Слухи о технологической войне отвлекают внимание от реальных показателей китайской экономики

После бокового тренда, американские фондовые индексы подскочили на сообщении The Wall Street Journal, что министр финансов Стивен Мнучин предложил снизить тарифы на китайский импорт в качестве «способа успокоить рынки и дать Пекину стимул пойти на более глубокие уступки в торговой битве, которая уже потрясла всю мировую экономику».

Индекс Dow Jones Industrial Average вырос на 250 пунктов на этих новостях и вновь упал после того как представитель Минфина США опроверг это сообщение.

Динамика индекса Dow Jones Average 17 января 2019 года

Противоречивые взгляды администрации просочились в газету на протяжении последних 24 часов. Среди них следует выделить вчерашнее сообщение о том, что федеральные прокуроры планируют провести уголовное расследование в отношении китайской компании Huawei по обвинению в краже у T-mobile коммерческой тайны робота для тестирования смартфонов “Tappy”, а также слух о том, что Германия ищет способ не допустить участия Huawei в создании инфраструктуры мобильной связи 5G.

Между этим реалити-шоу и подлинными разногласиями внутри администрации США весьма тонкая грань. Проблема далеко не исчерпывается противостоянием «фритредеров», сторонников принципа свободной торговли, таких как министр финансов Мнучин и экономический советник Лоуренс Кудлоу, и «хардлайнеров», сторонников жесткой линии, таких как торговый представитель США Роберт Лайтхайзер и специальный советник президента по внешней торговле Питер Наварро.

Нападение администрации на Huawei, включая арест в прошлом месяце ее главного финансового директора в Ванкувере, а на прошлой неделе – главы польского представительства за предполагаемый шпионаж, свидетельствуют о явной причастности разведывательного сообщества США. Некоторые комментаторы в СМИ в четверг утром утверждали, что эта история с Huawei приведет к возобновлению торговой войны.

Все подобные сообщения прессы должны рассматриваться как своекорыстные вмешательства со стороны различных сил в аппарате правительства, продвигающих свои собственные программы. В частности, не может не вызывать подозрения заявление газеты The Wall Street Journal о том, что «Германия изучает способы не допустить использования продуктов Huawei Technologies Co. в телекоммуникационной инфраструктуре страны».

Правительство США попросило Германию держать Huawei на расстоянии, а германское управление безопасности телекоммуникаций вежливо ответило, что у него отсутствуют какие-либо доказательства неправомерных действий китайской компании. По настоянию США, немецкая сторона всего лишь сделает вид, что изучает поведение Huawei, в то время как американское издание превратило это в «поиск способов» выбросить компанию с германского рынка.

Это сообщение было составлено таким образом, чтобы невозможно было подтвердить либо опровергнуть его. Впрочем, главная производственная ассоциация Германии Bund Deutscher Industrie недвусмысленно заявила, что ни одна компания не может быть лишена права вести бизнес в стране без достаточных доказательств. Вполне резонно предположить, что ассоциация озвучила то, что думает правительство Германии.

Трудно торговать акциями, когда финансовая пресса выглядит как плохой шпионский роман. В этом виноваты как шпионы, которые должны более искусно распространять информацию, так и Wall Street Journal, которой лучше следовало бы знать правду, чем публиковать сомнительные утечки.

Я продолжаю верить, что фундаментальные показатели китайского рынка хороши. Президент Трамп явно склонен заключить сделку с Китаем, что он продемонстрировал год назад, вмешавшись, чтобы урегулировать проблему с компанией ZTE, и снова на саммите 1 декабря в Буэнос-Айресе с президентом Китая Си Цзиньпином.

В конечном счете, для президента на первом месте всегда стоит политика, и сокращение объема мировой торговли, как и ослабление фондовых  рынков, не помогут его переизбранию на второй срок. Другие люди в правительстве, особенно в истеблишменте национальной безопасности, хотят конфронтации с Китаем из-за Huawei. Бразды правления ослабли в руках президента, но я ожидаю, что его инстинкты все же возобладают.

Инвесторы должны по-прежнему обращать основное внимание на фундаментальные показатели экономики. История с китайскими долговыми бомбами с самого начала была фиктивной, поскольку она основана на неверном понимании механизма китайской финансовой системы. Китай и США имеют одинаковое соотношение долга к ВВП, но экономический рост в Китае вдвое выше. Американская задолженность сконцентрирована в федеральном правительстве, долг которого составляет около 110 процентов ВВП, не считая необеспеченных обязательств. Государственный долг Китая мизерный, но корпоративный долг действительно большой. Однако, это всего лишь нюанс правил бухгалтерского учета: китайские правительственные банки предоставляют государственным компаниям кредиты для строительства инфраструктуры. У Китая такой же уровень задолженности к ВВП, как у США, но он хотя бы получает что-то за эти деньги.

Диаграмма показывает, на какие компании приходится основная часть корпоративного долга Китая. На 30 компаний приходится 62 процента задолженности нефинансового сектора в фондовом индексе Shenzhen300. Столбцы на диаграмме показывают кумулятивную долю. Таким образом, на компанию Shanghai Pudong Development, основного оператора шанхайского порта, приходится 18 процентов общей задолженности. Добавьте компанию China State Construction Engineering, и вместе они должны 21 процент от общего объема. Из 30 крупнейших должников лишь две компании не являются инфраструктурными (SAIC Motor и BOE Technology).

Доходы, создаваемые инфраструктурой, не обязательно поступают тем компаниям, которые ее создали. Это всего лишь вопрос внутреннего ценообразования. Рентабельность инфраструктурных компаний может отражать или не отражать их реальный экономический вклад. Это зависит от трансфертного ценообразования между правительственными структурами – государственными банками, которые кредитуют государственные компании.

Китай использовал баланс государственных предприятий (SOE) для создания лучшей в мире инфраструктуры, увеличив соотношение чистого долга к EBITDA, прибыли до вычета налогов, процентов, износа и амортизации, примерно с нуля до 6. Этот показатель постепенно снижается и, согласно прогнозам, вернется на управляемый уровень возле отметки 4 к 2020 году.


Добавить комментарий