Экономическое партнерство между Россией и Южной Кореей набирает обороты

Среди царства бетона, стекла и неона в центре Сеула есть небольшой парк на холме, из которого возвышается, довольно некстати, белая башня в стиле ренессанса. Эта башня – все, что осталось от прежнего дипломатического представительства Российской Империи, где размещались российские дипломаты в 1896 году, когда корейский правитель Коджон тайно укрылся там после убийства его матери в расположенном неподалеку дворце Кёнбоккун. Оттуда он правил своим государством на протяжении года, пока ситуация не стабилизировалась достаточно, чтобы он смог вернуться в свой дворец и объявить себя первым императором Корейской Империи.

После необыкновенных событий в ходе межкорейского саммита 2018 года и в условиях, когда впервые за многие десятилетия появилась надежда на стабильность на Корейском полуострове, многие люди в Кремле ожидают, что Корея отплатит добром за добро и предпримет масштабные инвестиции в российскую экономику, страдающую под бременем все более жесткого режима международных санкций.

В ходе недавней поездки в Сеул, я встретился с целым рядом клиентов из различных компаний и секторов: инвестиционного банка, принадлежащего государству; торгового подразделения одной из корейских финансово-промышленных групп, которые продолжают доминировать в экономике страны; крупной частной компании, специализирующейся на индустрии развлечений; международной юридической фирмы.

В беседах со всеми этими людьми, я ясно понял, что южнокорейский бизнес никак не может найти компромисс между двумя совершенно разными взглядами на Россию. С одной стороны, Россия – историческая преемница Советского Союза, а с другой – современное государство, предлагающее колоссальные коммерческие возможности для корейского бизнеса.

Два вопроса, которые мне задавали чаще всего, касались все более жестких режимов санкций, которые Соединенные Штаты и их западные партнеры наложили на Россию в 2014 году (Сеул не присоединился к этому режиму и не наложил никаких собственных санкций, но все же испытывает некоторую тревогу по поводу потенциального косвенного ущерба), а также российских интересов на Корейском полуострове в свете многолетней поддержки Северной Кореи со стороны Кремля, и нынешнего более тонкого подхода Москвы, включая поддержку санкций против Пхеньяна в связи с ядерными испытаниями.

Многие южнокорейские бизнесмены продолжают смотреть на Россию с подозрением и по-прежнему ассоциируют ее с Советским Союзом, державой, которая оказывала экономическую и материальную поддержку Северной Корее во время кровопролитной войны 1950-1953 годов, а затем в течение нескольких десятилетий защищала режим Ким Ир Сена. Такое отношение, возможно, не является единым для всей Южной Кореи, однако, дипломатические отношения между двумя странами были установлены лишь в 1990 году.

Кроме того, близость между Южной Кореей и Соединенными Штатами на протяжении последних пятидесяти лет не могла не сказаться на общественном мнении, и сегодня многие жители страны находятся под влиянием американской враждебности в отношении России. Тем не менее, дипломатические и экономические связи между Сеулом и Москвой явно движутся по восходящей траектории. Помимо посольства Южной Кореи в Москве сегодня действуют еще шесть консульств по всей России (в Ростове-на-Дону, Санкт-Петербурге, Владивостоке, Екатеринбурге и Южно-Сахалинске), отражая тот факт, что этнические корейцы уже давно являются одним из самых многочисленных некоренных этнических меньшинств в этой многонациональной стране.

Многие аналитики отмечают, что экономики двух стран являются взаимодополняющими: Южная Корея может предложить инвестиции и передовые технологии, а Россия – природные ресурсы и сырье. Поэтому возможность участия в строительстве и модернизации инфраструктуры слаборазвитого и малонаселенного дальневосточного региона является весьма заманчивым, хотя и рискованным предложением. Расходы, связанные с совершенствованием инфраструктуры, могут достигнуть 67 миллиардов долларов, три четверти из которых будут направлены на создание автомобильных и железных дорог и смогут принести южнокорейским предприятиям значительную прибыль.

