Больше вопросов, чем ответов: визит Джона Болтона в Ереван

Для такой небольшой страны как Армения, последние несколько месяцев были отмечены необычайной активностью на мировой арене. Вслед за визитом немецкого канцлера Ангелы Меркель (первое в истории посещение Еревана германским лидером) состоялся визит французского президента Эммануэля Макрона и премьер-министра Канады Джастина Трюдо, которые присоединились к остальным лидерам на саммите международной организации «Франкофония», который прошел в армянской столице в начале этого месяца.

Подпись к изображению: Советник по национальной безопасности США Джон Болтон отвечает на вопросы журналистов во время пресс-конференции в американском посольстве в Ереване, 25 октября 2018 года

Несмотря на то, что график этих высоких визитов практически не имел никакого отношения к политике самой Армении, их значение подкреплено победой  «народных сил», которая привела к власти новое, более демократическое правительство в мае 2018 года. Впрочем, несмотря на такой рост стратегического значения, Армения по-прежнему испытывает тяжкое бремя неразрешенного конфликта с соседним Азербайджаном из-за армянского анклава Нагорный Карабах, а также опасной зависимости от России.

На этом фоне Армения, тем не менее, постоянно стремилась сбалансировать свое международное положение, чтобы противостоять гравитационному притяжению российской орбиты. Фактически, эта стратегия ребалансировки осуществлялась и до смены правительства: Армения активно углубляла свои связи, как с Европейским Союзом, так и с соседним Ираном.

Теперь этот успех Армении в ослаблении своей зависимости от России оказался перед новым непредвиденным вызовом. И, как ни парадоксально, угроза исходит не от Москвы, а от Вашингтона. Это стало понятно после регионального турне советника по национальной безопасности США Джона Болтона, который прибыл в Армению 24 октября.

Несмотря на символическое значение этого события как первого в истории визита столь высокопоставленного официального представителя США в Армению, подтекст и возможные последствия такого шага администрации Трампа вызвали обеспокоенность.

В общем и целом политика Соединенных Штатов в отношении Армении уже давно определяется и диктуется восприятием Армении как элемента американо-российских отношений. Такой подход был общепринятым при администрации Джорджа Буша, а затем Барака Обамы, и даже сейчас, несмотря  на непредсказуемый характер Белого дома при Трампе, взгляд на Армению через призму отношений с Россией сохранился.

Другой фундаментальный элемент политики США в отношении Армении – это многолетняя, но в основном безуспешная ставка на переговоры по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Хотя армянская позиция в целом более взвешенная и гибкая, чем максималистский подход Азербайджана к этому конфликту, Болтон все же оказал некоторое давление на Ереван.

Если конкретнее, то по прибытии в армянскую столицу из Баку американский чиновник высказал предположение, что приход к власти более демократического нового руководства сдвинет процесс мирного урегулирования с мертвой точки. Это новое давление, вероятно, является столь же нереалистичным, сколь и неприемлемым для  нового правительства Армении, особенно с учетом воинственной риторики и угроз, исходящих от Азербайджана.

Особого внимания заслуживают основная идея и цель визита Болтона. Как в публичных заявлениях, так и в ходе частных встреч, советник по национальной безопасности США не раз давал понять, что Вашингтон в последнее время внимательно следит за развитием отношений Армении с Ираном и стремится заручиться поддержкой Еревана в оказании «максимального давления» на Тегеран, что Болтон открыто признал.

Кроме того, он сообщил правительству Армении, что администрация Трампа намерена применять антииранские санкции «весьма энергично», и предупредил, что армянская граница с Ираном станет «важным вопросом».

Хотя эти предупреждения были слегка смягчены заверением Болтона, что Вашингтон не хотел бы нанести ущерб своим друзьям, теперь становится ясно, что прежняя практика, когда США смотрели сквозь пальцы на то, как Армения укрепляет свои связи и расширяет торговлю с Ираном, уже в прошлом. И это несмотря на тот факт, что Армения последовательно присоединялась ко всем предыдущим санкциям и рассматривала Иран лишь в качестве альтернативы чрезмерной зависимости от России.

Впрочем, с визитом Болтона связаны еще два довольно странных поворота. Во-первых, Болтон объявил, что Вашингтон «рассмотрит» потенциальную возможность поставки оружия Армении, несмотря на американскую позицию в качестве ключевого посредника в урегулировании нагорно-карабахского конфликта с Азербайджаном. Это было довольно расплывчатое и внезапное заявление, из которого можно было бы сделать вывод о существенном сдвиге в американской политике. Кроме того, учитывая, что главным поставщиком вооружений обеим сторонам конфликта является Россия, это заявление не могло не вызвать обеспокоенности в Москве.

Второй поворот был еще более странным. Речь идет о том, что адвокат президента Трампа Рудольф Джулиани прибыл в Армению за несколько дней до Болтона с «частным визитом» для участия в конференции, посвященной возглавляемому Россией Евразийскому экономическому союзу, в ходе которой он выразил оптимизм в отношении потенциальной роли Армении в качестве «моста» между ЕАЭС и Европейским Союзом.

Хотя этот оптимизм Джулиани относительно сотрудничества с Западом, возможно, был призван компенсировать более жесткую риторику Болтона в Москве за несколько дней до этого, перспективы политики США и ее возможные последствия для Армении, как и все остальное в администрации Трампа, остаются непредсказуемыми.

 


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...




Комментарии запрещены.