Возможно, это и есть настоящий российско-китайский альянс, которого Америке стоит опасаться

Уже десятилетие Россия и НАТО постоянно наращивают свой военный потенциал – и вот на этом фоне возникает ещё одна область международного соперничества. Россия медленно, но верно движется к созданию собственной глобальной навигационной системы ГЛОНАСС, нацеленной на конкуренцию с американской GPS, а затем, возможно, и на её вытеснение.

ГЛОНАСС или Глобальная навигационная спутниковая система появилась на свет в 1970-х годах. Этот советский проект разрабатывался как ответ на американскую систему GPS в ходе гонки космических исследований времён холодной войны. В 1990-х годах ГЛОНАСС серьёзно отстала от своего американского аналога из-за отсутствия финансирования, но впоследствии Кремль реанимировал проект. В 2003 году был запущен спутник следующего поколения ГЛОНАСС-М. В дальнейшем разработки были продолжены – появилась новая версия ГЛОНАСС-К. Выполненная полностью из российских комплектующих модификация ГЛОНАСС-К2 должна быть запущена к 2022 году.

Ранее сообщалось о действиях России по установке станций ГЛОНАСС в Арктике. Одновременно с арктическими операциями Россия без особого шума развивает спутниковое навигационное партнёрство с Китаем.

Напомним, в 2015 году Россия и Китай подписали соглашение о сотрудничестве в применении технологий и совместимости ГЛОНАСС и BeiDou. BeiDou – это китайская спутниковая навигационная система, третья версия которой появилась в 2015 году. Глобальное покрытие планируется обеспечить к 2020 году.

Как заявил тогдашний генеральный директор «Роскосмоса» Игорь Комаров, стороны достигли успехов, сотрудничая в сфере дистанционного зондирования Земли, в гармонизации и синхронизации ГЛОНАСС и BeiDou. Были подписаны необходимые соглашения, в соответствии с которыми проводились работы. По словам Комарова, взаимный интерес проявился по нескольким направлениям: двигателям, совместной разработке средств доставки, пилотируемым космическим полётам и экспериментам на низкой орбите.

Договор 2015 года напоминал, скорее, заявление о намерениях, но в 2017 году за ним последовал более конкретный проект «Шёлковый путь». «Шёлковый путь» был совместной китайско-российской программой, предназначенной в числе прочего для «оценки условий навигации и помех по ГЛОНАСС и BeiDou». Этим ознаменовались первые крупномасштабные российско-китайские работы по обмену, сравнению и систематизации спутниковых данных.

Достижения «Шёлкового пути» были подкреплены октябрьским соглашением 2018 года об использовании одной и той же «системы чипсетов» в спутниках ГЛОНАСС и BeiDou. Это даёт пользователям доступ к общей зоне охвата ГЛОНАСС-BeiDou, которая «покрывает всю поверхность Земли», по словам президента ГЛОНАСС Александра Гурко. На момент подписания в рамках этих систем имелось 40 действующих спутников.

Тем не менее, важно отметить, что соглашение не влечёт за собой широко обсуждаемого слияния между ГЛОНАСС и BeiDou. Напротив, как можно понять, долгосрочная стратегия России заключается в том, чтобы обмениваться с китайцами спутниковыми данными и сотрудничать с ними в исследованиях, касающихся космической навигации, но при этом сохранять ГЛОНАСС в качестве исключительно российского предприятия. Это позволяет России расширять зону действия ГЛОНАСС и возмещать некоторые расходы на НИОКР, обходя весьма неприятные проблемы с обеспечением безопасности, а также сложности материально-технического и дипломатического характера, которые неизбежно возникли бы в случае официального слияния навигационных спутниковых систем этих стран.

Подобный подход получил дальнейшее подкрепление в ноябрьском соглашении о сотрудничестве в применении ГЛОНАСС и BeiDou для «мирных» целей, что было объявлено в совместном заявлении Дмитрия Медведева и премьера Китая Ли Кэцяна. В документе также был сделан акцент на обмене данными для лучшего отслеживания и управления коммерческими потоками на российско-китайской границе.

Таким образом, за три года Кремль с нуля выстроил организационную основу для тесного партнёрства с Китаем в области спутниковой навигации. Скорость, с которой Россия и Китай координируют жизненно важную деятельность в области инфраструктуры, должна насторожить западных аналитиков, особенно в глобальном контексте продолжающегося политического сближения между Москвой и Пекином.