Китайский флот берет под контроль Индийский океан и Персидский залив

31-я тактическая группа ВМФ Народно-освободительной армии Китая направляется в Аденский залив в западной части Индийского океана для борьбы с пиратством и конвоирования торговых судов.

Группа состоит из ракетного фрегата, десантно-транспортного корабля и вспомогательного судна. Корабли имеют 700 человек экипажа, а также 3 вертолета и несколько десятков бойцов спецподразделений.

Это внушительная сила, выполняющая важную задачу, приобретая базовый опыт действий в открытом океане. Однако, растущее военно-морское присутствие Китая в Индийском океане вызывает у многих подозрения, что Пекин использует борьбу с пиратами и конвоирование торговых судов как предлог для расширения своего влияния за его традиционные пределы в Восточной Азии.

Подпись к изображению: Ракетный эсминец «Шэньчжэнь» возвращается в порт Чжаньцзян в провинции Гуандун, завершив операцию по борьбе с пиратами в Аденском заливе. Август 2009

Борьба с пиратами

26 декабря исполнилось 10 лет с того момента, как китайские военные корабли вошли в воды раздираемого гражданской войной Сомали. За прошедшее десятилетие перечень задач китайских ВМС в этом регионе расширился. Помимо защиты китайских граждан и китайских интересов, корабли занят борьбой с пиратством и конвойными операциями.

По данным China Military, официального англоязычного сайта китайских вооруженных сил, с момента начала миссии в ней приняли участие более 100 кораблей и 26 тысяч человек личного состава. За это время китайские корабли организовали сопровождение 6595 гражданских судов, провели операции по оказанию помощи или спасению 60 китайских или иностранных судов.

Китайские моряки показали себя надежными партнерами для военно-морских контингентов других стран, ведущих борьбу с сомалийскими пиратами. Командование военно-морских сил Европейского союза (EUNAVFOR), задействованных в операции «Аталанта», не раз одобрительно отзывалось о сотрудничестве с китайскими ВМС в борьбе с пиратами в Аравийском море.

Китайцы наряду с европейскими моряками участвовали в охране гуманитарных конвоев в рамках Всемирной продовольственной программы. Взаимодействие европейской и китайской флотилий укрепляется. В октябре были проведены первые совместные учения EUNAVFOR и ВМС Народно-освободительной армии Китая в районе китайской военно-морской базы в Джибути — первой заморской военной базы Китая.

По недавним заявлениям представителей военно-морского контингента ЕС, благодаря обеспечению безопасности судоходства, достигнутому с помощью Китая, оборот морской торговли между Европой и КНР в 2017 достиг 570 миллиардов долларов.

Двойная задача

В недавней публикации в официальной China Daily китайские военно-морские эксперты отвергли предположение о том, что подлинной целью миротворческих и антипиратских операций в Индийском океане является демонстрация военной мощи Китая и взятие под контроль стратегических водных путей.

Джеймс Холмс, заведующий кафедрой морской стратегии в Военно-морском колледже США, в основном разделяет точку зрения своих китайских коллег. «Китай ведет борьбу с пиратством уже 10 лет. Китайский флот внес значительный вклад в обеспечение безопасности морских путей. Проводя эти операции, Китай поступает как добропорядочный член мирового сообщества. К тому же долгосрочная морская операция вдали от своих берегов снабжает китайский флот практическим опытом», — заявил он в интервью Asia Times.

Холмс отмечает, что боеспособность военно-морских флотов достигается только реальными операциями в открытом море. «Флот, прикованный к портам и лишь изредка покидающий их, вряд ли достойно проявит себя, когда это потребуется. Поэтому операции в Аденском заливе имеют двойную задачу. Многое в мире остается неизменным: военные корабли по-прежнему выполняют роль дипломатов и полицейских, как это было и раньше. Если страна использует свой флот таким образом в мирное время, это не означает, что она готовится к войне».

Холмс напомнил, что и американский военный флот когда-то был создан для борьбы с берберскими пиратами в Средиземном море. По его мнению, здесь очевидна параллель с нынешними действиями китайских ВМС у берегов Сомали.

Проблема восприятия?

Однако, далеко не все разделяют оптимизм Холмса. Дэвид Брюстер, старший научный сотрудник Колледжа национальной безопасности при Национальном университете Австралии, рассматривает китайское присутствие в Аденском заливе в более мрачном свете. По его мнению, Китай интенсивно создает условия для своего военного доминирования в Тихом и Индийском океанах, поскольку, как и любая крупная держава, нуждается в средствах для защиты своих стратегических интересов.

