Саудовская Аравия и Россия могут долго вести ценовую войну на рынке нефти, но она будет сопровождаться колоссальными политическими издержками

Россия и Саудовская Аравия обладают достаточной мощью, чтобы продолжать ценовую войну на нефтяном рынке на протяжении большей части нынешнего года, что усугубит тяжелое положение канадских производителей, уже пострадавших от коронавируса и ограничений, связанных с прокладкой трубопроводов. Высказываются предположения, что русские видят в обрушении цен на мировом рынке нефти возможность переломить хребет американской сланцевой индустрии.

Низкая себестоимость добычи нефти в сочетании с огромными золотовалютными резервами, которыми обладают враждующие крупнейшие экспортеры нефти, по мнению аналитиков, означает, что в конечном итоге к перемирию их могут подтолкнуть не экономические, а политические соображения.

«То, что происходит сегодня – первый раунд боя тяжеловесов, – сказал Мэтью Рид, вице-президент вашингтонской консалтинговой компании Foreign Reports. – Каждый месяц примерно в это время мы будем следить за динамикой официальных цен на нефть, и, возможно, это лишь первое значительное снижение».

В понедельник 9 марта цены на нефть резко обрушились после того, как Россия отказалась уступить давлению со стороны Эр-Рияда и присоединиться к ОПЕК в ее планах по дальнейшему сокращению добычи. Целью этого сокращения было создание барьера на пути снижения цен, вызванного замедлением экономики и снижением спроса вследствие эпидемии коронавируса. Позиция России побудила Саудовскую Аравию вместо этого, напротив, увеличить производство и обрушить цены.

Так началась ценовая война между крупнейшими энергетическими державами. Цены на нефть обрушились на 30 процентов, приведя в полное замешательство рынки, и без того нестабильные из-за распространяющегося коронавируса COVID-19.

Аналитики отмечают, что с экономической точки зрения обе страны имеют все возможности для того, чтобы продолжать свою ценовую войну на протяжении достаточно длительного времени, благодаря большим золотовалютным запасам, которые можно использовать в случае необходимости. Так, по данным Международного валютного фонда, валютные резервы Саудовской Аравии составляли по состоянию на конец 2019 года около 512 миллиардов долларов, в то время как аналогичный показатель России несколько выше. Резервы Москвы составляют 517, 5 миллиарда долларов.

Саудовская Аравия может добывать нефть с издержками на уровне 3 долларов за баррель, однако ее бюджет сбалансирован исходя из средневзвешенной цены на уровне 83,6 доллара за баррель. Издержки России в среднем составляют около 30 долларов за баррель, но уровень безубыточности для бюджета там гораздо ниже – 49,2 доллара за баррель.

«Таким образом, теоретически, они могут продолжать конфликт довольно долго, но при этом нести весьма болезненные издержки, – сказал председатель консультативной группы Атлантического совета по вопросам энергетики Дэвид Голдвин. – Именно поэтому, в конечном итоге, решающую роль для них будет играть не экономика, а политика».

По мнению Голдвина, попытка российского президента Владимира Путина внести в российскую конституцию изменения, которые позволят продлить срок его полномочий, создала угрозу для его популярности в стране, одновременно оказав дополнительное давление на правительство, от которого требуется обеспечить процветание за счет доходов от экспорта нефти.

Между тем, Саудовская Аравия сталкивается с той же настоятельной необходимостью обеспечить благосостояние нации, даже несмотря на то, что ей приходится вести дорогостоящую войну в Йемене, в то время как курс акций нефтяной компании Saudi Aramco стремительно падает на фоне нынешних потрясений на мировом рынке.

Круг инвесторов этой государственной нефтяной компании, акции которой были впервые размещены на фондовом рынке в прошлом году по личному распоряжению наследного принца Мохаммеда бин Салмана, насчитывает около 20 процентов населения Саудовской Аравии.

«Именно эти проблемы будут определять, как долго продлится нынешняя «игра нервов, – сказал Голдвин. – Я буду потрясен, если она не прекратится в течение ближайших шести месяцев, потому что экономическое давление на оба режима будет слишком велико. У них есть средства, чтобы продолжать ценовую войну, но обоим соперникам не хватает запаса политической выносливости».

Велика вероятность того, что сопутствующий ущерб, нанесенный американским и канадским сланцевым производителям, которые в последние годы наводнили мировые рынки, в то время как группа ОПЕК+ сократила объем добычи, будет весьма значительным. Это сокращение добычи стало огромным разочарованием для России. В нынешних условиях можно ожидать, что как канадские, так и американские компании ожидает дефицит доступа к заемным ресурсам, что приведет к банкротству и уходу с рынка большинства мелких и средних производителей, которые уже имеют чрезмерно высокий уровень задолженности.

«Русские видят в этом шанс переломить хребет американской нефтяной индустрии, потому что многие сегменты американской промышленности не имеют доступа к капиталу и обременены огромными долгами», – сказал Питер Терцакян, глава исследовательского института ARC Energy, расположенного в канадском Калгари.

Впрочем, другие аналитики считают, что тяжелый удар по американской сланцевой индустрии является для России скорее дополнительным бонусом, а не главной целью ценовой войны.

«Возможно, что русские опередили события, и теперь они видят, что ситуация намного хуже, чем кажется, и надеются, что все утрясется более естественным путем и закончится всеобщей дракой за долю рынка. Или они рассчитывали, что Саудовская Аравия и некоторые другие страны будут продолжать сокращение добычи несмотря ни на что. Если их ставка была именно такова, они ошиблись», – полагает Мэтью Рид из компании Foreign Reports.

«Когда эта война закончится, побочный ущерб будет ощущаться во все мире», добавил эксперт.

«Главное отличие от всех предыдущих ценовых войн, учитывая нынешние особые условия, состоит в том, что сегодня никто не может рассчитывать, что низкие цены на нефть дадут толчок развитию мировой экономики, – сказал Рид. – Потребители не готовы потреблять, и дело здесь не в цене. Причина в том, что их поведение изменилось на фоне глобального кризиса, вызванного эпидемией коронавируса».

Нефтезависимые экономики Ближнего Востока, которые уже столкнулись с проблемами из-за сокращения спроса, связанного с коронавирусом и политической нестабильностью, по его мнению, могут ожидать массовые беспорядки, вызванные истощением бюджета. «Это последнее, что нужно сегодня большинству из этих стран, и такая перспектива делает их соседство еще более опасным для Саудовской Аравии», – добавил он.


Добавить комментарий