Америка теряет былое технологическое превосходство и вынуждена переходить к догоняющему развитию

Вашингтон постепенно переключает свое внимание на стратегическое соперничество с Пекином в технологической сфере. Хотя к этому давно призывал Пентагон, только в последнее время другие правительственные структуры, такие как Конгресс, федеральные ведомства и даже лоббисты, также начали выступать за развитие новых технологий, прежде всего квантовых вычислений и машинного обучения. Эти технологии, как и некоторые другие, будут иметь решающее значение в новую эру стратегического соперничества.

Отдельные структуры Пентагона в течение многих лет били тревогу. Стратегия «третьего противовеса», частично принятая еще в 2012 году, продвигалась усилиями министра обороны Эштона Картера и заместителя министра Боба Уорка  в течение двух последних лет президентства Обамы. Она была предложена в качестве потенциального технологического решения для поддержания военной мощи США в эпоху стагнации военных бюджетов, деградации качественного военного превосходства и неспособности стратегической переориентации.

Хотя концепция «третьего противовеса» опиралась на верную оценку проблемы и заложила фундамент будущего развития, она так и не помогла переориентировать США на активную политику конкуренции с великими державами. Уорк с тех пор не раз говорил, что сожалеет о том, что выдвинул идею «третьего противовеса». Причем вовсе не потому, что эта стратегия ставила неверные цели, а потому, что она создала «видимость того, что мы обладаем преимуществом и что у нас есть время обдумывать дальнейшие шаги и работать «для галочки».

Министр Обороны Джеймс Мэттис в своем выступлении по поводу новой национальной оборонной стратегии в январе категорически заявил, что «конкурентное преимущество США разрушается во всем спектре военного противостояния». Однако, стратегическое соперничество выходит далеко за рамки обороны и военной сферы.

Как оборонная стратегия, так и стратегия национальной безопасности определяют качественное превосходство США как преимущество, основанное на инновационной базе безопасности или «сети, знаний, возможностей и людей», включая научные круги, национальные лаборатории и частный сектор».

Инновационная база национальной безопасности в такой же степени связана с экономической мощью и потенциалом, как и с поддержанием качественного превосходства в военной сфере. Два эти фактора взаимосвязаны и перетекают один в другой. Долгосрочные преимущества достигаются теми, кто разрабатывает новые технологии и устанавливает правила их использования.

Потенциал влияния некоторых из этих технологий на способы обмена, мониторинга и контроля информации объясняет рост обеспокоенности в отношении технологий двойного назначения и коммерческие сложности, возникающие между американскими и китайскими исследователями  в области инвестиций и интеллектуальной собственности.

В то время как Пентагон выступает за активную политику в этой сфере уже на протяжении пяти лет или более, Конгресс только что начал осознавать проблему и придавать значение этой стратегии. В последнее время внимание законодателей привлекли две технологии: квантовые вычисления и искусственный интеллект.

В Соединенных Штатах уже давно активно занимаются квантовыми вычислениями. В 2003 году Агентство оборонных перспективных исследовательских разработок DARPA создало первую сеть квантовых коммуникаций. В последние годы американское правительство тратит в среднем 200 миллионов долларов на квантовые исследования. В 2016 году администрацией Обамы была создана рабочая группа по квантовой информатике. Однако, некоторые эксперты утверждают, что Соединенные Штаты отстают от Китая в гонке за квантовое превосходство.

Комитет по науке, космосу и технологиям американского Конгресса недавно одобрил закон о развитии квантовой сферы National Quantum Initiative Act (NQI), предложенный его председателем республиканцем Ламаром Смитом. NQI – десятилетняя программа, которая будет стимулировать межведомственную координацию, прямые инвестиции в квантовые исследования, устанавливать направления развития квантовой информатики и поощрять государственно-частное партнерство с отраслевыми экспертами и учеными. Тем временем, сенатор-демократ Камала Харрис представила закон о квантовых вычислениях, которые предусматривает создание при министерстве обороны консорциума по квантовым вычислениям. Если закон будет принят, это приведет к увеличению объема ресурсов, которые Министерство обороны сможет направить на стимулирование «конкурентного преимущества» Соединенных Штатов в области квантовых вычислений.

Эти инициативы появились после создания Коалиции квантовой индустрии, лоббирующей политику правительства в отношении квантовых исследований и  разработок. Среди ее участников как стартапы, так  и лидеры отрасли, такие как Intel, Lockheed Martin, QxBranch и Rigetti Computing.

Структуры исполнительной власти также начинают мобилизовать усилия, направленные на квантовые технологии. Управление по научно-технической политике намерено учредить подкомитет по квантовой информатике с целью создания «национальной программы» исследований в области квантовой информатики и курирования исследовательских инициатив со стороны федерального правительства.

Машинное обучение и искусственный интеллект также получают все больше внимания со стороны правительства США. Недавно Пентагон учредил Объединенный центр искусственного интеллекта, цель которого – координировать деятельность в области искусственного интеллекта во всех структурах вооруженных сил. Центр будет устанавливать «стандарты… инструменты, общедоступные данные, технологии повторного использования, процессы и порядок экспертизы» в области искусственного интеллекта для всех структур Министерства обороны. Другие органы исполнительной власти, такие как недавно созданный Межведомственный комитет по искусственному интеллекту, будут предоставлять Белому дому рекомендации по машинному обучению и сетевым информационным технологиям.

Республиканка Элиза Стефаник недавно представила законопроект по вопросам  искусственного интеллекта в Палате представителей. Стефаник, член Комитета по вооруженным силам и председатель подкомитета по новым вызовам и возможностям, подчеркнула важность ИИ для национальной безопасности, а также его огромный экономический потенциал. Если этот закон будет принят, это приведет к созданию комиссии по национальной безопасности в сфере ИИ. Он предусматривает стимулирование исследований и инвестиций, а также создание стандартов представления данных. Кроме того, в случае принятия закона Конгрессом будет создана Национальная лаборатория по эксафлопсным компьютерным системам и искусственному интеллекту.

В то время как Пекин продолжает инвестировать в национальные научно-исследовательские и промышленные проекты, такие как программа «Сделано в Китае-2025», американское правительство, судя по всему, пока медленно собирает силы, чтобы включиться в конкурентную борьбу.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (5 голосов, среднее: 3,20 из 5)
Loading...Loading...




Комментарии запрещены.