думаю, знаете, они оставят его у власти. И они очевидно должны знать что у него было это химическое оружие, и не сделали ничего, чтобы его сдержать. Но думаю что некоторая напыщенность есть, и думаю что русские хотят чтобы мы думали, что у нас тут опасная ситуация и что мы не должны делать ничего, что может их спровоцировать. Но на самом деле, они не будут отвечать.

Гарсиа-Наварро: Это Анджела Стент из Джорджтаунского университета. Огромное спасибо.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *