Сирийская операция демонстрирует ограниченность возможностей России

Хотя нынешние модернизированные и более профессиональные вооруженные силы Кремля оснащены новыми высококлассными крылатыми ракетами морского базирования, летают на более совершенных боевых самолетах и ведут стрельбу новыми российскими боеприпасами точного наведения, Россия «не обладает способностью постоянно сохранять военное присутствие за границей», – заявил в среду военный эксперт.

«Сирия исчерпала логистические возможности России», – считает военный эксперт, приглашенный сотрудник Центра стратегических и международных исследований Антон Лавров, связанный с московским Центром анализа и технологий.

Трудности Москвы, связанные с материально-техническим обеспечением 5-тысячного военного контингента в Сирии, а также самолетов и вертолетов, иллюстрируют один из самых серьезных изъянов в достижениях Владимира Путина по выведению российских обычных и ядерных сил из состояния многолетнего постсоветского упадка.

«Россия не в состоянии держать 20 тысяч военнослужащих в постоянных военных операциях вдали от собственных границ в течение сколько-нибудь длительного периода времени. Даже переброска от места до места – уже проблема», – считает Антон Лавров. Так, Кремлю пришлось покупать старые торговые суда в Крыму и превращать их в транспортные средства для транспортировки солдат и оборудования, включая тяжелые грузовики и артиллерию, на свою базу в Сирии и морские порты, контролируемые президентом Башаром аль-Асадом.

И это оказалось «шагом в неизвестность» на краю воды. Дело в том, что Москва в рамках программы модернизации вооруженных сил не предусмотрела инвестиций в средства высадки морского десанта.

Отмечая эффективность залпа крылатыми ракетами морского базирования, свидетельствующую о модернизации военно-морских сил и их успешном применении в Сирии, эксперт подчеркнул контраст их нынешнего состояния с состоянием авианосца «Адмирал Кузнецов», продемонстрированным в ходе его переброски и развертывания в Средиземном море. Антон Лавров заявил, что океанский флот Москвы сейчас меньше, чем даже 10 лет назад и «он не станет ни больше, ни лучше, в среднесрочной и даже долгосрочной перспективе».

Дело в том, что российские судостроительные верфи, в основном использующие технологии советской эпохи, изо всех сил стараются справиться с капитальным ремонтом существующего надводного флота, а о строительстве современных военных кораблей и речи идти не может. В результате такого положения, а также ужесточения военного бюджета, Россия уже отказалась от планов строительства атомных крейсеров и эсминцев. Они были необходимы для того, чтобы стать доказательством возрождения России как мировой военно-морской державы.

«Гораздо более реалистичными представляются инвестиции в небольшие корабли и подводные лодки, в основном в прибрежный военно-морской флот, – считает эксперт. – Это более эффективная мера для обороны страны». Именно в этом направлении идет финансирование, наряду со средствами точного удара и военно-морской авиацией.

Такая инвестиционная стратегия предусматривает  масштабные капиталовложения в производство средств ПВО, необходимые для отражения потенциальной угрозы крылатых и баллистических ракет Северной Кореи, Ирана и восточноевропейских соседей России.

Подпись к изображению: Российский авианосец «Адмирал Кузнецов» во время перехода в Средиземное море

Антон Лавров также рассказал, что большая часть усилий по модернизации направляется на обеспечение защиты российских границ и перехода с призывной системы на профессиональное комплектование армии. «Россия боится вторжения любой коалиции сил», – сказал эксперт, отвергая идею о том, что Кремль якобы планирует и размещает силы с целью захвата стран Балтии в течение первых же дней, в случае начала войны. Аналогичным образом, поскольку вооруженные силы не обучаются использованию тактического ядерного оружия в условиях конфликта, в том числе и во время последних широкомасштабных военных учений, эксперт выразил сомнение, что подобные действия предусмотрены в рамках российского военного планирования. «Это возможно разве что при наихудшем сценарии».

Помимо стратегических сил, оборонные расходы направляются в армию. Солдаты-контрактники являются добровольцами, а не призывниками, поэтому зарабатывают больше призывников и привносят более профессиональную атмосферу в ряды вооруженных сил. Исторически сложилось так, что Россия рассматривала именно армию как основную силу, защищающую страну. «Сухопутные войска по-прежнему необходимы для контроля территории, и они нуждаются в боевой технике, поэтому именно туда идут инвестиции в соответствии с планами Путина, и это будет продолжаться», – утверждает Антон Лавров.

Он также сказал, что последствия санкций, введенных из-за присоединения Крыма и поддержки сепаратистов на востоке Украины, в первую очередь заключаются в том, что модернизация всех бывших советских научно-исследовательских проектов, там где это было возможно, сдвинулась с мертвой точки. Теперь, после их осуществления, в том числе создания мощных и точных боеприпасов, применяемых в Сирии, русские обдумывают, какие новые танки, боевые машины и бронетранспортеры, а также дроны большой дальности с ударными возможностями и системами лазерной защиты, могут понадобиться им в будущем.

Чтобы поддерживать усилия по модернизации армии и профессионализации офицерского корпуса, а также рядового состава, в таких условиях, России придется «отказаться от некоторых программ». Семьдесят процентов объявленного оборонного бюджета предусмотрено направить на военную технику.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (22 голосов, среднее: 2,32 из 5)
Loading...Loading...




Комментарии запрещены.