Япония и Россия: экономическое партнерство под несчастливой звездой

В мае 2016 года премьер-министр Синдзо Абэ предложил новую тактику в отношении России, призванную оживить вялые двусторонние отношения, отделив политические проблемы от бизнеса и тем самым подстегнуть экономическое развитие обеих стран.

В то время как Япония надеялась использовать свои инвестиции в российскую экономику как рычаги политического давления, чтобы смягчить позицию Москвы в отношении территориального спора, Россия стремилась диверсифицировать свой «разворот к Азии», в котором доминирующее положение занимает Китай, а также привлечь капиталы и технологии, остро необходимые для развития ее восточных территорий.

План экономического сотрудничества, состоящий из восьми пунктов, предусматривал совместную деятельность в таких сферах как развитие инфраструктуры, здравоохранение и энергетика. В настоящее время, согласно сообщениям, существует 150 совместных японско-российских проектов, из которых более шестидесяти уже находятся в стадии реализации.

Однако, пока этот план никак не способствует урегулированию территориальных споров, а японские инвестиции составили всего лишь 0,03 процента от общего объема прямых иностранных инвестиций в Россию. По мнению экспертов, причина заключается в несовпадении ожиданий обеих сторон. В то время как Япония изначально предполагала сосредоточиться на сельском хозяйстве, улучшении условий и увеличении продолжительности жизни, Россия рассчитывала на приток японских инвестиций в амбициозные проекты, имеющие геополитическую составляющую.

Когда стало очевидно, что небольшие проекты не помогут заслужить доверие России, в повестку дня были включены более масштабные сделки. В качестве примеров эксперты приводят совместные инвестиции с Российским фондом прямых инвестиций (РФПИ) общим объемом 1 миллиард долларов, а также сотрудничество в области нефтедобычи в Восточной Сибири.

В ходе Восточного экономического форума во Владивостоке, российские официальные лица намекали на свое неудовлетворение по поводу весьма скромного уровня японских инвестиций и подчеркивали контраст с гораздо более щедрыми капиталовложениями, предпринятыми Китаем и Южной Кореей.

После форума администрация Абэ удвоила усилия по расширению делового сотрудничества с Россией. Японские компании заметно увеличили масштабы совместной деятельности в области энергетики с российскими компаниями, в отношении которых действую американские санкции. Структуры, связанные с правительством, такие как Японский банк международного сотрудничества JBIC и государственная корпорация Japan Oil, Gas and Metals National Corporation (JOGMEC) предоставили государственные гарантии по двусторонним деловым соглашениям, придав им более солидный имидж.

Кроме того, японские компании впервые приняли участие в переговорах по поводу долевого участия в проектах крупных российских нефтегазовых компаний, находящихся под американскими и европейскими санкциями. Так, в декабре 2018 года компания Mitsui & Co. подтвердила факт переговоров по поводу приобретения пакета акций в таких проектах как завод по производству сжиженного природного газа «Арктик СПГ-2», третья очередь завода СПГ «Сахалин-2» и «Балтик СПГ». Компания Itochu подписала соглашение с российской корпорацией «Газпром» о приобретении 10 процентов акций проекта «Балтик СПГ». При поддержке банка JBIC «Газпром» выпустил 10-летние облигации на сумму 65 миллиардов иен, что соответствует 574 миллионам долларов США. Согласно сообщениям СМИ, это вторая по величине сделка с участием заемщика из развивающейся экономики, номинированная в японских иенах.

Явный рост заинтересованности со стороны японских компаний был продиктован стремлением Токио продемонстрировать свою приверженность экономическому сотрудничеству с Москвой. Япония надеется, что 2019 год станет поворотным пунктом в переговорах по урегулированию территориальных споров с Россией, и это обусловило дополнительное давление со стороны правительства на японские компании с целью достижения ощутимых результатов.

Встреча между Абэ и Путиным в январе 2019 года, 25-я по счету, вновь была посвящена не столько проблеме заключения мирного договора, сколько экономическому сотрудничеству. Путин признал определенные успехи в этой области, но отметил, что качественного улучшения двусторонних отношений пока достичь не удалось. Путин выразил надежду на увеличение объема двусторонней торговли между двумя странами как минимум на 50 процентов в ближайшие годы, а целевым показателем был назван уровень в 30 миллиардов долларов в год. Российский президент также подчеркнул свое стремление к укреплению связей в таких сферах как сектор СПГ и обмен технологиями.

Впрочем, привлечение японских инвестиций в Россию всегда было весьма проблематичным. Японские компании в целом пессимистически настроены в отношении инвестиционного потенциала России. По их мнению, довольно сложно найти рентабельные взаимовыгодные проекты.

Несмотря на создание особых экономических зон и территорий опережающего развития с льготным режимом налогообложения, японские компании неохотно инвестируют в российский Дальний Восток из-за недостаточно развитой инфраструктуры и низкой плотности населения региона. На протяжении многих лет неэффективное тарифное регулирование, бюрократия и непрозрачная правовая система России являются главными препятствиями для японских инвесторов. Территориальный спор и западные санкции, по мнению экспертов,  представляют собой лишь второстепенные причины вялых инвестиций.

Однако, следует признать, что санкции США внесли дополнительную неопределенность в японско-российское сотрудничество. Так, в 2018 году 67 процентов японских компаний сообщили о негативных последствиях в связи с американскими санкциями.

В силу централизованного характера американской финансовой системы и доминирования доллара США, японские компании столкнулись с проблемами при совершении финансовых транзакций с российскими компаниями, внесенными в санкционные списки. Это спровоцировало сомнения относительно целесообразности предоставления им кредитов, номинированных в долларах. В результате двустороннее сотрудничество стало расширяться в сферах, освобожденных от западных санкций, таких как производство СПГ и возобновляемые источники энергии, атомная энергетика и судостроение.

По мере ужесточения американских санкций и активизации требований правительства Абэ увеличить масштабы сотрудничества с Россией, японский частный сектор оказался между молотом и наковальней.

С одной стороны, Абэ крайне ограничен во времени, поскольку он стремится урегулировать территориальный спор с Москвой до конца своей каденции и поэтому оказывает давление на японские компании, чтобы они наращивали объемы инвестиций. С другой стороны, все более жесткие американские санкции оставляют все меньше возможностей для японского бизнеса заключать сделки, в которых особенно нуждается Россия.

Несмотря на стремление Токио продвигать экономическое сотрудничество с Москвой, пока упомянутый выше план в восьми пунктах принес весьма скромные результаты. В то время как вялое взаимодействие было изначально продиктовано внутренними российскими факторами, санкции США и Европейского Союза внесли дополнительную неопределенность.

Американские санкции становятся все более существенным сдерживающим фактором для японско-российского экономического сотрудничества, а Токио выступает за более масштабные и амбициозные совместные проекты. Экстра-территориальный характер американских санкций будет и в дальнейшем тормозить развитие двусторонних отношений в сфере экономики и ограничивать возможности для бизнеса.


Добавить комментарий