Танцы Эрдогана с Путиным: унизительно, но позволяет сохранить лицо

На турецком языке есть высказывание, которое можно примерно перевести как, «То, чем ты окажешься в четверг, ясно уже по тому, как ты выглядишь в понедельник».

Когда 5 марта президент Турции Эрдоган и сопровождающие его высокопоставленные чиновники отправились в Москву, то ожидали быстро добиться перемирия в удерживаемом боевиками сирийском Идлибе. Многие турецкие эксперты предсказывали, что встреча Эрдогана с российским президентом Владимиром Путиным приведет к временному соглашению, которое может оказаться для Эрдогана спасением, а военные успехи сирийской армии, достигнутые в Идлибе, не обернутся вспять в пользу Турции и ее сирийских прокси-сил.

Именно это и произошло.

Согласившись прилететь в Москву после неоднократных запросов на встречу, вместо того чтобы принять Путина в Стамбуле, Эрдоган тем самым продемонстрировал свою слабость. Этим он показал, что Путин нужен ему больше, чем он нужен Путину.

Видеозапись приема Эрдогана в Кремле была полна безошибочных сцен унижения султана Турции царем России. Когда Эрдоган сел рядом с Путиным, последний встал и сделал грубый жест, призывающий членов турецкой делегации к рукопожатию. Он вел себя так, будто оказывал им услугу. Турецкие представители, в том числе министры иностранных дел и обороны, а также «главный шпион страны» неуклюже поспешили к Путину. Они больше походили на школьников, которых вызвал директор школы.

Редактор Al-Monitor в России Максим Сучков в Твиттере обратил внимание на символику, указав на статую Екатерины Великой и скульптуру русских солдат, победивших османов.

Для всех, кто осведомлен о тяге Путина к символизму в посланиях своей политики, кажется очевидным, что хореография кремлевского приема Эрдогана была тщательно спланирована, и призвана унизить его и навязать соглашение по Сирии на условиях России.

Так появился «Сочи 2.0», как некоторые любят его называть, или, как гласит его официальное название, «дополнительный протокол» к Сочинскому меморандуму о взаимопонимании от 17 сентября 2018 года. Протокол состоит из трех пунктов:

— Прекратить все военные действия вдоль линии соприкосновения в районе Идлиба, начиная с 12:01 утра 6 марта.

— На глубине 6 км будет установлен коридор безопасности к северу и 6 км к югу от автомагистрали M4.

— 15 марта начнется совместное турецко-российское патрулирование вдоль автомагистрали М4 от населенного пункта Трумба до поселения Айн-эль-Гавр.

Эродоган не мог, и не выполнил того, что обещал в сентябре 2018 года. Сейчас, в марте 2020 года в Кремле, он был вынужден принять факты того, что было достигнуто сирийскими властями при поддержке России в ходе наступательных боев в Идлибе.

В дополнительном протоколе вообще не упоминается трасса М5 и турецкие наблюдательные посты, оставшиеся в тылу сирийских войск. Для России и ее дамасского союзника это перестало быть проблемой.

Что касается М4, которая, по большей части, все еще под контролем протурецких сил в Сирии, к северу и югу от нее будет установлен коридор безопасности глубиной в 6 км. Это значит что Турция взяла на себя обязательства убрать своих прокси с М4, чтобы трасса могла быть открыта для транзитного движения. На самом деле, это был 8 пункт сочинского соглашения 2018 года, который до этой поры не был реализован и являлся главной целью наступления сирийской армии в Идлибе.

Так каков же элемент «сохранения лица» для Эрдогана в новой сделке по Идлибу? Прекращение огня, которого он так желал добиться. Этого для Эрдогана было достаточно, чтобы представить у себя в стране сделку как то, что он получил от Москвы то, что и намеревался получить.

Подконтрольные правительству турецкие СМИ почти не обратили внимания на формулировку московского документа, в котором содержится призыв «прекратить все военные действия вдоль линии соприкосновения». Это было молчаливое признание Турцией того, что в Идлибе появились новые факты, которые Турция не будет пытаться изменить. «Линия соприкосновения» сильно отличается от той же линии времени Сочи-2018.

Эрдоган выдвинул ультиматум сирийским правительственным силам о выводе к концу февраля их сил к границам 2018 года, пригрозив, что «ни одна голова не останется на своих плечах», если они не послушаются. Однако сирийские силы продолжали наступать.

Вопреки официальной пропаганде, турецкая армия показала себя далеко не блестяще. Нет сомнений что турецкая артиллерия и беспилотники нанесли существенный ущерб возможностям сирийской армии. Однако за 72 часа до встречи в Кремле Турция потеряла 10 беспилотников.

Изрядно потрепанным правительственным сирийским силам нужен был перерыв, чтобы зализать раны — а также чтобы Россия пополнила их арсенал — но это же касается и Турции. Потерю беспилотников и человеческие потери в ближайшем будущем невозможно было бы выдержать. Поэтому позволяющая сохранить лицо сделка с Путиным, пусть якобы и временная, на некоторое время спасла Эрдогана.

Путин снова сыграл с Эрдоганом и снова выиграл.

Ченгиз Кандар — обозреватель «Пульса Турции» в «Аль-Монитор». Являясь журналистом с 1976 года, он — автор семи книг на турецком языке, в основном по проблемам Ближнего Востока. В настоящее время он является почетным приглашенным ученым в Институте турецких исследований Стокгольмского университета и старшим научным сотрудником Шведского института международных отношений.


Добавить комментарий