Является ли ошибкой распродажа нефтегазовых активов крупнейшим норвежским фондом?

На днях был сделан очередной серьёзный шаг к окончанию «эры углеводородов» – решение норвежского суверенного фонда избавиться от нефтяных активов может стать недобрым предзнаменованием для отрасли. НКО и другие организации, выступающие за отказ от ископаемого топлива, тут же объявили решение Норвежского государственного пенсионного фонда (или Нефтяного фонда) крупной победой «зелёного» движения. Правда, официальные пояснения заключаются в том, что фонд вознамерился в ближайшие годы частично избавиться от активов, связанных с нефтью и газом, по исключительно финансовым соображениям, и проблемы окружающей среды или изменения климата не обсуждались в процессе принятия решения.

Тем не менее, нефтяные компании могут оказаться в сложной ситуации, если в ближайшие пару месяцев озвученные меры начнут реализовываться. Норвежский Нефтяной фонд, активы которого составляют около триллиона долларов по всему миру, рассматривается институциональными инвесторами как своего рода ориентир. Исходя из этого, объявленное решение необходимо оценивать по существу, не принимая в расчёт политические заявления или оценки НКО. Не следует забывать о том, что финансовая структура фонда частично зиждется на огромных нефтегазовых доходах Норвегии. В то же время, на процесс принятия решений в Норвегии, похоже, также влияют национальные выборы.

Подобная перспектива замаячила с 2017 года, когда Центральный банк Норвегии призвал к частичной продаже активов нефтяных компаний, чтобы снизить зависимость государства от этого неустойчивого сектора. Тем не менее, официальное заявление о том, что решение было принято исключительно по финансовым соображениям, является спорным. Хотя последние пару лет нефтегазовая отрасль была довольно волатильной, в целом эффективность инвестиций в международные корпорации сектора оказывалась высокой. Кроме того, большинство пенсионных фондов на протяжении десятилетий проявляли большую активность на фьючерсных рынках нефти и газа, получая огромные прибыли, которые иногда даже становились основой доходности инвестиций вкладчиков.

Норвежские чиновники также заявляли о существовании серьёзной угрозы устойчивости мирового нефтегазового сектора. Однако очень странно воспринимать подобную оценку в качестве действительного и уж тем более основного фактора продажи акций и облигаций компаний, связанных с нефтью. С рентабельностью углеводородного сектора пока не наблюдается проблем. Более того, по мнению некоторых экспертов, из-за недостатка инвестиций в добывающие отрасли оставшихся игроков ожидает вполне выгодное кратко- и среднесрочное будущее. Учитывая повышение цен на нефть, ожидаемое в среднесрочной перспективе, доходность инвестиций вообще не вызывает сомнений. Большинство аналитиков даже предсказывают дефицит предложения в ближайшие несколько лет, поскольку спрос может возрасти до 120-130 миллионов баррелей в сутки. Таким образом, инвестиции в компании, связанные с разведкой, добычей и предоставлением высокотехнологичных услуг в отрасли, по-прежнему могут приносить большую прибыль.

Не исключено, что некоторые аспекты играют гораздо более серьёзную роль, чем озвучивается. Норвежский фонд демонстрирует низкие финансовые показатели. Несколько дней назад он опубликовал отчёт о деятельности за 2018 год, согласно которому доходность за этот период оказалась отрицательной, достигнув отметки минус 6,1 процента, что объясняется, в основном, слабостью фондовых рынков (для сравнения, в 2017 году этот показатель составил 13,6 процента). Это привело к потере 485 миллиардов крон, в результате чего совокупные активы составили 8,25 триллионов норвежских крон или 945 миллиардов долларов. Аналитики сразу указали на то, что в ближайшее время произойдут изменения в структуре фонда.

Стоимость активов корпораций, которые занимаются разведкой и переработкой нефти (таких как Shell, BP, Exxon и Total), которыми владеет Нефтяной фонд, составляет 37 миллиардов долларов. Первые ориентиры, обозначенные норвежскими чиновниками, говорят о том, что фонд пока не будет избавляться от своей доли в крупных нефтяных компаниях. Распродаваться будут, в основном, акции менее крупных независимых нефтяных фирм. В таких активах фонд держит около 8 миллиардов долларов. Хотя НКО и инвесторы, выступающие за отказ от ископаемого топлива, провозглашают решение фонда своей крупной победой, не следует забывать о том, что норвежский фонд владеет 67 процентами акций Equinor, норвежского нефтегазового гиганта, ранее известного как Statoil. Тем не менее, фонд будет постепенно сворачивать свои инвестиции в такие организации, как Chesapeake Energy (независимый производитель природного газа в США) и Китайская компания по эксплуатации морских нефтяных ресурсов.

Реализация решения займёт несколько лет. Основная причина подобной медлительности носит чисто финансовый характер – фонд рассчитывает, что постепенная продажа не приведёт к большой потере стоимости и не обвалит рынок.

Тем не менее, можно не сомневаться, что у большинства финансовых директоров нефтегазовых компаний выходные окажутся не особенно приятными. После появления новостей о том, что Нефтяной фонд собирается стать «Зелёным фондом», тревожные настроения станут обычным гостем в штаб-квартирах сервисных компаний нефтегазовой отрасли, таких как Schlumberger, Halliburton и Aker. НКО и правительства западных стран усиливают давление, пытаясь положить конец «нефтегазовой эре». Норвежское решение не является первым – постоянно растущее количество институциональных инвесторов в США, Британии и ЕС открыто прекращает свою поддержку сектора. Такое развитие событий негативно скажется на финансировании будущих проектов, а также на стоимости акций этих компаний. В то время, когда спрос на энергию и нефтепродукты достигает огромных масштабов, подобные действия не представляются правильными.

Некоторые аналитики даже могут заявить, что пенсионные фонды, созданные для поддержки будущих доходов их основных вкладчиков, то есть пенсионеров, «стреляют себе в ноги». Продажа активов компаний, связанных с добычей ископаемого топлива, ставит под угрозу не только будущие поставки энергии, но и финансовое положение самих фондов. Пенсионным фондам следует придерживаться осмотрительной и ориентированной на будущее инвестиционной стратегии, в рамках которой финансовое положение основных акционеров не должно подвергаться риску. Но именно эти доходы могут оказаться под угрозой в результате глобального ажиотажа, связанного с продажей акций и облигаций нефтегазовых компаний. Не только из-за обрушения биржевой стоимости их ценных бумаг, но и вследствие подрыва будущих поставок энергоносителей. Возможно, акционерам лучше использовать своё право голоса, чтобы побудить или заставить компании обратить внимание на вопросы будущих поставок энергоносителей и обеспечения устойчивого экономического будущего. Но этих целей не достигнешь полным исключением ископаемого топлива.


Добавить комментарий