Что ждёт Россию в 2019 году и далее?

В начале февраля сетью PONARS Eurasia в Вашингтоне был организован политический семинар, в рамках которого учёные и аналитики обсудили вопросы о том, что ждёт Россию в 2019 году и далее. Затрагивались такие аспекты, как возможные исходы четвёртого президентского срока Владимира Путина, ожидаемое влияние санкций и некоторые черты российской внешней политики.

Сегодняшняя политическая и экономическая обстановка в России, возможно, является самой сложной из тех, с которыми Кремлю приходилось сталкиваться в последние годы, поэтому активнее всего на семинаре обсуждалось, что Путин, скорее всего, удержит власть до конца срока (а возможно, и после него) и при этом будет проводить политику, направленную на борьбу с падением рейтинга. Кроме того, продолжится переход России к новым партнёрским отношениям – в основном в Восточной и Юго-Восточной Азии, а также на Ближнем Востоке.

Перспективы российско-американских отношений в целом оценивались как довольно мрачные, хотя один исторически мыслящий учёный всё же внёс искру оптимизма, заявив, что нынешний кризис в Америке может привести к нормализации отношений раньше, чем принято считать.

Путин: сильный или слабый?

Что касается политического будущего Путина, группа учёных, в целом, пришла к выводу, что российский президент сохранит власть в течение нынешнего срока. Кроме того, обсуждались его возможные действия по борьбе с падением уровня поддержки до уровня ниже обычного. Кроме того, рассматривалось, сохранит ли Путин какую-либо форму власти после того, как его четвёртый срок истечёт в 2024 году.

Так, по мнению Николая Петрова из Высшей школы экономики, «отношения между обществом и правительством изменились» в связи с проведением непопулярных пенсионных реформ, что подтверждается опросами «Левада-центра». Кирилл Рогов из фонда «Либеральная миссия» согласился с тем, что нынешние уровни рейтингов представляют опасность для властей, и необходимы какие-то перемены. Правда, заявил он, в 2018 году Кремль продемонстрировал силу, а не слабость, показав способность сообщать общественности «плохие новости» (консолидация бюджета, пенсионные реформы, повышение налогов) и не наносить при этом непоправимый урон системе.

Сара Уилсон Сохей из Колорадского университета в Боулдере также согласилась с тем, что позиции Путина остаются достаточно сильными, отметив, что в Кремле работают «очень способные люди» и, несмотря на пенсионные споры, российский лидер твёрдо удержит власть в течение следующих шести лет.

Рассуждая о развитии событий после истечения этого периода, Петров предложил два возможных сценария, которые могут сохранить за Путиным некоторую власть. Во-первых, он мог бы стать председателем Совета Безопасности и Государственного совета. Во-вторых, есть «белорусский вариант», предполагающий руководство в той или иной форме Союзным государством России и Белоруссии, формально существующим с 2000 года.

Экономические проблемы

Российские власти поставили амбициозные макроэкономические задачи, в том числе обеспечение экономического роста выше среднемирового уровня, удержание инфляции в пределах 4 процентов в год и ежегодный рост производительности в размере 5 процентов.

По мнению Брайана Тейлора из Сиракьюсского университета, подобные цели «очень высоки», и их «вряд ли удастся достичь в ближайшие пять или шесть лет». Макроэкономическая стабильность действительно присутствует в России, но темпы роста не дотягивают до среднемирового уровня. Действительно, в январском докладе Всемирного банка «Глобальные экономические перспективы» приводится прогноз относительно того, что в 2019 году ВВП России вырастет на 1,5 процента, в то время как глобальная экономика увеличится на 2,9 процента.

Кроме того, отмечалось, что ключевой проблемой для российских властей остаются санкции – и вероятно, подобная ситуация сохранится в течение ещё некоторого времени. Воздействие санкций на российский истеблишмент оценил Найджел Гулд-Дэвис из Международного колледжа Университета Махидола. По его мнению, бизнес-элиты страны пребывают в «беспрецедентном состоянии тревоги».

Вместе с тем, некоторые недавние новости говорят о том, что некоторые её представители явно выиграли от санкций. Так, Дэвид Джакони из Университета Джорджа Вашингтона заявил, что, хотя санкции усилили политический риск, связанный с ведением бизнеса с Россией, и отпугнули многие западные компании, ослабленный рубль сделал российские экспортные товары намного более конкурентоспособными на мировых рынках и способствовал увеличению профицита бюджета страны. Кроме того, подчеркнул Джакони, Москва предприняла шаги по расширению сотрудничества со странами Восточной и Юго-Восточной Азии, а также Ближнего Востока, что в некоторой степени ослабляет эффект санкций.

Таким образом, хотя санкции серьёзно ударили по некоторым представителям элиты и компаниям, породив «облако риска», окружающее бизнес в России, правительство накапливает ресурсы для «увеличения расходов» в случае очередного кризиса. В целом участники дискуссии, обсуждающие экономику России, сошлись на том, что санкции не будут сняты в ближайшее время.

Место России в мире

Участники дискуссии также обсудили различные аспекты российской внешней политики, в том числе отношения Москвы с бывшими советскими республиками и её сдвиг в сторону Восточной и Юго-Восточной Азии, а также российско-американские отношения.

Ирина Бусыгина из Высшей школы экономики рассмотрела вопрос отношений России с другими постсоветскими государствами. Основное внимание было уделено Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС), который эксперт назвала «первой относительно успешной попыткой создания сильных многосторонних институтов постсоветской региональной интеграции». В общих чертах, до 2014 года переговоры о создании ЕАЭС предусматривали «непрозрачные двусторонние сделки» с потенциальными членами, однако после украинского кризиса этот подход изменился. Москва почувствовала, что больше не может позволить себе потерю «какого-либо члена» Союза, и быстро перешла к созданию «амбициозного многостороннего проекта в Евразии».

Кроме того, по словам Дмитрия Горенбурга из Гарвардского университета, Россия сблизилась со странами Юго-Восточной Азии в рамках политики общего «поворота на восток», начавшейся после финансового кризиса 2008 года. Цели этой линии довольно многочисленны: предотвращение чрезмерной зависимости от Запада, модернизация российского Дальнего Востока, поиск рынков для российского оружия и ресурсов и так далее.

В обсуждении российско-американских отношений преобладал аспект санкций; отдельно и не столь развёрнуто были рассмотрены арктические вопросы. Общие перспективы оценивались как относительно безрадостные, однако Иван Курилла из Европейского университета в Санкт-Петербурге заявил, что возвращение к нормальным отношениям «не так уж и далеко», как может показаться. По его мнению, Соединённые Штаты переживают «кризис идентичности», завершение которого способно дать возможность улучшения отношений, как это не раз случалось в переломные моменты прошлого.


Добавить комментарий