Пепе Эскобар: что на самом деле означают санкции против России и Китая

В опубликованном на днях исключительно важном докладе Пентагона, посвященном оборонно-промышленной базе США и «надежности цепочки поставок», Китай прямо обвиняется в «военной экспансии» и «стратегии экономической агрессии». Главным образом, это объясняется тем, что Пекин является единственным источником ряда «химических продуктов, используемых в производстве боеприпасов и ракет».

Россия упоминается в документе только один раз, но в ключевом параграфе, в качестве,  разумеется, «угрозы», наряду с Китаем, для американской оборонной индустрии.

В этом докладе Пентагон, возможно, и не призывает к тотальной войне против России и Китая, как это было интерпретировано в некоторых кругах. На самом деле авторы добиваются дальнейшего ужесточения торговой войны против Китая, и в то же время обнажают истинные мотивы, лежащие в основе санкций в отношении России.

Министерство торговли США наложило ограничения на 12 российских корпораций, которые обвиняются в том, что «действуют во вред национальной безопасности или внешнеполитическим интересам Соединенных Штатов». На практике это означает, что американские компании больше не могут экспортировать продукцию двойного назначения ни одной из упомянутых российских компаний.

За этими санкциями стоят вполне понятные причины, и они не имеют никакого отношения к национальной безопасности. Напротив, все они связаны с так называемой «свободной рыночной конкуренцией».

В основе этой бури – узкофюзеляжный среднемагистральный лайнер Иркут МС-21 – первый в мире самолет с крыльями из композитных материалов, способный перевозить более 130 пассажиров.

Компания «Аэрокомпозит» отвечает за разработку этих композитных крыльев. Предполагаемая доля композитных материалов в общей конструкции самолета составляет около 40 процентов.

Двигатель ПД-14 для Иркута МС-21, который не подходит для боевых самолетов, будет изготавливаться заводом «Авиадвигатель». До сих пор на МС-21 были установлены двигатели компании Pratt & Whitney. ПД-14 – первый новый авиационный двигатель, полностью изготовленный в России, с момента распада СССР.

Авиационные эксперты уверены, что МС-21, оснащенный ПД-14, легко победит главных конкурентов: Airbus A320 и Boeing-737.

Кроме того, есть еще двигатель ПД-35, который «Авиадвигатель» разрабатывает специально для уже анонсированного российско-китайского широкофюзеляжного двухмоторного реактивного лайнера, который будет строиться совместным предприятием «Китайско-российская международная коммерческая авиастроительная компания» (CRAIC), созданным в мае 2017 года в Шанхае.

Авиационные эксперты полагают, что это единственный проект в мире, способный бросить вызов многолетней дуополии Boeing и Airbus.

Способны ли эти санкции помешать России совершенствовать МС-21 и инвестировать в строительство нового лайнера? Едва ли. Влиятельный военный аналитик Андрей Мартьянов убедительно аргументирует, что эти санкции в лучшем случае «смехотворны», учитывая, что «создатели авионики и агрегатов» для ультрасовременных истребителей Су-35 и Су-57 без всяких проблем выпустят все необходимое для замены западных элементов на российских коммерческих самолетах.

Еще до публикации доклада Пентагона было ясно, что главная цель администрации Трампа в отношении Китая заключалась в том, чтобы в конечном итоге разорвать разветвленные цепи поставок американских корпораций в Китае и вновь имплантировать их, вместе с десятками тысяч рабочих мест, обратно в Соединенные Штаты.

Эта радикальная реорганизация глобального капитализма, возможно, не слишком привлекательна для американских транснациональных компаний, поскольку они в этом случае теряют все преимущества, связанные низкими издержками, которые в свое время соблазнили их перенести производство за  границу, и прежде всего в Китай. Эти потерянные преимущества не будут компенсированы дополнительными налоговыми льготами.

