Отобьют ли Россия с Китаем Индию от США чтобы построить гигантскую евразийскую сверхдержаву

Все началось с прошедшего 5 июня в Москве саммита Си и Путина. Совершенно не будучи сугубо двухсторонней, встреча подняла интеграционный процесс Евразии на новый уровень. Российский и китайский президенты обсуждали множество вопросов, начиная от прогрессии соединения Нового шелкового пути с Евразийским экономическим союзом, особенно касаемо его части внутри и вокруг Центральной Азии, до согласования стратегии по Корейскому полуострову.

Одна тема обсуждения стояла особняком: они обсуждали, как вот-вот должна будет реализоваться та же связующая роль Ирана в древнем Великом шелковом пути в новой инициативе «Пояс и дорога».

На Петербургском экономическом форуме Путин и Си только укрепили будущий план действий. И связывание в Великую Евразию должно начать создаваться сразу после саммита ШОС в Бишкеке, где Индия и Иран — одни из главных участников.

На саммите ШОС за одним столом сидели Путин, Си, Моди, пакистанский лидер Имран Хан и президент Ирана Хасан Рухани. Над всем процессом дамокловыми мечами нависали торговая война США и Китая, санкции против России и взрывоопасная ситуация в Персидском заливе.

Рухани мастерски разыграл свою карту, объяснив механизм и последствия экономической блокады США в отношении Ирана, что заставило Моди и лидеров центральноазиатских «станов» прислушаться к планам России и Китая в отношении Евразии. Все это произошло на фоне того как китайский лидер пообещал существенно увеличить китайские инвестиции по всей территории Центральной Азии через мириады проектов в рамках «Пояса и дороги».

Важно отметить, что неформальная группа РИК — Россия-Индия-Китай, не только провели трехстороннюю встречу, но и запланировала ее повтор на встрече G20 в Осаке.

Формат RIC восходит к старому стратегическому лису-востоковеду Евгению Примакову конца 1990-х годов. Формат стоит истолковать как базу для многополярности образца 21 века, и нет никаких сомнений в том, как это будет истолковано в Вашингтоне.

Индия, являющаяся важным стержнем в стратегии Индо-Тихоокеанского региона, смирилась с «экзистенциальными угрозами» альянса Россия-Китай — «равного конкурента», которого так боялись с тех пор, как в 1904 году основатель геополитики/геостратегии Хэлфорд Макиндер опубликовал свою «Географическую ось истории» и который наконец появился в Евразии.

Блок РИК также был базой для создания группы БРИКС, хотя Москва и Пекин дипломатично воздерживаются от подобных заявлений. Однако учитывая что текущего президента Бразилии Жаира Болсонаро рассматривают лишь как инструмент администрации Трампа, не удивительно что Бразилия из саммита РИК в Осаке была исключена.

Внутренние трехсторонние связи в РИК чрезвычайно сложны. Например на саммите ШОС Моди заявил, что связывающие регионы проекты Индия поддержит только при соблюдении «уважения суверенитета» и «региональной целостности». Это был намек на неприятие инициативы дороги и пути, особенно учитывая флагманскую природу китайско-пакистанского экономического коридора, который, как настаивает Индия, незаконно пересекает Кашмир. Однако Индия не блокировала финальное заявление по итогам бишкекской встречи.

Важно то, что взаимные отношения Си и Моди на встрече ШОС были так благоприятны, что министр иностранных дел Индии Виджай Гокхале признал ее как «начало процесса, после формирования правительства Индии по созданию отношений Индии и Китая с обоих сторон в более широком контексте 21 века и нашей роли в Азиатско-Тихоокеанском регионе». В Индии в октябре должен будет пройти саммит между Цзиньпинем и Моди, а потом они снова встретятся уже на саммите БРИКС в ноябре в Бразилии.

В качестве посредника Путин весьма преуспел. Он пригласил Моди в качестве почетного гостя на Восточном экономическом форуме во Владивостоке, который назначен на начало сентября. Суть отношений в том, чтобы показать Моди выгоды для Индии в присоединении к процессу интеграции Большой Евразии, нежели ее вспомогательную в отношениях с Соединенными Штатами роль в производстве для них товаров «Made in USA».

Может даже подразумеваться трехстороннее партнерство в развитии Полярного шелкового пути в Арктике, который при смелых прогнозах может представлять собой встречу китайской инициативы Пояс и дорога и российского Северного морского пути. China Ocean Shipping (Cosco) уже является партнером российской компании ПАО «Совкомфлот», осуществляя из Сибири поставки природного газа на восток и запад.

Одно из ключевых решений, которые предстоит принять Моди, заключается в том, продолжать ли импортировать иранскую нефть, учитывая что освобождения от американских санкций больше нет. Россия готова помочь Ирану и таким его уставшим азиатским клиентам как Индия, если ЕС будет продолжать затягивать внедрение своего механизма оплаты.

Индия является крупнейшим потребителем иранских энергоресурсов. Иранский порт Чабахар абсолютно необходим, если мини-Шелковый путь Индии намеревается дотянуться через Афганистан до Центральной Азии. Учитывая что администрация Трампа наложила на Индию санкции за намерение купить российские С-400 а также потерю привилегированного торгового статуса с США, то дрейф прочь от проекта «Пояс и дорога», с Ираном как основным поставщиком энергии в качестве ключевого вектора, стал бы упущением экономических возможностей.

Теперь, после полного утверждения дорожной карты стратегического партнерства между Россией и Китаем, основной задачей РК стало привлечение на свою сторону Индии, чтобы РК превратился в полноценный РИК. Отношения России и Индии уже расцвели в полноценное стратегическое партнерство, и похоже, дуэт Си-Моди также синхронизировался. И Осака может стать тем поворотным пунктом геополитики, который утвердит консолидацию РИК навсегда.


Добавить комментарий