Крах нефтяных империй Персидского залива неуклонно надвигается

Для большей части мира нефтяные богатства являются проклятием. Доходы таких богатых нефтью стран как Нигерия, Ангола, Казахстан, Мексика и Венесуэла тают на глазах.

Только в Персидском заливе нефть стала благословением, позволившим построить государства. Обнаружение обширных запасов нефти в неуправляемом и отчаянно бедном регионе превратило его в один из самых богатых на планете. Катар, Кувейт и Объединенные Арабские Эмираты — все они даже богаче Швейцарии. Даже Саудовская Аравия, Бахрейн и Оман находятся на одном уровне с Японией или Британией.

Однако нынешняя ценовая война на рынке нефти лишь ускорит момент, когда неустойчивая природа экономик стран Залива даст о себе знать в полную силу.

Сейчас все шесть монархий вместе с Россией на полную открыли кран, с намерением затопить рынок сырой нефтью и смыть ей производителей с высокой стоимостью добычи. Хотя 2,5 миллиона баррелей в день, планируемых Саудовской Аравией, пока являются крупнейшей волной этого цунами, ее соседи тоже не отстают. ОАЭ добавит 200 тысяч баррелей в день, тогда как Кувейт поднимет добычу до 110 тысяч баррелей ежедневно. Россия увеличит суточную добычу на 200 тысяч баррелей.

Это увеличение добычи происходит не из-за геополитики. Это математический результат снижения цены на нефть. Когда за каждый баррель нефти долларов поступает меньше, то монархиям залива приходится качать больше, чтобы хоть как-то поддержать свой уровень доходов.

В принципе, запасов достаточно. Даже при самом экстремальном сценарии, когда цены на нефть упадут до 10 долларов за баррель, и почти вся мировая нефтяная отрасль начнет терять прибыль, страны Персидского залива останутся в плюсе. Проблема для экономики этих стран в том, что им нужны гораздо более высокие цены на нефть, чтобы сбалансировать бюджеты и поддержать свои валюты, привязанные к доллару.

Центральные банки региона и суверенные фонды благосостояния накопили огромные суммы, позволяющие пережить такой кризис, а также долгосрочные риски снижения спроса. Однако такие низкие цены грозят эти накопления быстро осушить.

Взять к примеру чистые финансовые активы правительства Саудовской Аравии — резервы центрального банка, а также активы суверенного фонда благосостояния за вычетом государственного долга. За 4 года до 2018-го они с 50% снизились до всего 0,1% от валового внутреннего продукта, когда стоимость нефти сильно снизилась с цен в $100 за баррель на конец 2014-го. Королевству, вероятно, придется занимать для балансирования бюджета, даже если цены вновь поднимутся до $80 за баррель.

За те же 4 года общие чистые финансовые активы монархий залива снизились на половину триллиона долларов, примерно до $2 триллионов. Даже если пик спроса на нефть не настанет до 2040 года, эта оставшаяся сумма может истощиться к 2034-му. Нефть по $20 ускорит расходы, истощив запасы накоплений уже к 2027-му.

При барреле в $50-55, международные резервы Саудовской Аравии сократятся до примерно 5-месячного объема импорта уже к 2024 году. Эта тревожная перспектива в течение нескольких месяцев может привести королевство к кризису платежного баланса и заставит его отказаться от привязки к доллару подкреплявшей мировую торговлю нефтью на протяжении целого поколения. Однако цены, которые мы сейчас наблюдаем, делают этот сценарий чуть ли не оптимистичным.

Еще есть время предотвратить это будущее, но оно повлечет за собой серьезные изменения в наших представлениях о Персидском заливе и его роли в мировой экономике.

Правительства региона после снижения цен в 2014 году прибегли к жестким сокращениям бюджета, отказавшись от субсидий и введя налоги на продажи так, что это подкосило основы их государств со всеобщим гражданским благосостоянием. Если они падут еще ниже, то появится давление добавить дополнительные налоги и сократить раздутые государственные службы. Ничто из этого не вызовет поддержку граждан, никогда не обладавших роскошью демократического голосования. Также могут сократиться огромные оборонные расходы, составляющие до трети всех бюджетных трат.

Эпоха, когда страны Персидского залива и их суверенные фонды благосостояния были волшебными банкоматами, готовыми платить максимальные цены за любые активы на всех континентах, возможно, подходит к концу. Они могут даже стать чистыми продавцами активов. Это окажет влияние на многие учреждения, например, рынок американских ценных бумаг, где Саудовская Аравия держит около $183 миллиардов долларов.

За последние полвека монархии оседлали волну огромного богатства, но любая волна неминуемо разбивается. Будущие поколения никогда не увидят тех уровней богатства, которым пользуется нынешнее поколение. Возможно, нефтяное проклятие все же не миновало страны Персидского залива. Возможно, этот момент лишь был отложен.


Добавить комментарий