Танго России с Пакистаном

Глобальная политика подошла к очень интересному моменту. Постепенный рост многополярности создаёт государствам геостратегическое пространство для маневрирования в соответствии с их индивидуальными интересами. В то же самое время открываются новые возможности для сотрудничества в направлении общих геоэкономических интересов. Такое развитие событий подталкивает страны корректировать линию своей внешней политики и приспосабливаться к трансформирующимся реалиям.

Происходящие глобальные изменения способствовали появлению многих блоков, образующихся параллельно друг другу. Например, сейчас, по-видимому, складывается ось Россия-Китай-Пакистан. Эти страны сотрудничают в рамках инициативы «Один пояс, один путь», а также в контексте процесса примирения в Афганистане. В то же время проступают очертания неустойчивого стратегического треугольника Россия-Индия-Китай. Интересно отметить, что когда речь идёт о строительстве параллельного транснационального коридора (международного транспортного коридора «Север-Юг»), Россия, Индия и Иран сотрудничают друг с другом, оставляя Китай и Пакистан за пределами проекта.

Каким образом можно оценить отношения между Пакистаном и Россией в этой постоянно меняющейся межгосударственной обстановке?

Российское участие и инвестиции

Как известно, Россия и Пакистан сотрудничают в сфере обороны. Будучи верным союзником Пекина, Исламабад занимает особое место в стратегических расчётах Москвы. Пакистан, Россия и Китай трижды проводили трёхсторонние переговоры по Афганистану. Их первый тур прошёл в Пекине, второй в Исламабаде и третий в Москве. Этот трёхсторонний диалог состоялся на фоне вывода войск НАТО из Афганистана и возникновения соответствующих последствий для региона. Московская мирная конференция, состоявшаяся в этом году, также проходила в рамках трёхстороннего сотрудничества.

Присутствие ИГИЛ в Афганистане не сулит ничего хорошего ни для Пакистана, ни для России. Сложившаяся ситуация стимулирует проведение совместных военных учений, направленных на обуздание угрозы терроризма. Тем не менее, сближение Пакистана и России не ограничивается безопасностью и политикой, но продолжается так же и в экономической сфере.

Так, в октябре 2015 года был подписан меморандум о взаимопонимании по строительству газопровода протяжённостью 1,1 тысяч километров, который предназначается для соединения терминалов сжиженного природного газа (СПГ) в пакистанских провинциях Синд и Пенджаб. Предполагалось, что этот проект, возглавляемый российской компанией RT Global Resources, будет завершён в прошлом году; после 25 лет эксплуатации он должен быть передан Пакистану.

Российский нефтегазовый консорциум «Интер РАО — Инжиниринг» и «Химмаш-Аппарат» подписали меморандум о взаимопонимании с Нефтегазовой компанией провинции Хайбер-Пахтунхва относительно создания нефтеперерабатывающего завода в Кохате. Российские компании также ведут переговоры о переводе электростанции, расположенной в городе Музаффаргарх провинции Пенджаб, с использования нефти и газа на уголь.

Не всё так гладко

Афганистан представляет собой серьёзную проблему. Через два дня после окончания переговоров между США и «Талибаном», состоявшихся в Объединённых Арабских Эмиратах, российская сторона не только выразила свою обеспокоенность, но и организовала встречу с индийскими дипломатами в Дели. Как отметило агентство «Спутник», эта встреча была вызвана именно переговорами между США и талибами.

Роль Индии в новой «великой игре» Москвы в Афганистане можно понять из пресс-релиза российского МИДа. В частности, в нём отмечается, что Пакистан и Россия действительно имеют общие интересы в создании условий для «мирного процесса, который будет управляться и проводиться самими афганцами». При этом со ссылкой на роль Индии в Афганистане говорится о том, что «присоединение Индии и Пакистана к ШОС [Шанхайской организации сотрудничества] придало новую силу контактной группе ШОС-Афганистан».

Индия всегда была раздражителем в пакистано-российских отношениях и по сей день продолжает оставаться таковой. На возражения Индии по поводу совместных военных учений директор Второго департамента Азии МИД России Замир Кубулов ответил, что Индии не нужно беспокоиться об этих учениях, поскольку они не затронут территорию спорных районов.

Надо отметить, между Москвой и Исламабадом существуют давние экономические разногласия, которые препятствуют улучшению связей. Экономический конфликт привёл к замораживанию российских активов (стоимостью 120 миллионов долларов) в Пакистане, причём усилия по разрешению этого спора ещё не принесли результатов. Ожидалось, что российско-пакистанский газопровод «Север-Юг» будет введён в эксплуатацию ещё в 2018 году, но его реализация находится в подвешенном состоянии ввиду отсутствия единой позиции сторон по транзитным тарифам. Директор по международному сотрудничеству и региональной политике корпорации «Ростех» Виктор Кладов обозначил возможность дальнейших задержек исполнения проекта.

Серьёзной трещиной в этих трёхсторонних отношениях выступает неустранимая китайско-российская конкуренция, которая наиболее очевидно проступает в экономической области. В официальных заявлениях Москва поддерживает «Один пояс, один путь» и Китайско-Пакистанский экономический коридор (КПЭК), но на практике создаёт свою собственную нишу в энергетическом и строительном секторах Пакистана. Это наглядно подтверждается российскими энергетическими проектами, список которых возглавляет газовый коридор «Север-Юг», который будет работать параллельно с китайской инициативой «Один пояс, один путь» в Центральной и Южной Азии. Нефтегазоперерабатывающий завод в Кохате также является двусторонним проектом.

Аналогично, в рамках КПЭК на данный момент отсутствуют российские проекты. До тех пор, пока Китай и Россия не придут к соглашению относительно доли российских и китайских акций, в частности, в КПЭК, российские инвестиции в энергетический сектор Пакистана будут оставаться спорным вопросом.

В обозримом будущем Россия будет придерживаться многогранной сложной политики, корректируемой в соответствии с её национальными интересами. Из-за структурных изменений в международной системе и их влияния на региональном уровне общие интересы Москвы и Исламабада будут проявляться всё яснее. Тем не менее, Пакистану необходимо выработать упреждающий прагматичный подход, который позволит проводить разноплановую внешнюю политику.


Добавить комментарий