Последнее противостояние Запада

Майкл Влаос

Все великие американские войны были «священными» войнами, светочем национальной идеи: революция была зарождением нации, гражданская война была внутренним освобождением, а мировая война — спасением всего человечества.

Разгоревшаяся 11 сентября глобальная война с терроризмом началась как ещё одно обещание спасти человечество. Но восемь лет спустя мы имеем долгую войну однажды и надолго. Мы не получили обещанного спасения, «преобразование Ближнего Востока» сгинуло на улицах Багдада — вместо этого мы имеем бесконечную войну. И это бесконечная война вызовет конец мирового порядка каким мы его знаем.

Этот мировой порядок — это идея об универсальности западных ценностей, гордым знаменосцем которых Соединенные Штаты были в течение почти столетия. Мы остаёмся лидером, но наша борьба — и идея этой войны — драматически повернулась от необходимой защиты нации в 2001 году, на яростную борьбу с участниками негосударственных формирований и групп в таких местах как Афганистан с Пакистаном, и даже Мексика с Колумбией, да и во многих других местах, где сопротивляются нашим мировоззрениям.

Если посмотреть что происходит у нас дома, то наши базирующиеся на силе действия

ведут к внутренним преобразованиям Америки, которые навсегда изменят нашу национальную идентификацию. Мы овеществляем воинственность, тем больше, чем интенсивней убывают наши другие достижения вслед за Большой Рецессией. Война становится нашей самой главной национальной деятельностью, собственником и институтом национальной идеи.

За границей наши интервенции расчистили место для хаоса, где новая, отличная от нас самобытность будет в конечном итоге только разрастаться — и мы заполнили этот вакуум основанной на конфликте системой управления социального статуса. Чем дольше мы остаемся, тем больше укрепляем культурную динамику новой идентичности основанной на воинственности. Противоборствующие группировки живущие в этом пространстве поняли как реализовать собственную идентичность в соответствии с нашей структурой нерегулярной войны. Таким образом мы послужили акушеркой их социальному развитию и окончательная легализация стала их новой идентичностью. Долгая Война таким образом становится действием. ведущим к преобразованию всего мира.

Тем временем, Соединенные Штаты не только стали величайшим создателем в мире неудавшихся государств, они продолжают поддерживать рушащиеся националистические государства, которые предают собственных людей, и таких государств множество — Египет, Мексика, Пакистан и Ирак.

Мы конечно отказываемся назвать эти государства «несостоявшимися», потому что это выставило бы современный мир несостоявшимся как таковой. Таким образом мы признаем и поддерживаем так называемые «государства», которые в действительности представлены только правящими элитами. Эти элиты олицетворяют требования международных систем, но в действительности их правление переплетается с другой эпохой. Эти псевдогосударства очень напоминают государства-наследники Римской Империи в седьмом столетии. За регалиями, титулами и современными ритуалами нет никакого института управления обществом, скорее как в Нигерии или Кении — своего рода вывеска альтернативных способов управления, удерживаемая «сообществом элит».

Обычные люди в этих странах остались где то далеко позади. Они живут, брошенные своим государством, и составляют 60% человечества. Живя на токсичной обочине глобализации, они скоро достигнут величины в две трети человечества. Это мир «оставленных позади» и их местечковые элиты находятся в постоянном движении, негосударственные объединения набирают силу, тогда как режимы элит теряют своё влияние, это впрочем не затрагивает оплотов Запада — пока не затрагивает.

Для системы это пока отдалённая угроза. Зато эти самые потрясения полным ходом проводят трансформацию в головах людей. Они могут подтолкнуть мир к пропасти, и даже привести к спаду темпов глобализации. Изменение климата и пандемии способствовали уменьшению влияния глобальных связей в поздней античности и позднем средневековье. Многократные потрясения ждут и нас: уменьшение запасов жидкого топлива, действительно серьёзные глобальные пандемии и изменение климата, спад объёмов рыбной ловли и мировой водный коллапс. Они так близки, но так легко отрицаются. Немногое было сделано, чтобы обратить внимание на эти угрозы, поэтому их совместное воздействие гарантированно. Десятилетием позже наш мир может столкнуться с кризисом.

Что это значит для трансформации человечества? Глобальный мир (по всей видимости имеются в виду страны Запада прим. перев.) и его связи съёжатся под чудовищным внутренним давлением. Начнётся вымирание среди «оставленных позади» возможно сотен миллионов людей.

А что это будет значить для нас? Мы уже подсознательно приспосабливаемся к грядущим событиям. Американский альтруизм может выжить только на словах, но эта нация уже переписала свою священную национальную идею в своей Долгой Войне. При этом мы создали пространство хаоса, которое только легитимизировало и приободрило наших врагов, и в сегодняшнем Афганистане как нигде ещё это наглядно видно. Мы милитаризовали наши отношения с «оставленными позади» там где мы воюем, и это само по себе трагически представляет форму эволюционной адаптации,  вот только не ту, к которой мы стремились.

Всё это подаётся под соусом «либерального интернационализма», но наша практика нерегулярной войны сейчас почти полностью отошла от всеобщей великой стратегии, во время эпохи, потерянной впустую. Мы больше не пытаемся спасти человечество, а скорее пытаемся выжить в смутные времена следующей трансформации человечества.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *