Рынки и СМИ сильно преувеличивают значение эпидемии коронавируса

В недавней статье, опубликованной ресурсом oilprice.com, эксперты предупреждали о склонности большинства СМИ к ажиотажу, когда речь заходит об эпидемиях. Человеческий мозг имеет тенденцию путать серьезность последствий заболевания с вероятностью того, что это произойдет. Подобно тому, как мы оказываемся бессильны против преувеличенного страха перед терроризмом или нападениями акул, большинство не отдает себе отчета об истинной степени опасности эпидемии.

Средства массовой информации сегодня тесно взаимосвязаны и одержимы жаждой сенсаций. А это означает, что любое заблуждение может перерасти в массовую истерию и страх на рынках, которые, в свою очередь, способны оказать ощутимое влияние на мировую экономику. Цены на нефть рухнули, фондовые рынки обвалились до самой низкой отметки после мирового финансового кризиса 2008 года, а индекс Dow Jones вообще зафиксировал исторический однодневный минимум. Все это произошло благодаря распространению эпидемии китайского коронавируса в Южной Корее, Италии, Иране и Японии. Однако, по мере того как этот процесс продолжается, большинство рыночных обозревателей, судя по всему, упускают из внимания один важный фактор, который проиллюстрирован графиком.

Это кривая эпидемии, отражающая количество новых случаев заболевания в Китае в сутки. Судя по цифрам, вторая по величине экономика планеты и крупнейший импортер демонстрирует успешное сдерживание коронавируса. Более того, страна уже начала «перезагружать» свою экономику.

Резкий скачок в середине приведенного выше графика, был вызван тем, что Китай изменил метод учета, отказавшись от регистрации позитивных результатов тестов в пользу регистрации клинически установленных диагнозов. Эта тенденция, вероятно, еще более ярко отражена на следующем графике, изображающем вспышку заболеваемости в провинции Гуандун.

Гонконгский центр охраны здоровья регулярно обновляет данные о динамике эпидемии, включая все боле или менее масштабные вспышки за пределами Китая. Все данные свидетельствуют о том, что эпидемия находится под контролем. Китайская экономика возвращается к нормальной работе. Можно с уверенностью сказать, что правительство страны делает все возможное, чтобы стимулировать максимально быстрое восстановление экономического роста.

Однако, СМИ, как правило, размещают совсем иную статистику и графики. Вместо отслеживания динамики они жонглируют совокупными данными и грубыми цифрами в отрыве от контекста. Если судить по кумулятивным графикам, можно подумать, что смертность и количество случаев заболевания только растет. Само собой разумеется, что при таком подходе цифры могут лишь увеличиваться или оставаться на одном уровне.

Однако, вот график, который является гораздо более актуальным, и он показывает общую тенденцию к снижению числа новых подтвержденных случаев заражения коронавирусом в мире (красный), а также рост числа случаев выздоровления (зеленый).

Эти данные позволяют сделать вывод, что сдерживание коронавируса – вполне реальная задача, и если правительства будут продолжать следовать оптимальной практике, новые вспышки можно будет контролировать без столь значительных негативных последствий для экономики.

На самом деле, наибольшая угроза на сегодняшний день исходит не от эпидемии заболевания, а от эпидемии истерии. Государственные органы и учреждения здравоохранения реагируют так, как они и должны реагировать, для предотвращения наихудшего сценария. Однако, для общества и рынков подобная реакция не является ни логичной, ни благотворной.

Например, Всемирная организация здравоохранения недавно повысила уровень глобального риска от вспышки коронавируса до «очень высокого», и это известие распространилось по всем мировым СМИ со скоростью лесного пожара. В то же время, глава ВОЗ подчеркнул, что самыми серьезными и труднопреодолимыми проблемами являются страх и дезинформация. Именно страх и дезинформация являются главным драйвером негативных настроений на мировых рынках.

Еще один способ, который средства массовой информации используют для нагнетания страха и истерии – сообщение данных о количестве смертельных случаев без контекста. Возьмем для примера следующие цифры: общее количество случаев заболевания коронавирусом – 86022, а количество случаев летального исхода – 2942. На первый взгляд, повод для страха налицо. Однако, если сравнить их с ежегодными показателями смертности от других заболеваний, эти цифры вовсе не столь уж велики. Так, например, от кори умерли 140 тысяч человек, от гриппа – 650 тысяч человек, туберкулез стал причиной полутора миллионов смертей, а инфекционный гастроэнтерит – 1,8 миллиона.

Вообразите, что было бы, если бы о каждом случае смерти от гриппа сообщалось на первых полосах всех средств массовой информации. Например, вы, возможно, будете очень удивлены, узнав, что только в Соединенных Штатах с начала 2020 года от гриппа умерли 105 детей, что является вторым по величине показателем с момента появления подобной статистики в 2004 году.

Еще одна важная информация, которую часто забывают сообщить авторы статей о коронавирусе – это зависимость смертности от возраста и состояния здоровья заболевших. Так, для инфицированных коронавирусом людей в возрасте до 50 лет показатель смертности ниже 1 процента. Тот же показатель для людей, которые на момент заражения не страдали никакими заболеваниями, также составляет менее одного процента.

Важно понять, что когда речь идет о мерах здравоохранения, направленных на сдерживание эпидемии, всегда приходится иметь дело с компромиссом между смертями, вызванными эпидемией, и смертями, связанными с экономической стагнацией. Бедность – одна из ключевых детерминант здоровья, а экономический рост – самый мощный инструмент сокращения бедности. Это не игра с нулевой суммой, и это соображение должно принять в расчет китайское правительство, когда население страны вернется к нормальной работе.

Вполне возможно, что в начале 2019 года на фондовых рынках наблюдался подъем конъюнктуры до уровня, не имеющего объективной основы, и коронавирус стал тем «черным лебедем», который был необходим, чтобы все это рухнуло на землю. Что касается нефтяных рынков, здесь на данный момент имеется много «медвежьих» новостей: избыток предложения на мировом рынке, Россия готовится выйти из соглашения ОПЕК+, а ливийская нефть готова вернуться на рынок.

Китайский спрос в первом квартале, несомненно, упал, причем пострадали все, от перерабатывающих заводов до импортеров, причем довольно сильно. Впрочем, падение цен на нефть в первом квартале было полностью оправдано макроэкономической динамикой. Но данные на сегодняшний день не говорят о том, что эпидемия коронавируса растет. Более того, они показывают, что экономика Китя уже начала возвращаться в нормальный режим работы. Однако, вопрос в том, когда эти данные начнут отражаться на рынках?


Добавить комментарий