Российские «грязные» деньги не уйдут из Лондона в обозримом будущем

В соответствии с докладом, озаглавленным «Золото Москвы», только что опубликованным одним из комитетов британского парламента, российские так называемые «грязные деньги» представляют собой угрозу для Британии. Вывод авторов доклада основан на том аргументе, что Лондон предоставляет убежище для потоков российского капитала, многие из которых имеют сомнительное происхождение. Впрочем, сам аргумент отнюдь не нов, причем до такой степени, что российские криминальные деньги, циркулирующие в Лондоне, уже давно стали популярной темой для массовой культуры. Желающие могут даже отправиться в организованную экскурсионную поездку по местам «боевой славы» организованной клептократии в Лондоне и окрестностях.

Подпись к изображениюЛондон процветает благодаря иностранным капиталам

Однако, в докладе «Золото Москвы» отсутствует ответ на чрезвычайно важный вопрос: почему, по каким причинам российские деньги (да и не только российские, если уж на то пошло) стекаются в Лондон и в Британию в целом. Ответ на этот вопрос требует понимания того как вообще функционируют глобальные финансовые центры.

Ликвидность, которую в данном случае следует понимать как сочетание наличия капитала и возможности заимствовать его и торговать им – главный элемент любого сколько-нибудь значимого финансового центра. Как и на любом другом рынке, на рынке капиталов существует необходимость существования надежного предложения и спроса на ликвидность.

В мире существует два основных типа финансовых центров.

  1. Финансовый центр, который появляется органично, в результате мощи и привлекательности стоящей за ним экономики. Уолл-стрит исторически отражает масштаб и охват американского внутреннего рынка. Токио стал процветающим финансовым центром в восьмидесятые годы, когда Япония была второй по величине экономикой мира. Сегодня финансовые центры в Гонконге и Шанхае отражают растущую экономику Китая. Другими словами, это органические финансовые центры, расположенные в процветающих экономиках и имеющие надежный запас спроса и предложения на финансовые ресурсы.
  2. С конца пятидесятых годов прошлого столетия появился новый тип финансовых центров. Такие центры получили известность как международные финансовые центры или офшорные центры. Они не имеют собственного пула ликвидности и не расположены в странах с большим спросом на капитал.

Лондонский Сити входит во вторую категорию. Хотя Британия является всего лишь шестой по величине экономикой мира, лондонский финансовый центр – крупнейший в мире. Это означает, что, в то время как, например, Соединенные Штаты, могут полагаться на большие источники ликвидности, которые обеспечены торговлей облигациями Министерства финансов США и другими финансовыми инструментами, Британия вынуждена полагаться да другие, внешние, источники финансовых  ресурсов.

Лондонский Сити как финансовый центр имеет два внешних источника. Первый из них – Европейский Союз. Другой – развивающиеся рынки, одним из которых является Россия.

Будучи глобальным финансовым центром, Лондон приветствовал российские деньги, независимо от их происхождения, впрочем, в той же мере, как денежные потоки из стран Персидского залива, Китая, Индии, Нигерии и других стран.

Однако, за приток капитала приходится платить толерантностью. Нередко этот капитал служит политическим режимам, многие из которых относятся к наиболее коррумпированным в мире. Это справедливо для большинства развивающихся стран, и Россия ни в коем случае не может считаться исключением из правила, а также не является наиболее коррумпированной страной, о чем свидетельствуют данные последнего рейтинга организации Transparency International.

Дни, когда честолюбивый нувориш-олигарх мог появиться с чемоданом наличных денег и легко превратить его в элитную недвижимость в Лондоне, ушли в историю. За последние два десятилетия произошло ужесточение финансового законодательства в целом, и в частности, правил, ограничивающих отмывание денег, предпринятое во всех странах ОЭСР, и в наибольшей степени в Европейском Союзе. Многие из этих инициатив отнюдь не приветствовались в определенных кругах лондонского Сити.

Даже самая последняя – и, вероятно, самая значимая – инициатива британского парламента, суть которой в том, чтобы заставить британские заморские владения публиковать списки тех, кто владеет и управляет зарубежными организациями, которым принадлежит британская недвижимость и которые участвуют в государственных закупках, наткнулась на сопротивление со стороны властей Каймановых островов, поспешивших в Лондон и Брюссель, чтобы «обсудить эту проблему».

Между тем, любой желающий по-прежнему может купить компанию в Британии или Шотландии в качестве готового «офшорного пакета» (в комплекте с корпоративной и юридической документацией для Сейшельских островов, а также банковскими счетами) за сумму, не превышающую 1 тысячу долларов США. Последние данные Центрального банка России свидетельствуют о том, что главными направлениями российских инвестиций за рубежом являются Кипр, Швейцария, Сингапур, Багамские острова, Люксембург и Джерси.

Этот отчет Банка России появился весьма своевременно для лондонского Сити. Брекзит поставил под угрозу основной источник ликвидности для Сити – Европейский Союз. Каковы бы ни были риски, связанные с другими источниками капиталов, трудно поверить, что Британия готова рисковать и другим крупным источником средств. Как можно увидеть повсеместно, одним из последствий Брекзита стала более миролюбивая политика Лондона в отношении таких малопривлекательных режимов, как Саудовская Аравия и Турция, поскольку политический выбор Британии становится все более ограниченным.

Поэтому маловероятно, что этот доклад как-то повлияет на поток российских денег в Британию. Как, впрочем, и другой иностранной валюты, если уж на то пошло. Возможности Британии как глобального финансового центра сокращаются. И, учитывая тот факт, что Лондон оказывает финансовые услуги самым  разным политическим режимам по всему миру, в Британии нет каких-либо особых законов, принятых специально для россиян. Поэтому любое изменение законодательства потребует глубокого пересмотра целого комплекса корпоративных, юридических и финансовых норм, регулирующих финансовую систему Британии.

Поскольку после Брекзита пространство для маневра у Лондона будет только сужаться, вероятность подобного сценария, по мнению экспертов, крайне мала.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (1 голосов, среднее: 2,00 из 5)
Loading...Loading...




Комментарии запрещены.