В 2013 году Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) и Корейская инвестиционная корпорация (КИК), представляющие собой государственные инвестиционные инициативы, подписали совместный меморандум о создании российско-корейской инвестиционной платформы с целью содействия трансграничным инвестициям. На начальном этапе процесс шел крайне медленными темпами и ограничивался скучными, но обязательными направлениями, такими как воздушное и морское сообщение между странами, торговые ярмарки и т.п., а также некоторыми незначительными проектами в сфере производства. Сотрудничество с Кореей значительно отставало от инвестиций, которые РФПИ удалось привлечь в Китае и Ближневосточных странах, в попытках противостоять действию международных экономических санкций и ухудшению отношений между Россией и западными партнерами после 2014 года.

Однако, двусторонняя инициатива вновь обрела импульс после избрания президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ина. Он начал проводить новую северную политику, направленную на расширение сотрудничества с Россией, а его присутствие на Восточном экономическом форуме во Владивостоке в сентябре прошлого года, вскоре после инаугурации, имело целью подчеркнуть важность, которую он придает развитию двусторонних отношений.

В своем выступлении на форуме он изложил программу «Девять мостов», предусматривающую сотрудничество соответствующих районов Южной Кореи и России по конкретным направлениям развития: газ, железнодорожное сообщение, морские порты, электроэнергетика, судоходство в Арктике, судостроение, создание рабочих мест, сельское хозяйство и рыболовство. «Российский Дальний Восток – это то место, где встречаются новая восточная политика России и новая северная политика Кореи», – заявил Мун Чжэ Ин.

Интерес Мун Чжэ Ина носит как политический, так и экономический характер. Создание прочных коммерческих связей между Южной Кореей и Россией также принесет пользу Северной Корее, которая находится между двумя странами, и чья готовность участвовать в этом процессе будет важным фактором, способствующим общему успеху. Ключевым стратегическим интересом для Сеула является строительство железнодорожной магистрали, которая свяжет изолированный южнокорейский «остров» с великой Евразией.

До расчленения страны существовали две железнодорожных ветки, соединявшие южную часть полуострова с большой землей: в западной части полуострова – дорога Сеул-Синуйджу, ведущая к границе между Кореей и Китаем, а в восточной части – ветка Пусан-Вонсан. Именно эта последняя железная дорога, Donghae Line, является настоящим «призом», поскольку она легко может быть модернизирована и продлена до Владивостока. Таким образом, она связала бы пятый по величине порт мира по объему грузов, Пусан, с самой длинной в мире железнодорожной магистралью, Транссибом, что привело бы к сокращению времени доставки грузов на важнейшие рынки и снижению транспортных расходов.

Чего ожидать дальше? Все глаза будут устремлены на саммит Трампа и Ким Чен Ына, назначенный на июль. Однако, существуют также планы встречи между Путиным и Мун Чжэ Ином в начале лета, поскольку инаугурация Путина на новый срок состоялась и состав нового правительства окончательно утвержден. Как Южная Корея, так и Россия, согласились совместно разработать соглашение о свободной торговле между Сеулом и Евразийским экономическим союзом, которое способно придать дополнительный стимул сотрудничеству между двумя сторонами. А кроме того, в сентябре во Владивостоке состоится четвертый Восточный экономический форум, на котором обе стороны надеются объявить о дальнейших масштабных инвестиционных проектах.

Здесь уместно снова процитировать Мун Чжэ Ина: «Сочетание огромных ресурсов российского Дальнего Востока и корейских передовых технологий превратит этот регион в источник возможностей для процветания Кореи и России».

Любой существенный сбой в нынешнем процессе межкорейского сближения может задержать или даже нарушить эти планы. Однако, поскольку теме регионального развития придается приоритетное значение в программе развития России на период четвертого президентского срока Путина, мы можем в ближайшие недели и месяцы ожидать дальнейшего укрепления экономического партнерства между Южной Кореей и Россией.

Автор, Тимоти Стэнли – старший партнер по связям с Россией и странами СНГ в компании Control Risks, независимой консалтинговой фирме, специализирующейся на оценке глобальных рисков


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...




Комментарии запрещены.