Скрытые плюсы противостояния Америки с Китаем и Россией

Тот факт, что практически все серьезные угрозы безопасности, с которыми сталкивается Запад, переместились в так называемую «серую зону», является положительным моментом. Это означает, что большинство нынешних угроз, если не все, носят невоенный характер. Такое развитие событий уменьшило вероятность полномасштабной войны между западными странами и их противниками. Это новое явление, которое требует осмысления, в то время как многие западные государства после окончания холодной войны стали чрезмерно использовать свои вооруженные силы в ущерб другим инструментам государственного управления.

«Конфликты в серой зоне», «гибридная война», «политическая война» и «конкуренция на грани вооруженного конфликта» стали основными способами концептуализации современных угроз, с которыми сталкиваются Соединенные Штаты, а также их союзники и партнеры в Европе. Взгляд Запада на конфликты в серой зоне обостряет ежедневные опасности, которые со временем разъедают общее мировоззрение, нарративы и институты Запада. В рамках западного прочтения ситуации, инструменты, имеющиеся в распоряжении сторон конфликта в серой зоне, варьируются от специалистов по информационной войне до ферм интернет-троллей и агрессивных кибер-структур.

Одна из ключевых тем, которая объединяет многих оракулов, вещающих о конфликтах в серой зоне – это особое внимание к использованию невоенных инструментов. Как отметил уже в 2015  году генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг: «Гибридная война представляет собой темное отражение нашего комплексного подхода. Мы используем сочетание военных и невоенных средств для стабилизации стран. А наши противники используют те же инструменты для их дестабилизации». В своем выступлении Столтенберг признал, что использование комбинации военных и невоенных инструментов насчитывает тысячи лет.

Почему же в таком случае нас так удивляет факт, что Россия и Китай осуществляют свои стратегии безопасности, придавая значение сочетанию военных и невоенных факторов? Более того, почему мы удивлены, что Россия и Китай считают необходимым избегать прямого применения военной силы? Разве это не является разумным со стороны любого государства – достигать своих целей, не прибегая к широкомасштабному насилию? Возможность достижения своих целей с помощью информационных, экономических, финансовых, разведывательных и правоохранительных инструментов без применения насилия, с использованием всех других средств, кроме военных, является результатом, достойным похвалы. Это цель, которой должен стремиться достичь любой разумный игрок на международной арене.

Современная международная система основана на конкуренции. Это факт. Но она была такой на протяжении почти всей человеческой истории. С точки зрения международной безопасности, два десятилетия после завершения холодной войны были необычайным периодом. В этот период Запад, то есть Северная Америка и Европа, не сталкивались с серьезными угрозами в сфере безопасности. Это было время, «однополярного мира», который, как предполагалось, должен был завершить эпоху конкуренции и стать «концом истории». Именно в этот период расширение НАТО изменило парадигму. Альянс пренебрег статьей 5 своего же Устава и вышел за его пределы в поисках новой миссии. Соединенные Штаты возглавили этот поход, отправившись «за границу в поисках чудовищ, подлежащих уничтожению» – от Сомали, Гаити и Боснии до Афганистана, Ирака и Ливии.

И довольно скоро многие западные страны столкнулись с серьезными угрозами в сфере безопасности, направленными если не против самих государств, то, по крайней мере, против их вооруженных сил. В течение этого времени, то есть упомянутых двух десятилетий, многие западные государства свободно использовали военную силу за пределами Европы, пытаясь решать практически любые проблемы безопасности с помощью авиации, высокоточного оружия, первоклассных технологий разведки, слежения и  рекогносцировки. В конечном итоге, это завершалось развертыванием наземных войск для военных операций против повстанцев, без четко обозначенных политических целей и хоть сколько-нибудь значительных шансов на успех.

Таким образом, в течение двадцатилетнего периода, наступившего сразу после завершения холодной войны, западные страны пересмотрели свое отношение к международной политике, международной безопасности и войне. Это произошло в то время, когда западная (читай: американская) сила достигла своего апогея. Это время действительно было аберрацией в долгой истории отношений между государствами. К сожалению для сегодняшнего Запада, прежние формулы безопасности и военных операций основывались на шатких, а порой и ошибочных положениях. Они базировались на подмене действительного желаемым и откровенной эйфории в отношении прогнозов на будущее, на безоговорочной вере в способность западных государств оставаться на вершине международного порядка, не встречая сопротивления от кого бы то ни было, нигде и никогда.

Именно в течение этих двух десятилетий сформировалось коллективное заблуждение Запада по поводу «новых правил игры в международной безопасности». И на основе этого заблуждения многие западные страны пересмотрели свою оборонную политику. После окончания холодной войны многие западные страны во главе с Соединенными Штатами вмешивались в дела других государств военным путем в беспрецедентных масштабах.

Неприкрыто экспансионистская или даже милитаристская ориентация в политике безопасности, которая воцарилась на Западе после окончания холодной войны, теперь столкнулась с вполне традиционными взглядами великих держав, таких как Россия и Китай. Хотя военная мощь, имеющаяся в распоряжении Соединенных Штатов, пострадала от почти двух десятилетий непрерывных военных действий, она все еще не имеет себе  равных и сохранит первенство в течение длительного времени. Однако, политика России и Китая противоречит определению международной безопасности, установленному западными государствами после холодной войны. Повестка дня международной безопасности, в которой доминирует запад, является неприемлемой для России и Китая. И в связи с долгосрочными усилиями по укреплению своих вооруженных сил, Россия и Китай сегодня должны восприниматься в серьез.

С точки зрения Запада, очень плохо, что лучший способ для России и Китая усилить свои позиции в международной политике – это бросить вызов существующему порядку в сфере безопасности, созданному Западом, и его правилам игры. А самый простой способ сделать это – использовать все инструменты, за исключением прямой военной силы. Открытое использование военной силы отражает неспособность влиять на других с помощью более «экономичных» инструментов.

Предположительно, Китай и Россия уже  несколько лет ведут эту войну, незаметно для наших радаров. Я утверждаю, что многие западные радары были неправильно откалиброваны после окончания холодной войны. Именно «шум» в международной политике должен был вызвать обеспокоенность. Война является, и должна быть, крайней мерой. Другие методы государственного управления используются и должны постоянно использоваться для достижения политически приемлемых результатов. Радары, настроенные только на высокоинтенсивные военные угрозы и военные действия, оставляют западных государственных деятелей практически без инструментов для продвижения своих интересов.

Исходя из сказанного, мы должны быть рады, что Китай и Россия сосредоточены на невоенных инструментах достижения своих целей. Это делает войну между Россией или Китаем и Западом менее вероятной. Конкуренцию в серой зоне следует считать позитивным феноменом. Конкуренция – нормальная черта международной политики. Иными словами, западный дискурс о негативных или угрожающих аспектах нынешних гибридных операций Пекина или Москвы основан на ложном понимании государственного управления и военно-политической стратегии.

 


Добавить комментарий