«Пекинские официальные лица пытаются убедить всех, что посылают своих военных в другие части планеты вовсе не затем, чтобы утверждать там гегемонию Китая. Никто не поверит в это, — утверждает Брюстер. — Китай самыми разными способами вмешивается во внутреннюю политику многих стран этого региона. Некоторые страны уже начали оказывать этому сопротивление».

По мнению Брюстера, нет никаких сомнений, что если в Пекине сочтут необходимым применить военную силу для защиты своих интересов, они это непременно сделают.

Коллин Кох, исследователь в сингапурской Школе международных исследований Раждаратнама, считает, что многое зависит от точки зрения на данный вопрос. «Проблема заключается в том, что использование военно-морского флота в качестве инструмента внешней политики всегда по-разному воспринимается разными наблюдателями».

Он отмечает несогласие Пекина с обвинениями в использовании антипиратских операций на море в качестве демонстраций военной мощи, и признает, что подобные мероприятия вносят вклад в улучшение международной ситуации. Тем не менее, «даже если такого рода мероприятия приводят к положительному результату, Китаю вряд ли удастся избежать упреков с учетом всеобщей обеспокоенности растущего дипломатического, экономического и военного потенциала КНР, а также его внешнеполитической активности».

Географический фактор

Если отвлечься от размышлений и гипотез по поводу китайской стратегии в Индийском океане, остается вопрос: какими возможностями в данный момент располагает Пекин для серьезных действий в этом регионе?

Кох считает необоснованным и поспешным утверждение, что Китай стремится взять под свой контроль стратегические морские пути. «Речь идет о контроле над морским пространством, который возможен только в случае, если Пекин сумеет сосредоточить в Индийском океане значительные силы и располагает там достаточными ресурсами и инфраструктурой. Даже если это так, следует помнить, что у Китая нет прямого выхода к Индийскому океану».

Сингапурский аналитик отмечает, что этот неблагоприятный географический фактор отчасти можно преодолеть новейшими техническими средствами. Например, Китай уделяет большое внимание развитию авиации дальнего действия. Также следуют упомянуть спутниковую сеть глобального наблюдения за океанической поверхностью и систему C4ISR (управление, контроль, связь, компьютерная обработка данных, наблюдение, анализ и разведка), в рамках которой осуществляется дистанционное зондирование при помощи беспилотных аппаратов в разных точках Земли.

Однако, по мнению Коха, все эти технические новшества на данный момент еще не делают Индийский океан более доступным для Китая.

Военно-морские базы

Наличие военно-морских баз в отдаленных частях света позволило бы Китаю создать собственный морской экспедиционный корпус. «Поскольку Китай расположен вдали от Индийского океана, для размещения там своих морских, сухопутных и воздушных сил ему требуются базы, — говорит Брюстер. — Джибути пока что является первой из них, и, несомненно, появятся другие».

Холмс сомневается в том, что Китай преуспеет в этом. «Китай за короткие сроки достиг больших успехов в заморской экспансии, но, похоже, его возможности исчерпаны. Ему необходимы хорошие отношения с прибрежными государствами, чтобы размещать свои войска на их территории — если только Китай не изберет политику откровенного империализма и не начнет военным путем захватывать территорию под базы, в чем лично я сильно сомневаюсь».

У Пекина в запасе есть рискованная тактика предоставления правительствам бедных стран займов, которые те не в состоянии выплатить и вынуждены в качестве покрытия сдавать в аренду свои морские порты. «Китай уже достаточно переусердствовал с этой политикой», — считает Холмс. Навязав какой-либо нации многолетнее унижение, «вы сами себя обрекаете на будущие неприятности». В Пекине, по мнению Холмса, должны прекрасно понимать это, имея за плечами опыт столетнего (с 1840-х по 1940-е годы) гнета европейских держав.

Кох считает, что помимо Джибути, в котором уже размещена китайская военная инфраструктура, Пекину для создания новых баз необходимо искать других иностранных партнеров, надежных и готовых к сотрудничеству. При этом часто недооцениваются трудности заключения соглашений.

«Иметь доступ в дружественные порты для остановок и ремонта кораблей было бы проще и разумнее со стратегической точки зрения, — говорит Кох. — Однако, если Китай стремится к контролю над регионом, такой доступ имеет смысл лишь в мирное время, но не во время войны».


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...




Добавить комментарий