Уолл-стрит теряет веру в сланцевую индустрию

Похоже, что для инвесторов с Уолл-стрит сланцевая индустрия растеряла изрядную часть своей привлекательности. Звучавшие в течение десятилетия обещания так и не претворились в жизнь, и Крупные Финансы приступили к разрыву некоторых связей с небольшими сланцевыми бурильщиками, которые не оправдали ожиданий.

Как сообщает Wall Street Journal, общая сумма новых сделок по акциям и облигациям, заключённых представителями сланцевой индустрии, составила всего 22 миллиарда долларов. Этот показатель упал более чем в два раза по сравнению с уровнем 2016 года, который был крайне сложным периодом для рынка.

Резкий спад объёма новых долговых обязательств и эмиссии акций выразительно говорит о том, что крупные инвесторы больше не рвутся финансировать нерентабельное сланцевое бурение. Стоит отметить, что это новые тенденции. В течение многих лет Уолл-стрит финансировала эту убыточную деятельность, прислушиваясь к обещаниям по поводу того, что быстрый рост добычи в конечном итоге окупится.

Сланцевые скважины характеризуются резкими темпами падения производства, причём в течение года-двух из скважины извлекается до трёх четвертей общего объёма добычи. Таким образом, выработка резко снижается после первоначального всплеска.

Конечно, всё это было известно с самого начала, и Уолл-стрит давно располагает полной информацией о происходящем. Но крупные инвесторы питали надежды, что сланцевые компании нарастят масштабы, добьются высокой продуктивности и снизят объёмы безубыточности до уровней, позволяющих получать прибыль.

Однако этого так и не произошло. Несмотря на то, что некоторые бурильщики работают рентабельно, в целом по отрасли, с момента её «выхода на арену» в середине 2000-х годов, денежный поток, по существу, был отрицательным. Например, по оценкам МЭА, совокупный отрицательный свободный денежный поток в сланцевой индустрии в 2010-2014 годах перевалил за 200 миллиардов долларов.

С тех пор убытки несколько сократились, но иссякло и терпение Уолл-стрит. В 2018 году цены на нефть достигли самых высоких за последние годы уровней, но несмотря на это, выпуск новых долговых обязательств и акций упал. Это затрудняет финансирование малых и даже средних компаний. Таким образом, совершенно неудивительно, что за последние несколько месяцев возникла волна сокращения расходов.

Wall Street Journal отмечает, что кредитная среда также ухудшилась, когда рынок достиг своей низшей точки в 2016 году. Контролирующие органы ужесточили требования по кредитованию, повысив стоимость привлечения капитала для обременённых задолженностью бурильщиков, что, разумеется, ещё сильнее затруднило для них переход к прибыльной деятельности.

В довершение всех бед, докучливые инвесторы стали гораздо более требовательными, чем раньше, призывая компании прекратить неумеренные расходы и вместо этого заняться выплатой дивидендов акционерам. Подобная политика оставляет ещё меньше средств для вложения обратно «в землю». Ранее в этом месяце финансовый конгломерат Barclays резко снизил рейтинг Occidental Petroleum до уровня «ниже среднерыночного», сославшись на отрицательный платёжный баланс компании, возникший после выплаты дивидендов, хотя в тот момент ожидалось, что компания сможет достичь своих амбициозных производственных целей.

Некоторые бурильщики оказались в ещё более сложной ситуации. Так, Wall Street Journal сообщает, что CNX Resources потеряла более 20 процентов с конца января, когда объявила, что уступает давлению инвесторов в отношении сокращения расходов. Это вызвало подозрения на тему того, что она не достигнет целевых производственных показателей. Таким образом, для некоторых компаний складывается безвыходная ситуация.

Какой вывод можно сделать из всего этого? Как отмечает Лиам Деннинг на страницах Bloomberg, «распространённая среди фрекинговых компаний финансовая модель исчерпала свои возможности». По словам Деннинга, с 2006 года уровень доходности капитала в сланцевой индустрии не превышал 10 процентов, но, утверждает эксперт, это, скорее, особенность отрасли, а не перебои её работы.

По мнению аналитиков Rystad Energy, 33 крупнейших сланцевых компании, ценные бумаги которых обращаются на бирже, будут изо всех сил стараться угодить акционерам, одновременно сокращая долг. На эти предприятия приходится 39 процентов сланцевой добычи в США. «Сланцевые компании по разведке и добыче бьются за то, чтобы ублажить инвесторов и одновременно снизить долю заёмных средств. Несмотря на значительное сокращение использования долгового финансирования в прошлом году, прогнозируемый свободный денежный поток в 2019 году едва покрывает обязательства компаний. Это ставит их на «тонкий лёд», поскольку будущие выплаты дивидендов остаются под вопросом», – прокомментировала старший аналитик Rystad Energy Алиса Лукаш.

Сделав шаг назад, отметим, что взрывной рост сланцевой промышленности стал возможен только благодаря условиям, сложившимся после финансового кризиса 2008 года, когда ФРС отреагировала снижением процентных ставок почти до нуля. Как утверждает Бетани Маклин в своей книге «Саудовская Америка», дешёвые деньги финансировали растущую на кредитах сланцевую революцию.

Согласно расчётам Rystad, более половины совокупной задолженности 33 проанализированных компаний должно быть выплачено в течение следующих семи лет. В конечном счете, отрасли, возможно, придётся отказаться от выплаты 4 миллиардов долларов из обещанных дивидендов. «Очевидный разрыв между ожидаемыми и вероятными выплатами дивидендов подтверждает неспособность отрасли обеспечить устойчивую окупаемость средств инвесторов при одновременном уменьшении доли заёмных средств», – пояснила Лукаш.

Это не означает, что производство рухнет в пропасть. В наши дни «сланцевое безумие» всё активнее распространяется среди крупных игроков отрасли, которые поглощают небольшие компании. Например, те же «ЭксонМобил» и «Шеврон» могут оценивать ситуацию на дальнюю перспективу и вкладывать огромные средства в бурение. Подходы инвесторов этих транснациональных корпораций отличаются от воззрений акционеров небольших компаний, и, в любом случае, крупные предприятия намного более прибыльны из-за наличия различных активов в нефтепереработке, химической промышленности и других традиционных отраслях.

Таким образом, рост производства будет продолжаться ещё некоторое время, но «золотой век» остался позади.


Добавить комментарий