Россия активно подключается к северокорейской геополитической игре

Если вести речь о последних событиях вокруг Северной Кореи, Япония и Россия могут кому-то показаться двумя «потерянными душами» в Северо-Восточной Азии, вынужденными лишь издали наблюдать за происходящим, в то время как в заголовках мировой прессы доминируют Китай, Южная Корея и Соединенные Штаты Америки.

Тектонические толчки, приведенные в движение саммитом в Сингапуре между Дональдом Трампом и северокорейским лидером Ким Чен Ыном, лишь усугубляют общую тревогу и напряженность.

Подпись к изображению: Российский президент Владимир Путин и Председатель Президиума Верховного Народного Собрания Ким Ён Нам, в ходе встречи 14 июня 2018 года

Однако, на самом деле, Россия значительно опережает Японию. Встреча в Кремле между президентом России Владимиром Путным и его гостем, председателем президиума Верховного Народного Собрания Северной Кореи Ким Ён Намо, вторым человеком в политической иерархии страны, подчеркивает этот факт. Очевидно, что две страны динамично укрепляют свои связи за счет встреч на высоком уровне.

Япония, в свою очередь, лишь нащупывает способ, который поможет ей вписаться в этот региональный процесс. Теоретически, на уровне политического руководства, Токио вынужден действовать заодно с Соединенными Штатами. У Японии нет дипломатических отношений с Северной Кореей, и для установления контактов на высоком уровне требуются длительные усилия.

Кроме того, общеизвестно, что премьер-министр Синдзо Абэ является решительным сторонником политики «максимального давления» в отношении Северной Кореи. Однако, судя по последним событиям, он, возможно, немного перестарался, не приняв в расчет склонность Дональда Трампа к неожиданным резким сменам курса. Действительно, сдвиг тектонических пластов на прошлой неделе захватил Токио врасплох. В результате Японии теперь необходим быстрый отходной маневр.

Ким Чен Ын еще должен решить, когда, насколько срочно встречаться с Синдзо Абэ, и вообще, стоит ли ему это делать. Таким образом, создалась очень щепетильная ситуация для Токио, поскольку Япония прямо заинтересована в исходе дела и является наиболее уязвимой для северокорейских ракет в случае военной эскалации. Однако, в то время как Ким Чен Ын уже дважды встречался с китайским президентом Си Цзинпином и президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином, Абэ остается единственным региональным лидером, которому предстоит еще установить личный контакт с правителем Пхеньяна.

Очевидно, что Ким придает отношениям с Пекином и Москвой большее значение, чем связям с Токио. Поступили сообщения, что самолет, на котором он летел обратно из Сингапура, приземлился в аэропорту Пекина, и кто-то «выгрузился». А на встрече в Кремле Ким Ён Нам передал Путину личное письмо от своего верховного правителя.

Замечания Путина позволяют предположить, что визит министра иностранных дел Сергея Лаврова в Пхеньян 31 мая вернул определенный динамизм давним двусторонним отношениям между Россией и Северной Кореей.

Путин подтвердил готовность России к сотрудничеству и подчеркнул стремление наладить экономические связи между двумя странами. Без сомнения, большое значение в предложениях Путина имеют давние российские проекты по соединению транссибирской и транс-корейской железнодорожных магистралей, а также по прокладке нового трубопровода с российского Дальнего Востока через Северную Корею в Южную Корею, где существует огромный спрос на энергоносители. Ким Ён Нам ответил, что новая стратегия Северной Кореи предусматривает в качестве главной цели «сконцентрировать все ресурсы и усилия на экономическом строительстве».

Путин также проявил интерес к встрече с Ким Чен Ыном в самое ближайшее время. Он предположил, что Восточный экономический форум, который пройдет во Владивостоке в сентябре, может послужить поводом для приезда Кима в Россию, но добавил, что возможен и «отдельный» государственный визит. Позитивный тон всех этих заявлений и шагов вполне очевиден.

Если Соединенные Штаты намерены вообще вывести Россию из предстоящего мирного процесса, то Москва  в той же мере стремится занять центральное место на этой сцене. В идеале Россия предпочла бы реанимировать давно отживший формат шестисторонних переговоров, за который выступает Пекин, и который дал ей место и право голоса за «высоким столом» переговоров.

Однако, вряд ли это произойдет, учитывая тот факт, что Трамп, как известно из его книги «Искусство сделки», предпочитает двусторонние переговоры с Ким Чен Ыном, а Си Цзиньпину и Мун Чже Ину отводит вспомогательную роль посредников. Во всяком случае, Трамп сообщил, что Вашингтон намерен вести переговоры о мирном договоре с участием Северной Кореи, Китая, Южной Кореи и США.

Впрочем, можно ожидать, что Москва также будет играть в этом процессе активную роль. Неудивительно, что Россия подчеркивает необходимость «денуклеаризации» (освобождения от ядерных вооружений) всего Корейского полуострова, которая касается также будущего американского военного присутствия и целого ряда сопутствующих вопросов.

С точки зрения Ким Чен Ына, Россия, благодаря своему явному присутствию в регионе, обеспечивает ему большее пространство для переговоров. Фактически, Москва просто вынуждена играть активную роль в урегулировании на Корейском полуострове, поскольку у нее имеется общая граница с Северной Кореей и любое расширение американского влияния в этой стране непосредственно  задевает ключевые национальные интересы России.

Интеграция Северной Кореи в систему региональных связей – важнейший шаг в российском «развороте к Востоку». Развитие российского Дальнего Востока в значительной степени зависит от успеха этой стратегии Москвы. Восстановление Северной Кореи открывает обширные деловые перспективы для российских компаний и обеспечивает транзитный маршрут для российской торговли со странами Азиатско-Тихоокеанского региона.

Путин  обладает редким даром оптимизации геополитики за счет ее объединения с геоэкономикой, хотя история свидетельствует о том, что очень часто они рассматриваются как принципиально разные направления.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...




Комментарии запрещены.