И это, как говорится, только цветочки, с точки зрения глобальной торговли: для сторонников жесткой линии в администрации Трампа, реиндустриализация Америки означает стагнацию китайской промышленности. Этим в значительной степени объясняется кампания демонизации программы технологического развития «Made in China 2025» во всех ее аспектах.

Параллельно развивается и кампания клеветы в отношении России. Министр внутренних дел США Райан Зинке угрожает не больше и  не меньше чем блокадой российских потоков энергоносителей: «У Соединенных Штатов имеется такая возможность, благодаря нашему военно-морскому флоту, следить за свободой навигации и открытостью морских путей, а в случае необходимости блокировать их, чтобы отрезать российские энергоресурсы от рынков».

Коммерческая и промышленная демонизация Китая достигла пика, когда вице-президент Соединенных Штатов Майк Пенс обвинил эту страну в «безответственных враждебных действиях» и попытках «опорочить» Дональда Трампа. Он даже назвал Пекин главным виновником вмешательства в американские выборы, вместо России. Вряд ли это отвечает требованиям коммерческой стратегии, главной целью которой является создание рабочих мест в Соединенных Штатах.

Президент Си Цзиньпин и его советники, вероятно, готовы были бы пойти на некоторые уступки в сфере торговли. Но это становится абсолютно невозможным, с точки зрения Пекина, когда санкции в отношении Китая вводятся за то, что он покупает российские системы вооружений.

Пекин может легко предвидеть, что его ожидает в ближайшем будущем, каковы будут неизбежные последствия обвинений Пенса. Несомненно, санкции, подобные тем, что введены против России в рамках закона Магнитского, теперь могут быть распространены и на китайцев. Ведь Пенс заявил, что предполагаемое вмешательство России во внутренние дела США бледнеет по сравнению со «злонамеренными» действиями Китая.

Посол Китайской Народной Республики в США Цуй Тянькай в интервью телеканалу Fox News приложил все возможные дипломатические усилия: «Было бы трудно представить, что пятая часть населения планеты может развиваться и процветать не за счет собственных усилий и упорного труда, а за счет хищений и принуждения других стран к передаче технологий. Это просто невозможно. Китайский народ такой же трудолюбивый и усердный, как все народы на Земле».

Это должно получить очередное подтверждение в Брюсселе на этой неделе во время азиатско-европейского саммита ASEM. Саммит проводится раз в два года начиная с 1996 года. Тема нынешней встречи – «Европа и Азия: глобальные партнеры и глобальные вызовы». Главными пунктами повестки дня являются торговля, инвестиции и возможности взаимодействия, по крайней мере, между Европой и Азией.

Наступление Вашингтона на Китай нельзя интерпретировать как элемент борьбы за «справедливые условия торговли». Скорее речь должна идти о стратегии технологического сдерживания Китая, которая затрагивает исключительно важную тему. Соединенные Штаты стремятся любой ценой не допустить, чтобы Китай создал разветвленную сеть транспортных маршрутов и каналов поставки, которая является главной составляющей инициативы «Один пояс, один путь» (ОПОП).

Яркое подтверждение мнения о том, что все эти многочисленные пересекающиеся санкции в отношении России и Китая связаны с давним страхом Збигнева Бжезински перед доминированием в Евразии новых «равных по силе конкурентов», поступило от Уэсса Митчелла, помощника госсекретаря США по проблемам Европы и Евразии. Кстати, ранее этот пост принадлежал Виктории Нуланд.

Если сравнить оригинальный текст выступления Митчелла перед Комитетом по международным отношениям Сената США и отредактированной версией Госдепартамента, можно обнаружить, что из второго абзаца полностью исчезла важнейшая фраза: «Одним из главных приоритетов политики США в области национальной безопасности является предотвращение доминирования враждебных держав на основной части территории Евразии».

Таковы геополитические факторы, определяющие американскую внешнюю политику, о которых необходимо знать Москве и Пекину. Впрочем, можно не сомневаться – они уже знают.

 


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (3 голосов, среднее: 4,67 из 5)
Loading...Loading...




Комментарии запрещены.